Коррекция классов

В России ликвидируются элитные школы и гимназии

Общеобразовательная школа-интернат «Интеллектуал»
Общеобразовательная школа-интернат «Интеллектуал»
Фото: Александр Щербак / «Коммерсантъ»

Лучшие московские школы оказались на грани банкротства. В сентябре им в несколько раз сократили финансирование. Сейчас они вынуждены искать спонсоров либо урезать программы и становиться частями больших образовательных корпораций. Педагоги боятся, что реорганизацию элитные школы не перенесут. Укрупнение грозит также школам для инвалидов и девиантных детей. Эксперты отмечают, что московская модель уравниловки распространяется на всю страну. Те же самые процессы проходят в Туле, Рязани, Ульяновске. На очереди — другие регионы. На 11 октября в Москве намечен митинг против усреднения образования.

Всю неделю у здания столичной мэрии на Тверской улице в одиночных пикетах с плакатами «Школы должны быть разными!» дежурили учителя школы-интерната для одаренных детей «Интеллектуал». В конце сентября вышел приказ департамента образования Москвы об объединении их школы с гимназией №1588. В случае если школа на слияние не согласится, ей обещали серьезные денежные проблемы. Собственно, они уже есть. Принятый ранее федеральный закон об образовании упразднил все виды образовательных учреждений: гимназии, лицеи, специализированные, коррекционные и другие. И лишил их права на дополнительное финансирование программ: углубленное изучение предметов, деление классов на подгруппы, индивидуальные занятия, проектно-исследовательскую деятельность, медико-психологическое сопровождение учеников, круглосуточное пребывание.

Авторы этого закона надеялись, что если муниципальные власти посчитают расходы целесообразными, то оплатят их самостоятельно из местных бюджетов. В большинстве регионов так и сделали. Но Москва пошла другим путем.

Неравный брак

Столичная мэрия объявила, что все дети равны и элитные школы — не нужны. В каждой должны быть созданы «равные возможности», в том числе финансовые. В 2011 году был запущен пилотный проект по повышению качества образования. Участникам предлагали поднять действовавший тогда минимальный норматив на содержание ребенка — с 63 до 123 тысяч рублей в год. Обычные районные учреждения охотно соглашались на условия. Продвинутые, имевшие прежде гораздо большие деньги, — не спешили. Тем более для них был установлен переходный мораторий на снижение «тарифов». Но в этом сентябре все надбавки срезали.

«Сейчас мы получаем в два раза меньше, чем соседние школы, — рассказывает учитель математики Алексей Сгибнев. — Когда начали задавать вопросы чиновникам, просить хотя бы уравнять нас по деньгам с остальными, получили ответ, что это возможно только путем слияния. Но такие проблемы поспешно не решаются. Создать что-то хорошее нелегко. А разрушить можно в одно мгновение».

В акциях протеста участвуют практически все «интеллектуалы». Пока педагоги стоят в пикетах, ученики бомбят письмами инстанции — начиная от президента, заканчивая районными чиновниками. А родители готовят иски в суд об отмене «неравного брака».

«Школа, с которой нас сватают, в хозяйственном плане — крепкая, — осторожно рассказывает представитель родительского комитета «Интеллектуала» Елена Новоселова. — Хорошая мебель в холле, занавески, свежий ремонт. Но у наших ребят другие приоритеты. После учебы они целый день пропадают на факультативах, ведут научные разработки. Большинство остаются на пятидневку в интернате. Мы, например, живем в Новой Москве. Каждый день тратить по четыре часа на дорогу нереально. Конечно, в другой соседней школе тоже есть кружки, но за все, кроме спортивных секций, там собираются брать деньги. Мы ознакомились с проектом прайса на сайте: час индивидуальных занятий — 2 тысячи, кружок два раза в неделю — 12 тысяч в месяц. По нашим подсчетам тот объем внеурочных занятий, что сейчас предлагает "Интеллектуал", обойдется примерно в 30 тысяч рублей в месяц. У нас почти 30 процентов семей — малоимущие. Столько платить они не смогут».

Полная инклюзия

«Интеллектуал» — не единственная школа, попавшая под программу слияния. В финансовую ловушку угодили почти два десятка московских школ. Почти все входят в топ-500 лучших школ России, составленный Минобрнауки.

Распоряжение о реорганизации получило и Государственное бюджетное образовательное учреждение (ГБОУ) №1189 имени Курчатова. Школа образовалась в 90-е годы при поддержке Центра компьютерного обучения Курчатовского института. Ученые-практики преподавали ребятам физику, химию, математику. Сегодня «курчатовка» считается одной из сильных математических школ. По итогам прошлого года 98 учеников стали победителями турнира Ломоносова, проводимого МГУ, 24 — выиграли региональный этап Всероссийской школьной олимпиады. Сейчас школе предписано влиться в ряды соседнего ГБОУ №2077. Комплекс создан два года назад и уже вобрал в себя значительную часть образования района Щукино: чиновники поглотили три обычных средних школы, школу для подростков с девиантным (неадекватным, а часто социально-опасным) поведением и школу для умственно отсталых детей 8-го типа (крайняя степень).

