От Канады до Австралии

США продолжают расширять коалицию, действующую против «Исламского государства»

Фото: Royal Australian Air Force

На втором месяце активной фазы воздушная кампания против террористической группировки «Исламское государство» развивается по обозначенным с самого начала направлениям — расширение театра военных действий и международной коалиции.

В течение первого месяца авианалеты выполнялись только самолетами Вооруженных сил США («отметиться» успели и военно-воздушные силы, и флот, и корпус морской пехоты) и только на территорию северного Ирака. 19 сентября к операции подключилась Франция, а в ночь с 22 на 23 сентября по позициям боевиков в Сирии был нанесен самый мощный за все время конфликта (и до сих пор) авиаудар.

С миру по нитке

В отличие от предыдущих кампаний, которым предшествовал сбор союзников, в этот раз начинать американцам пришлось одним и тем, что «было под рукой». К счастью, в регионе с 1990 года на постоянной основе базируются американские самолеты, которые после окончания войны в Ираке обеспечивали поддержку операции в Афганистане. Также в Персидском заливе постоянно находится как минимум один из десяти атомных авианосцев типа «Нимиц». Однако союзной Штатам авиации там нет, и коалицию пришлось собирать уже по ходу дела. Официальное «учредительное собрание» состоялось только 15 сентября, в Париже. Процесс подключения участников непосредственных боевых действий затянулся и продолжается до сих пор.

Кампания обещает быть длительной, и США явно продолжат дипломатические усилия по расширению коалиции.
Первой к налетам присоединилась Франция. 15 сентября французы выполнили разведывательный вылет над северным Ираком, 19 числа два истребителя Rafale нанесли удар корректируемыми авиабомбами по складу вооружения боевиков.
Подобная схема — разведывательные полеты с последующими ударами — стандарт для всех подтягивающихся участников. Резонно предположить, что дело тут не в декларируемой необходимости обязательно получить «свои» разведданные — общее управление, похоже, осуществляет все равно командный центр отвечающего за ближневосточный регион USCENTCOM —Центрального командования вооруженных сил США в Аль-Удейд, Катар.

Причина в высокой сложности длительных полетов с обязательной дозаправкой в воздухе, порой не одной. Театр военных действий (север Ирака) слишком удален от используемых коалицией аэродромов стран Персидского залива: даже просто по прямой путь туда-обратно достигает 3000 километров. В результате средний боевой вылет длится 5-7 часов — близко если не к пределам возможностей самолета, то к границам «зоны комфорта» для пилота одноместного истребителя. Для сравнения: рекорд длительности боевого вылета F-16 ВВС США зафиксирован в ливийскую кампанию 2011 года — 13,5 часа.

В дальнейшем французы продолжили периодические вылеты с относительно невысокой интенсивностью. Несмотря на невысокую нагрузку в первых числах октября на театр военных действий (ТВД) прибыло подкрепление: еще три Rafale в дополнение к шести развернутым. В их числе — и самолет из легендарной «Нормандии-Неман». Также в Персидский залив был направлен фрегат D615 «Жан Бар» типа «Кассар».

Интересно, что французы в этот раз опередили традиционных главных союзников США — англичан. Tornado Королевских ВВС выполняли разведывательные полеты с Кипра еще в начале августа, однако на то, чтобы получить в Парламенте разрешение на участие в боевых действиях ушло еще полтора месяца. Первый авиаудар английские самолеты нанесли 30 сентября. Синхронно с французами группировка на Кипре усилилась двумя Tornado в дополнение к шести имевшимся.

Контингент, не уступающий сильнейшим европейским союзникам, на ТВД направила далекая Австралия — восемь F/A-18F Super Hornet. Осваивались в заливе австралийцы довольно долго: к разведывательным полетам приступили только 1 октября, первый удар по цели нанесли 8 октября. Для австралийских летчиков это не первая командировка в Ирак — в 2003 году они с англичанами оказались единственными союзниками США, развернувшими свои самолеты для участия в операции «Свобода для Ирака».

