Гуляют на свои

США добились самого низкого бюджетного дефицита с начала глобального кризиса

Уолл-стрит, Нью-Йорк
Уолл-стрит, Нью-Йорк
Фото: David Karp / Reuters

Дефицит бюджета США по итогам 2014 финансового года (завершившегося 1 октября) составил всего 483 миллиарда долларов. Это самый низкий показатель с 2008 года в абсолютных цифрах, а относительно ВВП — с 2006-го. Таким результатом американцы обязаны успешному (по крайней мере, более успешному, чем в Европе) восстановлению экономики после рецессии, а также настойчивой борьбе с ростом госрасходов.

Долг США, постоянно обсуждаемый в прессе как крупнейший в мире, давно превратился в проблему глобального масштаба. И это понятно: от благополучия американской экономики в той или иной степени зависят перспективы всех остальных экономик. Поэтому не стоит удивляться, что знаменитая новость октября 2008 года, когда из-за нехватки разрядов остановились часы, ежесекундно считавшие рост национального долга в Нью-Йорке, вызвала такой ажиотаж.

Ситуация с американским долгом, впрочем, часто излишне драматизируется. Многотриллионные цифры, поражающие воображение, выглядят грозно, и рассказы о том, что США вот-вот объявят дефолт, возникают регулярно. На самом деле и цифры не столь ужасны, если сравнивать с американским ВВП и общим объемом национального богатства, и возможности США для регулирования долговой проблемы велики.

Самое главное то, что США должны в своей собственной валюте. Вне зависимости от конкретного вида, облигации на общих основаниях циркулируют на внешнем и внутреннем рынке. В России ближайшая аналогия — рублевые облигации федерального займа (ОФЗ), которые с недавнего времени покупают и иностранные инвесторы. США, таким образом, могут занимать для возврата уже имеющихся долгов неограниченно либо, в самом крайнем случае, провести девальвацию валюты и обесценить заимствования (что невозможно в случае тех же евробондов России).

Кроме того, размеры долга в некоторой степени создают для США конкурентное преимущество. Масштабы рынка делают облигации исключительно ликвидным товаром. Спрос на них есть всегда, что существенно влияет на размер ставок. К примеру, сейчас они настолько низкие, что Америка выплачивает в качестве процентов меньшую сумму, чем в 2008 году, когда долг был значительно ниже.

Наконец, почти треть всего долга приходится на различные межбюджетные обязательства, а также Федеральную резервную систему. Собственно публичный долг — это около 12,5 триллионов из 17 с лишним. Правда, уровень внешних обязательств довольно велик — приближается к 7 триллионам, то есть более половины публичного долга (еще 20 лет назад — менее трети).

Все вышесказанное, конечно, не означает, что беспокойство по поводу долговой нагрузки Америки совершенно надуманное. Долг в 100 процентов ВВП, имеющийся сейчас, — это очень много. В США такой уровень демонстрировался последний раз во время Второй мировой войны. Во многих странах Европы показатели долга к ВВП существенно меньше, в худшую сторону отличаются разве что Греция и Италия, а в том, что эти страны в ближайшие десятилетия выползут из долговой ямы, есть серьезные сомнения.

Поэтому проблема дефицита бюджета в американской политике является настолько острой. Когда в конце 2000-х годов ежегодный дефицит перешагнул за отметку в триллион долларов, публика была в шоке. Представители правого крыла республиканцев (в особенности из «Партии чаепития» — сторонники радикального снижения налогов) неоднократно заявляли, что политика дефицита ведет к экономической катастрофе. Им противостояли как чиновники администрации Барака Обамы, так и известные экономисты вроде Пола Кругмана, уверявшие, что в условиях кризиса дефицит и масштабные госрасходы неизбежны.

Тем не менее в этот раз стремление американцев к бережливости победило. Хотя и не без труда: дважды за последние пять лет повышение потолка государственного долга вызывало бурные споры в Конгрессе и едва не довело до прекращения работы государственных учреждений. Так что дефицит начал сокращаться, причем не «медленно, но верно», а со скоростью, в последний раз зафиксированной после Второй мировой.