Здание «курчатовке», правда, обещают оставить. Пока. Как сложится в будущем — никто не знает. У девиантной школы, например, помещение экспроприировали. Самых спокойных ребят рассортировали по обычным классам. А злостных хулиганов перевели на домашнее обучение.

«Основа нашей школы — высокий уровень поступающих, — считает отец пятиклассницы ГБОУ №1189 Антон Соловьев. — Если упразднят название, то уже в следующем году сюда придут обычные дети. Они не потянут текущую программу и ее уровень придется опускать для всех учеников. Родительский актив готов участвовать в разработке встречного плана развития школы. Одно из предложений — создание Курчатовского образовательного комплекса с сохранением высокого уровня образования».

В сентябре лицей №1525 (более известный как «Воробьевы горы») выселили из Дворца пионеров и отобрали название. Сейчас под известным брендом «Воробьевы горы» создан новый образовательный комплекс из двух местных школ, двух детсадов и колледжа. А ГБОУ №1525 переселили в пристройку школы №1305 у метро Красносельская. Адаптация на новом месте проходит болезненно. Хотя большая часть преподавателей осталась, половина учеников ушли. Приходится начинать все сначала.

«Для нас главное — сохранить атмосферу и уровень, — рисует перспективы учитель литературы и русского языка лицея Евгения Абелюк. — Получится или нет — не знаю. В прошлый понедельник вела уроки в школе №1305, с которой нас сливают. Заменяла заболевшего учителя. Когда прозвенел последний звонок, ко мне вошла в класс женщина с таким, знаете, очень прокуренным голосом и спросила: "В туалет выпускали?" — "Да. А что случилось?" —"Там все накурено", — сказала мне она. Я говорю: "А что, вы — не выпускаете?" — "Мы знаем, кого выпускать". То есть у нас совершенно разные ценности».

Замдиректора по науке физико-математического лицея «Вторая школа» Александр Ковальджи говорит, что им также «в мягкой форме» поступило уже три предложения об «укрупнении»: «Пока удается лавировать. Для нас слияние неприемлемо. Мы общаемся с укрупненными школами. Никто не рад. Коллективы педагогов и школьников полярных школ — не сливаются. Они слишком разные. Были примеры. Так в одной из школ даже пришлось поделить этажи и туалеты, чтобы дети не дрались на переменах. Есть понятие зона ближайшего развития, среда. Это важно для мотивации учебы. Если из школы уходит тепло отношений, если на разговоры по душам нет времени и оснований, привлекательность учебы падает».

Ведущий научный сотрудник Центра социально-экономического развития школы НИУ ВШЭ Марина Пинская отмечает, что международный опыт «смешивания разных контингентов» существует. Такое часто практикуется в Соединенных Штатах для оздоровления слабых школ. Однако там обязательно учитывают пропорции «носителей разных ценностей». Как установили американцы, благополучных учеников в таком коктейле должно быть не менее 65 процентов. В противном случае «серость» победит. Работает ли эта цифра в российских реалиях — исследований не проводилось.

Процесс слияний-поглощений в Москве продолжается третий год. По статистике за это время образовано 894 многопрофильных холдинга, поглотивших 3063 школы, детсада и колледжа. Рассматриваются заявки еще от 62 бюджетных учреждений на создание 18 корпораций. Официальную идею коллективизации озвучил московский министр образования Исаак Калина: «Объединение позволит ученикам получать все образовательные услуги в одном месте. В том числе в таких комплексах будет и дошкольное образование. У учителей появляется полноценная нагрузка, чего не было в маленьких школах. Ресурсы крупных образовательных комплексов позволяют подавляющему большинству московских школ преподавать любой предмет на необходимом школьникам уровне и вести любую профилизацию».

Подразумевалось, что реорганизация должна проходить исключительно с согласия родителей. Но почти в каждом случае укрупнения сопровождались протестами. «Пожары» быстро гасились. «Применяется простая технология, — просвещает зампредседателя комитета по образованию Госдумы Олег Смолин. — Родители один раз приняли решение не объединяться, директора сняли и сказали, что он не умеет с ними работать. Во второй раз приняли решение не объединяться — директора сняли и сказали, что он не умеет работать. На следующий раз управляющий совет от страха, что будет директор какой-нибудь совсем ужасный, уже на все согласен».

