Новости партнеров

Четырнадцать эпизодов губернатора Баринова

Нефть, квартиры и потеря доверия

Алексей Баринов
Фото: Алексей Липницкий / ТАСС

История последнего избранного (до восстановления института губернаторских выборов) и второго отправленного в отставку с формулировкой «в связи с утратой доверия» российского губернатора печальна и поучительна. Глава администрации Ненецкого автономного округа (НАО) Алексей Баринов 23 мая 2006 года был арестован в связи с возбуждением против него уголовного дела по части 4 статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации «Мошенничество, совершенное организованной группой или в особо крупном размере». Менее чем через два месяца, 21 июля, Указом президента он был отрешен от должности.

Дело о мошенничестве связано с работой Баринова на посту руководителя компании «Архангельскгеолдобыча» в 1999-2000 годах. То, что об этом вспомнили шесть лет спустя, удивительно лишь на первый взгляд. Губернатора арестовали через несколько дней после того, как он отказался голосовать за отзыв из Совета Федерации водочного короля Александра Сабадаша.

Для многих было вполне очевидно, что арест и отставка Баринова не что иное, как месть за строптивость. Причем отнюдь не в отношении отзыва Сабадаша, который стал лишь удобным поводом. Ведь проблемы с владельцем «Ливиза» возникли не из воздуха, сенатор был тесно связан с предыдущим главой региона, но никак не с нефтяником Бариновым. Впрочем, о предыстории процесса чуть позже.

Дальнейшие события развивались быстро, по меркам отечественного правосудия. Бывший губернатор провел в СИЗО более года, однако обвиняющая сторона так и не смогла предъявить суду не то что ни одного свидетеля, а даже ни одного потерпевшего от «мошенничества в особо крупных». Первоначальное обвинение в присвоении Бариновым и его «сообщниками» служебных квартир на сумму 19 миллионов рублей после экспертизы, проведенной Генпрокуратурой РФ, предлагалось снять. Выяснилось, что деньги за квартиры были выплачены «Архангельскгеолдобыче» в полном объеме. Однако региональная прокуратура настояла, чтобы этот эпизод остался в деле.

За год дело «потолстело» до 75 томов и 14 эпизодов, из которых квартирный был самым невинным. Против бывшего главы Ненецкого округа возбудили еще одно уголовное дело — по статьям 285 и 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий» и «Нецелевое расходование бюджетных средств в особо крупном размере» соответственно. Основанием для нового расследования послужили материалы проверки Счетной палаты, проведенной в Ненецком автономном округе летом 2006 года. Размер ущерба, включая злополучные квартиры, вырос до 85 миллионов рублей.

Однако неожиданно для следствия ненецкие депутаты встали на сторону утратившего президентское доверие губернатора и подтвердили, что все якобы нецелевые траты — инвестирование внебюджетных средств на строительство воскресной школы и подготовку документации по строительству рыбозавода — были одобрены в полном соответствии с законодательством. Масштабный процесс, слушания по которому продолжались с апреля по сентябрь 2007 года, разваливался на глазах. Попытки дополнить дело результатами внеплановой проверки Счетной палаты, прошедшей в округе в июле 2006-го, уже после ареста Баринова, и увеличить сумму ущерба на 1,4 миллиарда рублей успехом также не увенчались.

В итоге 6 сентября 2007 года суд объявил, что уголовное преследование прекращается по 13 из 14 эпизодов обвинения. В связи с истечением сроков давности, отсутствием потерпевших, отказом прокуратуры от обвинения и отсутствием состава преступления. В силе оставили лишь первый, «квартирный», эпизод, по которому выносили свое решение эксперты Генпрокуратуры. Баринов получил три года лишения свободы условно и был освобожден в зале суда.

Решением оказались недовольны обе стороны. Обвинение, требовавшее для бывшего губернатора десять лет лишения свободы в колонии общего режима, расценило приговор как слишком мягкий и подало кассационную жалобу, в конечном счете отклоненную. Защита же настаивала на полном оправдании, поскольку «квартирный» эпизод был возвращен в дело вопреки результатам проведенной экспертизы. Тем не менее приговор остался в силе, и бывший чиновник, чье резюме украсила судимость, вылетел из политической колоды Северо-Западного федерального округа.

А теперь вернемся к предыстории процесса Баринова. Версия официальная и наиболее распространенная: арест и отставка с позорной формулировкой связаны с аппаратными играми вокруг ненецкого сенатора Сабадаша. Мол, Баринов встал на защиту водочного короля, глава Совфеда Сергей Миронов этим был недоволен — и вот результат. Гипотеза интересная, но с реальностью слабо связанная. Да, арест явно был сигналом для Сабадаша, и этот сигнал был понят правильно, но к делам сенатора не имел прямого отношения.

Куда большего внимания заслуживает версия о противостоянии ненецкого губернатора и полномочного представителя президента в Северо-Западном федеральном округе Ильи Клебанова. В 2003-2006 годах по России прокатилась волна укрупнений регионов, в результате чего с карты исчезло пять автономных округов, вошедших в состав других субъектов Российской Федерации. Полпред подобную практику всячески поддерживал, а в округе об объединении и слышать не желали.

В правление Баринова — который, кстати, некоторое время проработал в полпредстве — ситуация крайне обострилась. Ненецкий автономный округ, административно входящий в состав Архангельской области, ежегодно заключал с областью договор, по которому часть доходов перечислялась в областной бюджет, а Архангельск в ответ не вмешивался в дела Нарьян-Мара. Именно «региональный сепаратизм» нефтяника Баринова мог сыграть с ним злую шутку и привести к шумной отставке.

Сам же Баринов говорил, что «возникшее уголовное дело является заказом коммерческих структур, имеющих нефтяные интересы в Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции». Эту версию также не стоит сбрасывать со счетов, поскольку Тимано-Печора действительно весьма лакомый кусок для нефтяников и газовиков как по разведанным объемам, так и по географическому положению. Баринов, еще до своей недолгой политической карьеры тесно связанный с «Лукойлом», наладил сотрудничество компании с тогдашней администрацией НАО. Разумеется, с расчетом на дальнейшее длительное и взаимовыгодное сотрудничество.

Однако это вступило в некоторые противоречия с планами «Роснефти», чья дочерняя компания «Северная нефть» имела затяжной финансовый конфликт все с той же ненецкой администрацией. Поэтому «Роснефть» на пару с полпредом Клебановым поддержала на очередных выборах главы Ненецкого округа не «лукойловца» Алексея Баринова, а главу нефтяной компании «Полярное сияние» Александра Шмакова, выдвинутого «Единой Россией». Тот в первом туре занял четвертое место. Было очевидно, что этот проигрыш не останется без симметричного ответа. Удивление вызывало лишь то, что ждать его пришлось полтора года.

Сейчас, спустя восемь лет, мало кто, кроме специалистов, вспомнит фигурантов конфликта. Баринов и Клебанов ушли с политической сцены, Сабадаш арестован по очередному делу, а вышки «Роснефти» украшают ненецкий пейзаж. В НАО новый глава, избранный в сентябре текущего года. В общем, как в старом анекдоте, «ложечки нашлись». Но остался осадок — отставка с формулировкой «в связи с утратой доверия».

Россия00:0219 сентября

«Гомосексуалисты размножаются с помощью пропаганды»

Они воюют с геями и либералами по всему миру: репортаж «Ленты.ру» из пасти безумия