В октябре подтянулись и «младшие братья» по НАТО — Бельгия, Дания, Нидерланды с контингентом в среднем по полдюжины F-16 каждый. Бельгийцы открыли счет пораженных наземных целей 5 октября, голландцы последовали их примеру два дня спустя.

Одобрил участие своих ВВС в операции и парламент Канады. В последнее время северный сосед США проявляет все больше активности в операциях по всему миру. Так, в мае, после известных событий в Крыму, шесть канадских истребителей были развернуты в Румынии для совместных учений и успокоения восточных союзников по НАТО. Похожую миссию канадцы выполняют с начала сентября в Литве, в составе Baltic Air Police. Канада планирует разместить в Кувейте до конца октября шесть истребителей CF-18, пару разведчиков CP-140 Aurora и танкер CC-150 Polaris.
В общей сложности партнеры по коалиции развернули на Ближнем Востоке следующие силы:

— Франция. 9 истребителей Rafale, разведывательный самолет Atlantique 2, танкер C-135FR. База: Аль-Дхафра, ОАЭ. Кодовое имя операции: «Шамаль» (Opération Chammal)
— Великобритания. 8 ударных самолетов Tornado. База: Акротири, Кипр. Кодовое имя операции: «Шейдер» (Operation Shader)
— Австралия. 8 истребителей F/A-18F Super Hornet, самолет ДРЛО E-7A Wedgetail, танкер KC-30A. База: Аль-Минхад, ОАЭ. Кодовое имя операции: «Окра» (Operation Okra)
— Бельгия. 6 истребителей F-16AM. База: Шахид Муваффак, Иордания.
— Нидерланды. 8 истребителей F-16AM. База: Шахид Муваффак, Иордания.
— Дания. 7 истребителей F-16AM. База: Ахмед Аль-Джабер, Кувейт.

Итого, если добавить скоро прибывающих канадцев, численность группировки только западных союзников достигнет 52 боевых самолета. К этому надо прибавить расположенную в регионе авиацию ВВС США, палубные самолеты ВМС и Корпуса морской пехоты США, а также авиацию арабских союзников.

Определить численность американской авиации куда труднее ввиду значительно большей закрытости: несмотря на обилие фото и видео, точные цифры американцы не озвучивают. Проще всего определить количество палубной авиации:
— авиагруппа атомного авианосца типа «Нимиц», как правило, включает в себя 44 истребителя Hornet и Super Hornet, а также самолеты РЭБ, ДРЛО, вертолеты, обеспечивающие действия ударного ядра;
— смешанная авиагруппа универсального десантного корабля типа «Уосп» включает в себя, как правило, 6 штурмовиков вертикального/укороченного взлета и посадки AV-8B Harrier. Основа авиагруппы — вертолеты, в том числе и ударные, но ввиду удаленности ТВД от морского побережья их использование с палубы невозможно.

На данный момент в Персидском заливе действует авианосец CVN-77 George H.W. Bush, в середине месяца его должен сменить CVN-70 Carl Vinson и УДК LHD-8 Makin Island. Интересно, что не планируется размещение в заливе сразу двух авианосцев, как было во время прошлых крупных военных операций.

Оценить количество самолетов ВВС не представляется возможным, но счет определенно идет на десятки, а не на сотни. Кроме того, можно предположить, что значительного пополнения в течение последнего месяца не было, и основные силы были развернуты там еще до начала операции. Так, впервые принявшие участие в боевых действиях F-22A базируются в Аль-Дхафра (ОАЭ) на ротационной основе уже несколько лет, несколько бомбардировщиков B-1B по той же схеме размещены в Аль-Удейд (Катар) для поддержки операции НАТО в Афганистане. Усилить группировку ВВС США может планируемая в ближайшее время переброска на ТВД эскадрильи штурмовиков A-10C Thunderbolt II.

4 октября США впервые применили в боях вертолеты. Цели в районе Фаллуджи поразили дислоцированные в Багдаде для прикрытия столицы AH-64 «Apache» Армии США. Решение было явно вынужденным, так как сопряжено со значительным риском — боевики уже сбили несколько вертолетов лоялистов. Однако иного способа снизить опасность «дружественного огня» в условиях городских боев в стратегически важной Фаллудже, похоже, не было.

