Колючка

140 лет назад американский фермер получил патент на проволоку, ставшую символом войны и насилия

Созданная для нужд животноводства колючая проволока быстро перекочевала с загонов и пастбищ на поля войны, став одним из главных символов насилия. Без нее невозможно представить траншеи Первой мировой, нацистские концлагеря и лагеря ГУЛАГа. Она же, по словам французского писателя Оливье Разака, сыграла важнейшую роль в искусстве, которое стремилось «воплотить уродливое величие разрушительных сил, выпущенных на волю современной войной».

Первые прототипы колючей проволоки известного нам типа появились во Франции в начале 1860-х годов. Использовались они в основном в сельском хозяйстве. В апреле 1865 года Луи Жанин даже запатентовал двухрядную проволоку с прикрепленными к ней ромбовидными пластинками. Однако тогда это изобретение широкого применения не нашло.

В военных целях, как заграждение, проволока была впервые (но очень ограниченно) применена во время Франко-прусской войны 1870-1871 годов.

А вот в США «колючка» пригодилась. При огромных территориях Дикого Запада, многочисленных стадах лошадей и крупного рогатого скота, а также постоянном переделе новых фермерских границ, она оказалась очень кстати. И, как результат, была заново «открыта» и запатентована американским фермером и сенатором от штата Иллинойс Джозефом Глидденом 24 ноября 1874 года. Изобретение оказалось настолько удачным, что позволило перевести содержание домашнего скота на совершенно иной уровень и резко увеличить доходы животноводства.

Пользовались в Новом Свете «колючкой» и в военных целях. Так во время Испано-американской войны 1898 года американские подразделения использовали ее для защиты своих лагерей.

В британском армейском уставе колючая проволока упоминается с 1888 года. Ограниченное применение она имела во время Англо-бурской войны. В частности англичане использовали ее при строительстве концлагерей для семей буров, не желавших прекратить сопротивление.

Тем не менее Первую мировую воюющие стороны начали без всякой проволоки. Противники считали, что война будет маневренной, быстрой и закончится «еще до Рождества». Когда осенью 1914 года армии начали рыть первые окопы, то в лучшем случае ставили импровизированные заграждения, а проволоку для них заимствовали в близлежащих деревнях. Колючая проволока была в то время настолько непривычна, что не существовало даже самого названия. Обычно ее называли просто «проволока с колючками для забора».

На начальном этапе войны для заграждений брали какую угодно проволоку, даже без шипов. Кроме того, сами заграждения были жиденькими и состояли лишь из одного единственного ряда столбов, между которыми натягивались три-четыре проволоки. Затем заводы начали производить специальную проволоку для военных целей. На колючей проволоке для нужд сельского хозяйства имелось обычно семь пар шипов на один метр, тогда как на новой — четырнадцать и более пар на тот же метр. К тому же колючая проволока стала теперь шире и плотнее.

Французский устав 1915 года определял как минимальное заграждение из двух рядов столбов, стоящих на расстоянии трех метров друг от друга. Британский устав 1917 года требовал для стандартного полевого проволочного заграждения уже не менее девяти метров ширины. Кроме того, появились самые различные виды проволочных заграждений, некоторые из них стали переносными: «испанская конница», «крыжовник», «ножевая опора»...

В вышеупомянутом британском уставе 1917 года перечисляются различные виды устойчивого проволочного заграждения (оставим их без перевода, как есть): apron, double apron, fence and apron, trip and loose wire, concertina (brun wire), trip and crossed diagonals, rapid double fence, low wire, French rapid wire, high and low wire combination... Только последние имелись в шести разных вариантах.

Некоторое время воюющие стороны экспериментировали с проволокой под током, но она оказалась непрактичной.

Француз Оливер Разак писал (Barbed Wire: A Political History), что колючая проволока хотя и не стала символом Первой мировой войны, зато сыграла важнейшую роль в искусстве, которое стремилось «воплотить уродливое величие разрушительных сил, выпущенных на волю современной войной». А ведь началось все с обычной ограды для бестолковых коров...

Обсудить
12:1019 августа 2016
Руслан Хасбулатов

«После ГКЧП произошла страшная вещь»

Руслан Хасбулатов о путче 1991 года
09:08 7 июня 2015

«Гитлер поднялся на противостоянии с коммунистами»

Историк Константин Залесский об истоках германского нацизма
00:0328 июля 2016
Мозаичное панно, изображающее дружбу русского и украинского народов, на станции «Киевская» Арбатско-Покровской линии московского метро

«Российская украинистика растет, формируется и зреет»

О чем спорят украинские и российские историки
Ростов в огне: в городе горят десятки домов
Крупнейший пожар последних лет глазами горожан
Тайсон с Матвеевской
Агрессивный москвич отомстил дворнику за жену, выбив зубы и откусив ухо
«Из двух детей один обязательно заболеет»
Стоит ли удалять органы у новорожденных, чтобы уберечь их от рака
Бесоизвержение
Поп-экзорцист на черном Land Cruiser заставляет православных трястись и кричать
Гуд-бай, Америка: США перестанут выдавать визы россиянам
Все собеседования отменены до начала осени
На кровавых каруселях
Перестрелять недовольных — переизбравшийся президент Кении оказался обидчивым
Демократия подъехала
США влияют на политику других стран, не привлекая внимания
Федор Лукьянов: Удар по «Кимерике»
Почему Дональд Трамп должен применить силу против Пхеньяна
Бомбанет?
Американский островок готовится к ядерному удару Северной Кореи
С чем идут на дело в Америке
Рейтинг самых криминальных стволов США
Арам ПетросянКартонный террор
Бывший следователь по делу террориста Петросяна едва не стал его адвокатом
Место происшествияРезня в Сургуте: кто стоит за атакой на прохожих
Пострадали семь человек, нападавший убит
Роли исполняли: кто есть кто в «банде GTA»
Главное о беспощадных убийцах с большой дороги
Османский ответ
Турецкое оружие завоевывает мир
«Технари тусуются у левой колонки»
Полиция кормила посетителей фестиваля бульоном, но кто-то все равно умер
«Объявлен окончательный коммунизм»
2 важные старые книги: выбор Валентина Курбатова
«Изображать тупого иностранца и вести себя как дома»
Секрет датского счастья, или как выжить в Скандинавии: версия Майкла Бута
«После фон Триера не найти такие же рискованные роли»
Шарлотта Генсбур о «Призраках Исмаэля» и любви к провокационным проектам
Антон Прохоров«За бородой прячутся и политики, и банкиры»
Единожды оседлавший Harley-Davidson россиянин навсегда меняет ориентацию
«Охренеть! Тоже хочу!»
В чем разница между хорошими и плохими наколками
«Чо ты как баба?»
Дерзкое решение полового вопроса в тесте «Ленты.ру»
Танки и люрекс
Роль модников в крахе СССР