Из Новосибирска — к барьеру

Ведущий Соловьев против губернатора Городецкого

Владимир Соловьев
Владимир Соловьев
Фото: Артем Коротаев / ТАСС

C прошлой недели практически ни одна радиопрограмма Владимира Соловьева не обходится без обвинений в адрес главы Новосибирской области Владимира Городецкого. Чем вызван столь острый интерес известного журналиста к персоне недавно избранного губернатора и как тому отразить информационную атаку?

«Конечно, много вопросов, есть ли связь между Городецким и новосибирской мафией. Почти два десятка лет они действовали в Новосибирске. Почти два десятка лет…»

Это, пожалуй, самое мягкое из заявлений, высказанных Владимиром Соловьевым по поводу деятельности Владимира Городецкого — бывшего мэра Новосибирска, а с сентября текущего года губернатора Новосибирской области. За последнюю неделю в федеральном эфире — «Вести ФМ», утреннее шоу «Полный контакт».

«Воруют, сволочуги», «Дорог в городе нет, их делает сын Городецкого. Сажать всех!», «Должна приехать тихо-спокойно бригада следственная, тихо-спокойно проверить… Пару арестов, понимаете, Городецкого, в частности, вызвать аккуратненько на допросик, возбудить уголовные дела» — вот лишь небольшой набор инвектив Соловьева в адрес Городецкого. Журналист побывал в Новосибирске в конце первой декады ноября, и с тех пор тема возникает в его утренних шоу постоянно.
Размах впечатляет: от декларирования связей с мафией до выявления криминальных элементов в окружении, от претензий к сыну политика, чья компания выигрывает подряды на строительство, до обвинений самого Городецкого в том, что тот, уходя из мэрии на руководство областью, подписал некоторое количество сомнительных землеотводов.

Владимир Филиппович ответил только на последнее обвинение Владимира Рудольфовича: «Я не выделяю землю и не раздаю. Тем более бесплатно. Есть порядок выделения земельных территорий, этим занимается департамент имущественных и земельных отношений. Перед уходом что-то раздать — не мой стиль».

Еще менее внятным представляется ответ региональной прокуратуры: выступление Соловьева, по ее мнению, «не содержит информации о фактах нарушения закона, требующих прокурорского вмешательства». Хотя, казалось бы, здесь классическая игра с нулевой суммой: либо один — потенциальный вор, либо второй — возможный клеветник, и тогда прокурорское заявление должно быть продолжено словами о проверке выступлений на соответствие признакам по таким-то статьям. Судя по всему, однако, правоохранители нашли третий путь: формально отреагировать, в остальном — не вмешиваться. Их можно понять. Главой региона Владимир Городецкий работает около полугода, большую часть времени — в качестве и.о. А тут — целый федеральный Соловьев; неспроста же.

Последний при этом не снижает ни накала, ни темпа. «Чей заказ выполняете и за сколько сребреников?» — спросили ведущего в одном из эфиров. «Заказ людей, которые устали жить в бандитском городе, — ответил Владимир Рудольфович. — Который раз за разом берут банды. И в эти банды входили и вице-мэры, и депутаты, и банды убийц. Это называется удержать город в лихие 90-е? Это называется возглавить процесс. Поэтому вор должен сидеть в тюрьме».

Примерный список уставших людей оживленно обсуждается региональной прессой. К некоторым позициям стоит присмотреться из центра не в поисках заказчика, а для понимания ситуации в третьем по величине городе страны и регионе в целом. В том числе, по части состояния умов.

Вот, к примеру, новосибирская мэрия, куда весной победно вошел кандидат от оппозиции — депутат-коммунист Анатолий Локоть. Причина — отобранные в пользу области 10 процентов отчислений НДФЛ в местные бюджеты. Выпадающих доходов по Новосибирску вышло на 3,5 миллиарда рублей, по всем муниципалитетам — на 4,5 миллиарда. Известная пикантность состоит в том, что еще в начале этого года Городецкий сам был мэром Новосибирска и, как Локоть нынче, очень просил губернское начальство не посягать на подоходный налог. С тем же, впрочем, успехом. Понятно, губернатору эти миллиарды нужны, чтобы в нынешнее непростое время обеспечить защищенные статьи бюджета, к примеру зарплаты. Но у городов тоже были свои планы, и остаются свои муниципальные нужды. О которых Городецкому, возможно, и решили напомнить через Соловьева.