Экспертов смущает, что при всем при том с момента образования первых «больших корпораций» прошло немало времени, прозрачной системы обмена опытом и сравнения работы школ до и после слияния — нет. В качестве показателя успешности реформ столичная мэрия часто приводит цифру, что с 2010 года количество московских школ, подготовивших лауреатов городских олимпиад, увеличилось на 37,5 процента, Всероссийской — на 15 процентов. «Есть подозрения, что это всего лишь манипулирование статистикой, — уверяют в независимом межрегиональном профсоюзе «Учитель». — Если все школы слить в одну, то при единственном победителе олимпиад на город мы будем иметь результат 100 процентов».

«Ушки» и «Чэшки»

«Лента.ру» опросила родителей «холдингистов».

«Были ГБОУ №2047, а стали №2109. Прибавились три школы и семь садиков, — рассказывает Ольга Петрова из Южного Бутово. — Пока ничего не изменилось. Разве что в начальных классах к АБВГД-эшкам добавились новые буковки: ЕРСУФЧ : Ешки, Рэшки, Сэшки, Ушки, Фэшки и Чэшки. По мне — так показуха и ничего больше. В стране всеобщей имитации это неудивительно. Это как с зимним временем — мы работаем на благо народа».

Первыми неприятные перемены ощутили представители корпораций, куда влили «особые» школы и детсады: коррекционные, девиантные, вечерние. «Наш сад для детей с задержкой развития и аутизмом год назад стал структурным подразделением комплекса №398 в Выхино, — рассказывает мама двух дошколят Екатерина Музафарова. — Раньше в группах находились по 15-19 человек. Весь день с ними работали дефектологи, логопеды. Действовала театральная студия, лечебный массаж, физиопроцедуры. Теперь все сняли — мы же стали общеобразовательным учреждением, а не коррекционным. Сейчас обсуждаются тарифы на дополнительные услуги: от 3200 до 4500 рублей в месяц за кружок. Малокомплектные группы с больными детьми хотят доукомплектовывать здоровыми — до 25 человек. У специалистов срезали зарплату и они увольняются».

В некоторых столичных районах «инклюзия» приобретает причудливые формы. В Лефортово в прошлом году в комплексе №415 собрались четыре детсада, обычная школа, «английская» и вечерняя.

«Сначала все члены холдинга обитали автономно в своих зданиях, — говорит муниципальный депутат Лефортово Александра Андреева. — В начале сентября около 30 учеников вечерней школы стали учить вместе с обычными школьниками. Возраст у "вечерников" был самый разный — от 15 лет и старше. К одиннадцатиклассникам посадили трех взрослых дядь 21-24 лет, только что вернувшихся из армии. Они матерились при детях, занятия посещали через раз, могли пинком открыть дверь в учительскую и развалиться на диване. На дисциплине, конечно, это сказывалось не лучшим образом. Дети стали задавать вопросы — почему им позволено все, а нам — ничего. Когда родители заинтересовались, что происходит, юноши куда-то исчезли. Но осадок остался. Гарантии, что они не появятся завтра — нет».

По словам директора центра социально-экономического развития школы ВШЭ Сергея Косарецкого, московский рецепт слияний-поглощений постепенно распространяется на регионы. Звонят учителя из Тулы, Рязани, Ульяновска.

«Чему удивляться?»

«Изначально все задумывалось ради ликвидации межшкольного неравенства, — объясняет эксперт. — Но если учреждения объединяются формально, по территориальному признаку, неравенство сохранится и внутри нового комплекса. Условно пятые классы, которые перешли из слабой школы, останутся такими же слабыми по качеству подготовки, как и раньше. А школа "отчитается" сильными детьми, которые определят ее имидж. Внешняя дифференциация заменится внутренней».

Директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич уверена, что о качестве образования изначально никто и не думал. Главная причина реформ — экономия бюджетных средств. Чем крупнее — тем дешевле. Вместо десяти учителей можно оставить пять.

«Чему удивляться? — недоумевает она. — Разве в других отраслях у нас по-другому? А как мы выбираем губернаторов? Как назначаются министры? Школа просто показывает то, что происходит с государством, с его схемой управления. Когда компетентность, самостоятельность являются не то что ценностью, а препятствием для тотального управления всем и вся».

подписатьсяОбсудить
«Все здесь сочувствуют Украине»
Уроженка Омска делится впечатлениями после переезда в Канаду
«Бесплатные вегетарианские хот-доги»«Убить всех веганов»
За что мясоеды не любят поклонников растительной диеты
Дикий, дикий райцентр
Фотоистория о жизни ковбоя из города Шуи
Весам назло
В мире набирает популярность йога для полных
Новые «Лады»
Вседорожная «Веста», спортивный XRay и другие премьеры «АвтоВАЗа» на ММАС
По ком звонят колокола?
Насколько интересным будет автошоу ММАС-2016: вещий тест
Острые крылышки
Как у автомобилей появились крылья и что такое диффузор — история аэродинамики
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон