«Вы нам не указ!»

Откуда у россиян мигрантофобия и когда ждать восстания гастарбайтеров

Фото: Григорий Сысоев / РИА Новости

В России, по данным ФМС, живут и работают более 4,3 миллиона нелегальных мигрантов. Заместитель генпрокурора России Виктор Гринь на днях связал большое количество приезжих и их экономическую активность с ростом экстремистских настроений среди россиян. За что не любят мигрантов? Стоит ли ждать восстания гастарбайтеров и возможна ли в России дружба народов? На эти и другие вопросы «Ленте.ру» ответил ведущий научный сотрудник Института социологии РАН Игорь Кузнецов.

«Лента.ру»: Почему мигрантов в России не любят?

Кузнецов: Потому что у нас в обществе развилась мигрантофобия. Ее не надо путать с этнофобией и ксенофобией, это именно мигрантофобия. Она основана на том, что поведение мигрантов отличается от принятых в обществе норм. Мигранты не интегрируются в среду. Их присутствие рядом воспринимается как культурная оккупация.

Оккупация — это лезгинка на Манежной площади?

Мы понимаем, что все люди танцуют, например, в ресторанах — и русские, и кавказцы, кто угодно...

Так почему же нельзя танцевать на улице?

Уличный танец — это чисто символическое действие, демонстрирующее «вы нам не указ, имеем право». Если в России не принято танцевать на Манежной площади, то не надо танцевать. Тем более если это воспринимается окружающими не как выражение чувств, а как некий символ — «мы здесь, мы есть». Это очень хорошо считывается очевидцами.

То есть мигранты в России не ассимилируются?

От них ассимиляции и не требуется. Местные жители лишь хотят от них соблюдения культурных стандартов. Общество просит, чтобы они вели себя как все. У японцев на этот случай есть поговорка: «гвоздь, который высовывается, надо забить».

Но мигранты культурные стандарты не соблюдают.

И не все будут. Дело в том, что основная масса мигрантов не собирается в России оставаться. Здесь они лишь решают свои финансовые вопросы. Их жизнь и семья — на родине, а Россия для них — только место работы. Они прекрасно понимают, что все равно уедут, поэтому не хотят тратить свои психологические силы и время на интеграцию. К тому же если сейчас они интегрируются, то с усвоенными здесь нормами и стандартами поведения на родине они станут белыми воронами.

Это касается всех приезжих?

Речь идет о временных мигрантах, приезжающих в Россию на заработки. У людей, решивших, что будут здесь жить, строить дом и растить детей, интеграция происходит.

Впрочем, не всегда она проходит удачно. Существует феномен «опережающей модернизации». Молодой человек видит в интернете, как в других странах юноши общаются с девушками, какие там технологии, комфорт. Он не хочет ждать, когда его страна станет современной, и приезжает сюда. Они ориентированы на интеграцию, но встроиться в жизнь общества у них получается по-разному. Попадая в среду, они делают «как все». Оттого сейчас в среде мигрантов появилась проблема пьянства, хоть они и мусульмане.

А кто такой типичный временный мигрант?

Что бы ни говорила ФМС, единой статистики по мигрантам нет. Есть цифры по пересечению границ, по занятости в легальном секторе... Мы с социологом Владимиром Мукомелем недавно провели самое крупное в России исследование — опросили восемь тысяч мигрантов по всей России, и на основании полученных данных, наверное, можно о чем-то говорить.

Типичный мигрант — это мужчина до 35 лет, со средним общим образованием, приехавший из Таджикистана, Узбекистана или Киргизии. Он приехал из небольшого города, где среда не урбанизирована, а стандарты жизни архаичны. В таких обществах силен внешний контроль. В тех условиях люди ведут себя правильно и адекватно, лишь пока их контролирует сообщество. В противном случае, у них отказывают тормоза. Пока они живут компактно, все более-менее, но возможны варианты.

Недавно в Москве около Исторической мечети произошла потасовка с участием мигрантов и ОМОНа.

Не надо путать. В эту мечеть ходят не только мигранты, и задержали там ингуша. В России чуть менее 20 процентов населения — мусульмане. В Москве и вовсе каждой твари по паре, поэтому мусульман здесь достаточно. Это были не мигранты, а граждане России. Там было много молящихся, их можно было всполошить тем, что арестовали мусульманина и кто-то этим воспользовался.

Непосредственно мигранты собираются около Соборной мечети, например на Курбан-байрам, и это уже можно считать символически-политическим действием, демонстрацией присутствия.

Насколько вероятно, что такие символические демонстрации перерастут в массовые мигрантские волнения в Москве?

По поводу чего?

По поводу того, что им плохо живется и их притесняют.

Они маловероятны, потому что все это не соответствует реальности. Они живут здесь, и живут нормально.

Есть ли разница в восприятии законов у приезжих и россиян? Есть ощущение, что для них важнее не юридические нормы, а традиции...

Смотря о ком речь. Таджики и киргизы, наоборот, очень законопослушны — это входит в их традиционные стандарты. Бывают отморозки, но они среди любого народа есть.

А вот молодые приезжие с Кавказа любят сами решать вопросы. В любом традиционном обществе не по-мужски обращаться в полицию, если обидели твоего друга, оскорбили жену, миссию возмездия там берут на себя. У нас еще до 1917 года право на правосудие было делегировано властям, а на Кавказе этого не произошло, в частности в силу депортации. Те народы не прошли элементарной стадии модернизации, которая была в Советском Союзе у других. В депортации приверженность традициям усиливается. Традиции — это то, что помогает выживать, а модернизация идет, когда уже выживать не надо.

Эти люди, грубо говоря, попали сразу с острова Пасхи в Нью-Йорк. Сначала культурный шок был у них, а потом культурный шок происходит у местных. Именно его мы сейчас и наблюдаем.

Многие европейские страны, которые хотели, чтобы приезжие интегрировались в их культуру, заявляли о провале мультикультурного проекта.

Он и у нас провалился. У нас в советское время была дружба народов. Все уважали друг друга, пока общение шло через посредников. А когда жители таджикских деревень столкнулись с русскими людьми и русским бытом, то они поняли, что жизнь тут абсолютно иная.

То же произошло и в Европе. Концепция мультикультурализма предполагала, что все приезжие захотят стать европейцами. А для архаического общества терпимость и поощрение гомосексуального поведения и вообще любая поведенческая свобода воспринимаются как разложение, для них это не приемлемо. И так везде.

Помогают ли диаспоры устраиваться своим согражданам вдали от родины?

Поддержка и значимость диаспоры в жизни мигранта — это миф. В России своими занимаются только таджикская и киргизская диаспоры. Мигранты диаспорам мешают, для них это лишняя нагрузка — они же тут пляшут-поют. Кроме того, у многих диаспор непрозрачная экономическая структура: открыт счет, а откуда и куда идут пожертвования, не очень понятно.

Только 15 процентов опрошенных мигрантов слышали, что такие общества есть, и лишь шесть процентов имели с ними контакт. Есть еще профсоюз мигрантов, но я очень сомневаюсь, что он работает как настоящий профсоюз.

Насколько толерантны сами приезжие по отношению к местным жителям?

По нашему опросу, они более благоприятно и оптимистично по всем параметрам думают о местных, чем само принимающее население. Но у них и запросы меньше.

А негативное отношение москвичей к мигрантам влияет на их поведение?

Влияет только политизированное, стереотипное отношение — «понаехали!». Но такое редко бывает. В повседневной жизни этой митинговости, которая присутствует на «Русских маршах», нет.

В повседневной жизни мигрантов предпочитают не замечать.

Нет, мы начинаем к ним привыкать. Ксенофобии или этнофобии у нас нет.

