«Вы нам не указ!»

Откуда у россиян мигрантофобия и когда ждать восстания гастарбайтеров

Фото: Григорий Сысоев / РИА Новости

В России, по данным ФМС, живут и работают более 4,3 миллиона нелегальных мигрантов. Заместитель генпрокурора России Виктор Гринь на днях связал большое количество приезжих и их экономическую активность с ростом экстремистских настроений среди россиян. За что не любят мигрантов? Стоит ли ждать восстания гастарбайтеров и возможна ли в России дружба народов? На эти и другие вопросы «Ленте.ру» ответил ведущий научный сотрудник Института социологии РАН Игорь Кузнецов.

«Лента.ру»: Почему мигрантов в России не любят?

Кузнецов: Потому что у нас в обществе развилась мигрантофобия. Ее не надо путать с этнофобией и ксенофобией, это именно мигрантофобия. Она основана на том, что поведение мигрантов отличается от принятых в обществе норм. Мигранты не интегрируются в среду. Их присутствие рядом воспринимается как культурная оккупация.

Оккупация — это лезгинка на Манежной площади?

Мы понимаем, что все люди танцуют, например, в ресторанах — и русские, и кавказцы, кто угодно...

Так почему же нельзя танцевать на улице?

Уличный танец — это чисто символическое действие, демонстрирующее «вы нам не указ, имеем право». Если в России не принято танцевать на Манежной площади, то не надо танцевать. Тем более если это воспринимается окружающими не как выражение чувств, а как некий символ — «мы здесь, мы есть». Это очень хорошо считывается очевидцами.

То есть мигранты в России не ассимилируются?

От них ассимиляции и не требуется. Местные жители лишь хотят от них соблюдения культурных стандартов. Общество просит, чтобы они вели себя как все. У японцев на этот случай есть поговорка: «гвоздь, который высовывается, надо забить».

Но мигранты культурные стандарты не соблюдают.

И не все будут. Дело в том, что основная масса мигрантов не собирается в России оставаться. Здесь они лишь решают свои финансовые вопросы. Их жизнь и семья — на родине, а Россия для них — только место работы. Они прекрасно понимают, что все равно уедут, поэтому не хотят тратить свои психологические силы и время на интеграцию. К тому же если сейчас они интегрируются, то с усвоенными здесь нормами и стандартами поведения на родине они станут белыми воронами.

Это касается всех приезжих?

Речь идет о временных мигрантах, приезжающих в Россию на заработки. У людей, решивших, что будут здесь жить, строить дом и растить детей, интеграция происходит.

Впрочем, не всегда она проходит удачно. Существует феномен «опережающей модернизации». Молодой человек видит в интернете, как в других странах юноши общаются с девушками, какие там технологии, комфорт. Он не хочет ждать, когда его страна станет современной, и приезжает сюда. Они ориентированы на интеграцию, но встроиться в жизнь общества у них получается по-разному. Попадая в среду, они делают «как все». Оттого сейчас в среде мигрантов появилась проблема пьянства, хоть они и мусульмане.

А кто такой типичный временный мигрант?

Что бы ни говорила ФМС, единой статистики по мигрантам нет. Есть цифры по пересечению границ, по занятости в легальном секторе... Мы с социологом Владимиром Мукомелем недавно провели самое крупное в России исследование — опросили восемь тысяч мигрантов по всей России, и на основании полученных данных, наверное, можно о чем-то говорить.

Типичный мигрант — это мужчина до 35 лет, со средним общим образованием, приехавший из Таджикистана, Узбекистана или Киргизии. Он приехал из небольшого города, где среда не урбанизирована, а стандарты жизни архаичны. В таких обществах силен внешний контроль. В тех условиях люди ведут себя правильно и адекватно, лишь пока их контролирует сообщество. В противном случае, у них отказывают тормоза. Пока они живут компактно, все более-менее, но возможны варианты.

Недавно в Москве около Исторической мечети произошла потасовка с участием мигрантов и ОМОНа.

Не надо путать. В эту мечеть ходят не только мигранты, и задержали там ингуша. В России чуть менее 20 процентов населения — мусульмане. В Москве и вовсе каждой твари по паре, поэтому мусульман здесь достаточно. Это были не мигранты, а граждане России. Там было много молящихся, их можно было всполошить тем, что арестовали мусульманина и кто-то этим воспользовался.

Непосредственно мигранты собираются около Соборной мечети, например на Курбан-байрам, и это уже можно считать символически-политическим действием, демонстрацией присутствия.

Насколько вероятно, что такие символические демонстрации перерастут в массовые мигрантские волнения в Москве?

По поводу чего?

По поводу того, что им плохо живется и их притесняют.

Они маловероятны, потому что все это не соответствует реальности. Они живут здесь, и живут нормально.