В целом интенсивного наращивания американской группировки не наблюдается, и создается впечатление, что США не придают текущей операции особого значения, что с трудом сочетается с политическими заявлениями о беспощадности и силе Халифата. Обращает на себя внимание и такой интересный факт: до сих пор в США операции не присвоено звучное кодовое имя. За последние десятилетия это, вероятно, первый прецедент.

Сложная ситуация и с арабскими союзниками. В авиаударах по позициям боевиков приняли участие самолеты Бахрейна, ОАЭ, Иордании и Саудовской Аравии. Интенсивность их вылетов невелика — в первую очередь, это можно объяснить сомнениями Центрального командования в профессионализме арабских летчиков. Однако привлекать их к ударам американцы вынуждены в первую очередь по политическим причинам — только они согласились атаковать цели в Сирии.

Поле битвы — Сирия

После длительных политических дебатов, 22 сентября США расширили территорию контртеррористической операции на Сирию. Поддержку от условно «западных» союзников они получили только на словах. Объясняется это удивительной ситуацией, сложившейся в сирийском небе — авиация интервентов наносит удары по антиправительственным силам, не поддерживая и не признавая легитимным само правительство и настаивая на его смещении. Режим Башара Асада при этом публично заявляет, что он, конечно, поддерживает борьбу с террористами и пока особо не против происходящего, но разрешения для военной интервенции никому не давал. В ООН США, видимо, заранее не рассчитывали получить разрешение на бомбежки в Сирии и ограничились заявлением, что они «действуют по просьбе законных властей Ирака».

Очевидная шаткость подобной позиции привела к тому, что непосредственно в ударах по позициям боевиков в Сирии участвовали только монархии Персидского залива. Соответствие происходящего фантомным нормам международного права их не особо волнует, и они публично заявляют, что не против хоть сейчас приступить и к ударам по позициям сирийской армии. Судя по всему, США достигли с режимом Асада негласной договоренности — удары по боевикам наносят в районах, где нет сил лоялистов (что можно объяснить также тем, что американцы не хотят помогать непосредственно им), а сирийская авиация и ПВО не создают помех. Однако трудно сказать, долго ли сохранится столь шаткое равновесие.

Удары, нанесенные ночью с 22 на 23 сентября, были наиболее крупномасштабными с начала конфликта. В частности только тогда более-менее массово применялись крылатые ракеты морского базирования Tomahawk. В первые дни США сконцентрировались на уничтожении инфраструктуры, захваченной Халифатом, с целью подрыва его экономической базы. Уничтожались НПЗ, от кустарных до крупных. Ночью с 28 на 29 сентября целью стал самый крупный сирийский газоперерабатывающий завод Конэко. Помимо удара по боевикам, получающим доход от контрабандной продажи газа и нефтепродуктов, это служит дополнительной шпилькой Асаду.

После поражения относительно крупных целей интенсивность ударов в Сирии снизилась, и внимание было перенесено на одиночные объекты — от тренировочных лагерей боевиков до танков и пресловутых пикапов с пулеметами. В общей сложности к 10 октября США и их союзники нанесли более четырехсот авиаударов по наземным целям, при этом, если считать с 22 сентября, количество ударов по целям в Сирии несколько превышает количество ударов по целям в Ираке.

Несмотря на десятки записанных на счет летчиков коалиции многострадальных пикапов удалось лишь остановить глобальное наступление Халифата. Сохраняется ряд точек, где исламисты, зацепившись за городскую застройку, продолжают «дожимать» силы курдов и лоялистов. В центре внимания сейчас сирийский приграничный город Кобани, где поддерживаемые с воздуха курды то отбрасывают боевиков от городских окраин, то опять отступают.

В целом можно сказать, что США не удалось за последние два месяца добиться перелома в войне. Налицо лишь некоторая «стабилизация» ситуации, если это слово вообще применимо к Ближнему Востоку. Похоже, на контрнаступление рассчитывают только после подготовки и вооружения значительных сил курдов и восстановления иракской армии. Одно можно сказать определенно — новая война в Ираке затянется надолго.