Среди претензий россиян к приезжим на первом месте (70 процентов) несоблюдение правил поведения. А претензии к иной вере, внешнему облику, национальности — это все вместе порядка семи процентов.

То есть дружба народов в нашей стране возможна?

Это натянутый лозунг. Дело не в дружбе, а во взаимоуважении личностей. Как только мы понимаем, что мигранты такие же люди, как мы, мы начинаем их уважать.

Обсудить
Два года для развода
Сколько времени понадобится Британии, чтобы выйти из ЕС
Displaced people from the minority Yazidi sect, fleeing violence from forces loyal to the Islamic State in Sinjar town, walk towards the Syrian border, on the outskirts of Sinjar mountain, near the Syrian border town of Elierbeh of Al-Hasakah Governorate August 11, 2014. Islamic State militants have killed at least 500 members of Iraq's Yazidi ethnic minority during their offensive in the north, Iraq's human rights minister told Reuters on Sunday. The Islamic State, which has declared a caliphate in parts of Iraq and Syria, has prompted tens of thousands of Yazidis and Christians to flee for their lives during their push to within a 30-minute drive of the Kurdish regional capital Arbil. Picture taken August 11, 2014. REUTERS/Rodi Said (IRAQ - Tags: POLITICS CIVIL UNREST TPX IMAGES OF THE DAY) FOR BEST QUALITY IMAGE ALSO SEE: GM1EA8M1B4V01Дважды отверженные
Почему от женщин, вырвавшихся из плена боевиков, отворачивается общество
Больно, но полезно
Китай готовится к реформе госкорпораций, чреватой социальным взрывом
Турецкий подход
Чем грозит бизнесу новое противостояние Москвы и Анкары
Мясо по-бразильски
Чем для российского рынка обернется скандал с некачественной южноамериканской говядиной
Цель — premium
«Дочка» Hyundai — Genesis — презентовала новую модель
Диалектика «Платона»
Как система взимания платы становится инструментом борьбы с поборами на дорогах
Небо Индокитая
Что принесет России LIMA 2017
Как оформлялась сталь
Какие новшества готовит Росгвардия для российских владельцев стволов
Не уберегли
Как в изоляторах погибают ключевые свидетели по антикоррупционным процессам
Срисовали
Как разоблачили банду, охотившуюся на картины знаменитых художников
Красный — новый черный
Зачем люди скупают допотопные компьютеры и свитеры Apple
Фарту масти
Как простые русские парни становятся легендами киберспорта
Замороженная стволовая клетка человека Внутренние бомбы
Как клеточный суицид помогает против рака и старости
«Меня не напугать сильной, умной женщиной»
Режиссер «Большой маленькой лжи» Жан-Марк Валле о работе с Кидман и Уизерспун
Глубины глубинки
Редкие картины русского авангарда на выставке «До востребования. Часть II»
«Клетка»Приятного аппетита
Как балерины Большого театра убили и съели всех мужчин труппы
Михаил Айзенберг: Вне образа и подобия
Культура как способ существования
Неиллюзорная красота
Как постичь тайны мироздания через женские формы
Первый тест премиального «корейца» Genesis
Смог ли обновленный Genesis G80 догнать «немецкую тройку»? Спойлер: нет
Тест: когда появились «поворотники» и ночное видение?
Непроходимый тест на знание истории… автомобиля!
Место, где живут мозги
Как выглядят штаб-квартиры известнейших автомобильных компаний
Невспаханная «Нива»
12 модификаций легендарного внедорожника, о которых вы не знали
Талант расправил плечи
Лучшие архитектурные проекты 2017 года: от города в пустыне до термальных ванн
Адская машина
Ученые и урбанисты придумали, что делать с заполонившими города автомобилями
«Если у тебя нет любовника, квартире взяться неоткуда»
Исповедь россиянки, ставшей ипотечницей в 20 лет
Тариф «Хватит»
За услуги ЖКХ можно платить в разы меньше