Есть ли разница в восприятии законов у приезжих и россиян? Есть ощущение, что для них важнее не юридические нормы, а традиции...

Смотря о ком речь. Таджики и киргизы, наоборот, очень законопослушны — это входит в их традиционные стандарты. Бывают отморозки, но они среди любого народа есть.

А вот молодые приезжие с Кавказа любят сами решать вопросы. В любом традиционном обществе не по-мужски обращаться в полицию, если обидели твоего друга, оскорбили жену, миссию возмездия там берут на себя. У нас еще до 1917 года право на правосудие было делегировано властям, а на Кавказе этого не произошло, в частности в силу депортации. Те народы не прошли элементарной стадии модернизации, которая была в Советском Союзе у других. В депортации приверженность традициям усиливается. Традиции — это то, что помогает выживать, а модернизация идет, когда уже выживать не надо.

Эти люди, грубо говоря, попали сразу с острова Пасхи в Нью-Йорк. Сначала культурный шок был у них, а потом культурный шок происходит у местных. Именно его мы сейчас и наблюдаем.

Многие европейские страны, которые хотели, чтобы приезжие интегрировались в их культуру, заявляли о провале мультикультурного проекта.

Он и у нас провалился. У нас в советское время была дружба народов. Все уважали друг друга, пока общение шло через посредников. А когда жители таджикских деревень столкнулись с русскими людьми и русским бытом, то они поняли, что жизнь тут абсолютно иная.

То же произошло и в Европе. Концепция мультикультурализма предполагала, что все приезжие захотят стать европейцами. А для архаического общества терпимость и поощрение гомосексуального поведения и вообще любая поведенческая свобода воспринимаются как разложение, для них это не приемлемо. И так везде.

Помогают ли диаспоры устраиваться своим согражданам вдали от родины?

Поддержка и значимость диаспоры в жизни мигранта — это миф. В России своими занимаются только таджикская и киргизская диаспоры. Мигранты диаспорам мешают, для них это лишняя нагрузка — они же тут пляшут-поют. Кроме того, у многих диаспор непрозрачная экономическая структура: открыт счет, а откуда и куда идут пожертвования, не очень понятно.

Только 15 процентов опрошенных мигрантов слышали, что такие общества есть, и лишь шесть процентов имели с ними контакт. Есть еще профсоюз мигрантов, но я очень сомневаюсь, что он работает как настоящий профсоюз.

Насколько толерантны сами приезжие по отношению к местным жителям?

По нашему опросу, они более благоприятно и оптимистично по всем параметрам думают о местных, чем само принимающее население. Но у них и запросы меньше.

А негативное отношение москвичей к мигрантам влияет на их поведение?

Влияет только политизированное, стереотипное отношение — «понаехали!». Но такое редко бывает. В повседневной жизни этой митинговости, которая присутствует на «Русских маршах», нет.

В повседневной жизни мигрантов предпочитают не замечать.

Нет, мы начинаем к ним привыкать. Ксенофобии или этнофобии у нас нет.

Среди претензий россиян к приезжим на первом месте (70 процентов) несоблюдение правил поведения. А претензии к иной вере, внешнему облику, национальности — это все вместе порядка семи процентов.

То есть дружба народов в нашей стране возможна?

Это натянутый лозунг. Дело не в дружбе, а во взаимоуважении личностей. Как только мы понимаем, что мигранты такие же люди, как мы, мы начинаем их уважать.

подписатьсяОбсудить
00:08 Сегодня

В созыве посвежело

За кого на самом деле голосовал Путин и другие российские избиратели
Шедевр под носом
Самые популярные фотографии Instagram за сентябрь
Рожать нельзя помиловать
Как живет страна, где за аборт можно получить 10 лет тюрьмы
Джентльмен из песочницы
10 ярких поступков детей, поставивших на место знаменитостей и политиков
Богат бедняк мечтами
Фотопроект о реальности и фантазиях бездомных людей
Осенний набор
Все премьеры Парижского автосалона
Париж-2016
Репортаж с Парижского моторшоу: день первый
Великий увозитель
Все, что нужно знать о новом Land Rover Discovery, в 27 фотографиях
Лошади на литры
Самые вместительные машины с моторами мощностью 600 л.с. и больше
Стенка на стенку
Джоконда, покемон и Корлеоне с Чебурашкой — лучшее от уличных художников Москвы
«За годы ожидания мы выдохлись. Живем сейчас где попало»
История покупателей жилья, заселенных в недостроенные дома в Подмосковье
«Мне угрожали, обещали закатать в асфальт»
История валютной ипотечницы, которая прошла оба кризиса и ни о чем не пожалела
Что-то пошло не так
Как выглядят населенные насекомыми города, жизнь без неба и море над головой
Кто купил Америку
Десять человек, которым на самом деле принадлежат земли США