Или взять что-нибудь поэкзотичнее: бывший губернатор Новосибирской области Василий Юрченко мог решить, как пишет сетевое издание 54novosti.ru, «взять реванш за недавнее политическое поражение и дистанционно свалить действующего губернатора некогда своей вотчины». Напомним, снят Василий Алексеевич был в начале текущего года с формулировкой «в связи с утратой доверия» — и уж точно не Владимира Филипповича. К тому же два уголовных дела против бывшего главы региона никто не отменял, и, стало быть, у него есть проблемы и занятия, далекие от нынешнего руководства областью… Однако политическая молва неумолима, и данная версия, при всей ее вычурности, занимает немалое место в веренице прочих толкований сюжета.

Прочие же — куда более очевидны. Здесь и конкуренты удачливого бизнесмена-строителя Дмитрия Владимировича Городецкого, и прежние областные функционеры, выдавленные командой нового губернатора, и даже владельцы знаменитого в регионе Гусинобродского вещевого рынка на восточной окраине Новосибирска — проще говоря, крупной полукриминальной барахолки, которую после многих лет споров и скандалов начали отодвигать от городских пределов.
Что же объединяет всех потенциальных заказчиков? Скорее всего, полное понимание реалий политического процесса. Подставить Городецкого под снятие после выборов и недоверия главы государства предыдущему губернатору нереально: для столь резкого решения центра необходима совершенно вопиющая уголовщина. А вот затеять долгую игру, попортить кровь сейчас и создать негативный фон на будущее вполне возможно.

Так что если говорить о сути нынешних обвинений, то волноваться губернатору, в принципе, не о чем. Беспокоиться с минувшей пятницы ему надо о другом. «Пользуясь случаем, предлагаю господину Городецкому прийти к нам в студию, чтобы у него не было ощущения, что мы не даем ему высказаться, — заявил в тот день Соловьев. — Приходите! Я вам обеспечу режим максимально достоверного общения с представителями губернии. Будет прямой эфир, вам будут звонить из Новосибирска, присылать sms».

Это, пожалуй, важнее всего остального, сказанного ведущим. Хотя бы потому, что здесь бессильны даже самые лояльные прокуроры. Тут уже дело не в том, кто прав и кто виноват. Дело тут в другом — не всегда имеющем отношение к истине, но ничуть не менее важном.

О репутации Владимира Рудольфовича осведомлены десятки миллионов взрослых жителей России, в том числе те, кто от него впервые услышал о существовании новосибирского губернатора Городецкого. Репутация Владимира Филипповича известна пока что одному региону, пусть и весьма крупному. Но и для него, и для тех, кто в курсе, и для тех, кто будет в курсе дальше, наступает момент истины. Репутационная развилка, если угодно. Либо в ближайшее время мы увидим губернатора Городецкого, который пришел в студию к ведущему Соловьеву, невзирая на его репутацию, и ответил на обвинения — на любом уровне подготовки, но сам и в эфире. Либо перед нами окажется губернатор Городецкий, который никуда не пошел и тем самым уклонился от ответа — может, даже будучи тысячу раз правым.

«Брань на вороту не виснет» — это поговорка не про чиновников. Тем более избранных, коль скоро региональные выборы вернулись в политическую традицию. Считайте обременением по роду деятельности: чистка воротника от посторонних субстанций при большом стечении народа прилетевших из центра — личная губернаторская забота. Или, соответственно, беда.

А третьего в этом случае действительно не дано.

Тем не менее в среду Владимир Городецкий все же решил самостоятельно испробовать третий путь, созвав у себя пресс-конференцию: «Я благодарен новосибирцам, я чувствую их отношение к этой ситуации. Каждый выражает по-своему…Те аргументы, которые приводит Владимир Соловьев, ничем не подтверждаются. Это абсолютно точно. Понятно, что в этом кто-то заинтересован, в этой шумихе и негативе. Заинтересован здесь, у нас. Это деструктивные силы, которые, я так понимаю, есть. Силы, которым не нравится стабилизация... Сегодня у меня головная боль не о том — в суд идти, или как честь защитить. Мы все вместе честь защитим, когда караван будет двигаться. А караван — наша Новосибирская область, которая будет развиваться... Пример, когда мы объединяемся и находим пути движения вперед, — это главный ответ. А время все рассудит».

Деструктивные силы. Стабильность. Но кажется, этот раунд остался за Соловьевым, уже отметившим успех ехидным твитом: «Как это трогательно. Ему о воровстве и раздаче участков, а он о "деструктивных силах". Такой вот Городецкий».