Сибирское нездоровье

Дело бывшего губернатора Новосибирской области Василия Юрченко близится к развязке

Василий Юрченко
Фото: Кирилл Кухмарь / «Коммерсантъ»

На минувшей неделе бывшему губернатору Новосибирской области Василию Юрченко отказали в привлечении к ответственности одного из следователей по уголовным делам, связанным с деятельностью предыдущей администрации региона. Не исключено, что расследование подходит к концу, и его результаты могут огорчить Юрченко не меньше, чем мартовская отставка в связи с утратой доверия главы государства.

Следователь Юрий Хорошавин, по мнению защиты Василия Юрченко, без санкции затребовал у банков выписку со счетов подследственного. А вскоре данные из выписки появились в интернете — в блоге galokov_mikhail, где много лет публикуется всяческий компромат на Юрченко — заместителя губернатора, главу региона, опального отставника. Следственный комитет по Сибирскому федеральному округу не нашел в действиях Хорошавина ни превышения полномочий, ни какого-либо иного состава преступления.

Этот довольно рутинный для любого состязания адвокатов и следователей эпизод не стоил бы никакого внимания, если бы данное состязание не возникло там, где его в принципе быть не должно. Еще никогда в российской политической практике губернатор, отправленный в отставку — да еще с терминальной формулировкой «в связи с утратой доверия...», примененной Владимиром Путиным впервые за текущий президентский срок, — не пользовался возможностью широкой публичной защиты своей точки зрения. Герои прочих громких региональных отставок года — Михаил Юревич, Сергей Боженов, Николай Денин — предпочитают лишний раз о себе не напоминать.

Специальный доклад Общероссийского народного фронта (ОНФ) незадолго до президентского решения, обыски и сообщения от Владимира Маркина (СКР) — сразу после... По количеству сливаемого в сеть компромата Василий Алексеевич Юрченко легко мог бы войти в топ-10 по российским регионам: продажа казенных зданий с непонятными скидками, блага от членства в советах директоров региональных предприятий (своего статусного и родни), лоббизм в пользу местных производителей алкоголя...

По одному уголовному делу бывшему губернатору вменяют 18 миллионов рублей, недополученных областным бюджетом вследствие превышения полномочий. По второму с аналогичным составом — вывод площадей полигона в разряд земель сельхозназначения. Третье — мошенничество — прекращено в июле, через три месяца после отставки.

Скверно, конечно, кто бы спорил. Но почему бы не познать это в сравнении? Например, с тем же брянским губернатором Дениным, чья администрация вливала десятки миллионов рублей в семейную птицефабрику начальника, а шестьсот с лишним миллионов рублей поддержки всем фермерам-скотоводам области однажды завела на одну фирму с бенефициаром на офшорном Кипре. Или с Юревичем, который, управляя Челябинской областью, по данным декабрьского доклада ОНФ, выделил более 50 миллионов бюджетных рублей просто на собственную охрану.

Про волгоградского Боженова речи вообще не идет: регион, куда лично Владимир Путин в пожарном порядке высылает руководителя исполкома того же Фронта Андрея Бочарова, благополучным быть не может по определению. А вот в Новосибирске смена губернской власти прошла штатно: многолетний мэр Новосибирска Владимир Городецкий стал и.о. главы области, а осенью выиграл выборы. То есть существенных претензий к региону у федерального центра нет. Ни к кому — кроме Юрченко.

Можно предположить, что тут, все же, сыграло роль то самое количество. При курсе на борьбу с коррупцией в высших эшелонах, особенно в субъектах федерации, частотность упоминания имени губернатора в скандальном контексте сослужило для аппаратного здоровья Василия Алексеевича наихудшую службу. А прочему своему счастью он выступил кузнецом сам.

Есть такое аппаратное амплуа: вечный зам. Министры, губернаторы и другое начальство приходят и уходят, а заместитель остается на своем месте, тщетно ожидая, когда же обратят внимание и на него. Замов, укоренившихся на должности, а затем выбившихся на главное кресло — не в и.о., а всерьез и надолго — крайне мало. Василий Юрченко, в сентябре 2010 года возглавивший Новосибирскую область, как раз из первых замов и должен был проявить недюжинное умение договариваться, а также искреннее желание обрести поддержку не только в центре, но и в политической среде третьего по величине города России. Все то, в отсутствии чего его хором обвиняли многочисленные противники — слева направо, от КПРФ до «Гражданской платформы» — каких-то три с половиной года спустя, сразу же после скандальной отставки.

В том, что чувство реальности стало изменять Василию Алексеевичу, недавно убедились и многочисленные журналисты — участники пресс-конференции, состоявшейся более месяца назад. Юрченко пообещал поведать о ходе двух возбужденных против него уголовных дел. Однако, собрав прессу и сказав несколько вступительных слов, бывший глава региона покинул зал, предоставив площадку своему адвокату. Лучший и более надежный способ поссориться с четвертой властью — да еще находясь в сложных запутанных отношениях с первой и третьей — представить трудно.

«Он просто упустил регион», — таково общее мнение знатоков положения дел на местах. Непопулярные решения — вроде отмены льгот на проезд — не приносили ощутимых пополнений в областную казну, зато раздражение жителей вызывали в штатном режиме. Последняя капля — досрочные выборы мэра Новосибирска, задуманные еще администрацией Юрченко и через две недели после его громкой отставки все же выигранные единым кандидатом от оппозиции, коммунистом Анатолием Локотем. «Все же» — потому что показательная аппаратная казнь была призвана, кроме прочего, помочь партии власти в регионе.

В администрации главы государства Локоть характеризуется как человек вполне системный, хозяйственный и договороспособный. Но сама ситуация, когда в третьем городе страны побеждает не «Единая Россия» (ЕР), не могла устроить ни партийных, ни властных функционеров. «Считайте, что эта отставка — попытка рвануть стоп-кран, — предлагает собеседник «Ленты.ру» в аппарате ЕР. — Людям показали, что власть готова меняться, изгоняя непопулярных руководителей с самыми жесткими формулировками. Правда, нам на выборах в Новосибирске это уже не помогло».

В любом случае, развитие новосибирского сюжета принесло выигрыш почти всем его участникам. ОНФ внес еще одного опального губернатора в свой послужной список, словно звездочку на фюзеляж. Владимир Путин на практике после долгого перерыва опробовал механизм увольнения «по недоверию» — и, судя по дальнейшим событиям (сентябрь-Брянск-Денин), счел его вполне рабочим. Оппозиция отпраздновала победу на муниципальных выборах, а партия власти — на губернаторских, с более чем известным и уважаемым в регионе кандидатом.

А вот благополучие Василия Алексеевича теперь лишь в последнюю очередь зависит от него самого. И ждать, кажется, осталось недолго.