Дефицит завершившегося финансового года, в Америке не совпадающего с календарным, зафиксирован на уровне 483 миллиарда долларов. В 2009 году, для сравнения, он достигал полутора триллионов. С учетом того, что доллар с тех пор потерял часть покупательной способности, а ВВП довольно заметно вырос, прогресс и вовсе невероятный. Если считать от общего объема экономики, то дефицит всего 2,8 процента, что ниже, к примеру, трехпроцентного Маастрихтского критерия, требующегося при приеме страны в ЕС (хотя в самом Евросоюзе страны-участницы к соблюдению этой нормы относятся куда менее щепетильно).

Конечно, причина тут не только в умеренных тратах, хотя планируемые расходы на социалку и оборону пришлось под давлением республиканцев порезать очень сильно. Как минимум не меньшую роль сыграл и взрывной рост налоговых поступлений в федеральный бюджет США. В прошлом году доходы американской казны достигли 2,77 триллиона долларов, а в этом — уже более 3 триллионов. Расходы же увеличились лишь на скромные 50 миллиардов долларов.

Рост доходов обусловлен общим подъемом национальной экономики, которая, кажется, оживает после кризиса. В этом году рост ВВП ожидается на уровне 2,5 процента, что недалеко от показателей середины 2000-х годов. В свою очередь, успешное восстановление приписывается программам «количественного смягчения», суть которых выражается в скупке ФРС ценных бумаг, в том числе и государственных обязательств. То есть благодаря увеличению внутригосударственных долгов удалось сократить публичные.

Насколько долго продлится нынешний рост экономики США, сказать трудно. Последние сообщения говорят о том, что Америка уже ощущает на себе эффекты от ослабления глобальной экономики в целом. Нельзя исключать, что показатель дефицита текущего года может оказаться рекордно низким и улучшить его в обозримом будущем вряд ли удастся. По крайней мере профицитный бюджет, который за полвека американской истории наблюдался только при администрации Клинтона в конце 90-х, маловероятен. Но для США наращивание долга — дело житейское. По-прежнему бешеный спрос на облигации этой страны на мировом рынке позволяет предположить, что с наращиванием заимствований ничего страшного не случится. Во всяком случае в ближайшее время.

Обсудить
Финансы00:0127 июня
Петр Порошенко

Поток ненависти

Почему Порошенко заблуждается при разговоре о российских трубопроводах в Европе
Максим МарцинкевичДевять друзей Тесака
О судьбе общественно полезного националистического движения и его «знаменосца»
Включили аварийку
После закрытия свалки в Балашихе Путин приехал в удмуртский барак
«Послать на хер — это не на фиг»
Филолог Анатолий Баранов о том, почему не следует запрещать матерные слова
Застрявший между жизнью и смертью
Посещение спортивного магазина обернулось жуткой трагедией
Такие родные
От пятерок в школе до перестрелки — как карьера чиновников рушится из-за семьи
На поверхности Венеры (в представлении художника)Русская планета
Объяснены аномальные результаты советской миссии к Венере
Рыбку жалко
Раскрыта причина вымирания гигантских морских чудовищ
Лунный корабль Л3 (в головной части) на пути к спутнику Земли (в представлении художника)Дорого и сердито
Украина распродает Китаю советские лунные технологии
Тюнинг бюджетных тачек
У вас «Логан»? Не отчаивайтесь — и его можно сделать очень крутым
Львиная доля
Лучшая автомобильная реклама «Каннских львов»
Тест: угадай звезду по машине
Чей этот розовый «Бентли»? А шестиколесный «Гелик»?
История полицейских авто Америки
Каким был и каким стал автопарк полиции США
Вите надо выйти
Соседи несколько лет травят москвича, который отказывается переселяться
Без свидетелей
Дома для тех, кто ненавидит соседей
Москва за нами
Какие квартиры можно купить в пределах МКАД по цене до трех миллионов рублей
Классовая борьба
На смену дешевым квартирам в Москве пришел новый вид жилья
Да катитесь вы
Семейная пара отказалась от квартиры и поселилась в автобусе