Звездные войны

Существует ли реальный конфликт между оперативными службами МВД и ФСБ России

Фото: Александр Миридонов / «Коммерсантъ»

Скандальная история, связанная с арестом руководителя Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД России Дениса Сугробова и его коллег по обвинению в создании преступного сообщества и провокациях взяток, на днях пополнилась новыми эпизодами. 3 декабря Мосгорсуд приговорил одного из трех оперативников ГУЭБиПК, пошедших на сделку со следствием, Максима Назарова к пяти годам лишения свободы. Он признал себя виновным в провокации взятки и дал важные показания по делу о преступном сообществе, созданном в стенах главка МВД. А 4 декабря Следственный комитет России предъявил обвинение в злоупотреблении должностными полномочиями начальнику УМВД России по Ивановской области генерал-майору полиции Александру Никитину, выступившему летом этого года в качестве одного из поручителей с просьбой смягчить меру пресечения для заключенного под стражу генерала Сугробова.

Следствием указанных событий стали упорные слухи о карательной операции, проводимой ФСБ в отношении зарвавшихся полицейских. «Лента.ру» попробовала разобраться в ситуации.

Доллары в корзиночке для хлеба

14 февраля 2014 года в кафе Sister на улице Покровка в центре столицы встретились советник гендиректора одной из коммерческих фирм, а по совместительству агент ГУЭБиПК МВД России Руслан Чухлиб, и заместитель начальника 6-й службы Управления собственной безопасности ФСБ России Игорь Демин. Разговор шел об оказании Деминым возмездной покровительственной помощи одной из коммерческих структур в случае появления у нее каких-либо нежелательных проблем. Проще говоря, о предоставлении «крыши». По одной из версий, Чухлиб предложил сотруднику ФСБ заглянуть в корзиночку для хлеба, стоящую на столике, где уютно устроились 10 тысяч долларов США — сумма, которую представитель спецслужб мог бы теперь получать за свои услуги ежемесячно.

Встреча на Покровке стала завершением оперативной разработки, проведенной элитным подразделением МВД России в отношении «коррумпированного» сотрудника ФСБ России. Но, как ни странно, финальный аккорд с эффектным защелкиванием наручников на запястьях Демина не прозвучал. Вместо этого один за другим были задержаны сам Чухлиб, оперативники ГУЭБиПК, организовавшие операцию, и их руководители, включая начальника главка Дениса Сугробова. Согласно версии Следственного комитета России, в злосчастном кафе сотрудниками ФСБ была пресечена преступная провокация, организованная группой офицеров ГУЭБиПК, образовавших опасное преступное сообщество.

Тайная война спецслужб

Дело получило колоссальный общественный резонанс. Появились десятки версий о причинах и последствиях ареста Сугробова, которого причисляли то к политзаключенным, то к главным борцам с коррупцией, то к самим коррупционерам. Поводом для спекуляций стал и стремительный карьерный рост генерала, ставшего руководителем главка МВД в 34-летнем возрасте (Сугробов родился в 1976 году), что связывали с влиянием высоких покровителей в окружении самого президента России.

Уже находясь под арестом, экс-глава ГУЭБиПК подал в суд на журналистов РБК, обнаруживших несуществующие родственные связи генерала с начальником Контрольного управления президента РФ Константином Чуйченко. А на днях еще и заявление в Пресненский суд на сотрудницу «Московского комсомольца», в чьей статье содержалась версия о якобы участии генерала в нелегальном обналичивании денежных средств совместно с крупными платежными системами. Одновременно в прессе появлялись статьи, в которых Сугробов, наоборот, изображался главным борцом с «черной обналичкой», перешедшим дорогу влиятельным руководителям с Лубянки.

Бензина в огонь разгорающегося скандала добавила и загадочная гибель друга и заместителя Сугробова, генерал-майора полиции Бориса Колесникова. Согласно официальной информации, он покончил с собой после очередного допроса 16 июня 2014 года, выбросившись с пожарной лестницы в здании Главного следственного управления. При этом известно, что несколькими неделями ранее, находясь в СИЗО, Колесников получил черепно-мозговую травму. Не совсем понятно, зачем вообще нужно было вывозить генерала в день смерти из изолятора для проведения допроса, если в СИЗО для этих целей есть все необходимые условия. Разбираясь в случившемся, СМИ додумались до версии, что Колесников жив, но попал под программу защиты свидетелей. И это несмотря на то, что официальные похороны генерал-майора состоялись и тело находилось в открытом гробу.

Так постепенно родилась версия о конкуренции ГУЭБиПК с ФСБ России и даже о тайной «войне» между ведомствами МВД и ФСБ.

Локомотив борьбы с коррупцией...

24 ноября 2014 года на международной научно-практической конференции «Борьба против коррупции в России и Франции» в Университете Сорбонна с докладом «Опасности борьбы против коррупции в России: дело генерала Сугробова» выступила адвокат Мария Прохорова.

Проведя краткий экскурс по этапам создания нормативно-правовой базы, направленной на противодействие коррупции, Прохорова обратила внимание участников конференции на особые успехи нового главка МВД России, руководимого молодым и энергичным генералом Сугробовым. В подтверждение своих слов адвокат привела статистику: «Так, только в 2012 году правоохранительными органами выявлено свыше 49 тысяч преступлений коррупционной направленности, из них ГУЭБиПК МВД РФ — свыше 42 тысяч, то есть более 85 процентов от общего числа всех выявленных преступлений коррупционной направленности. В 2013 году — свыше 41 тысячи преступлений коррупционной направленности, из них ГУЭБиПК — более 36 тысяч, то есть свыше 87 процентов от общего числа выявленных преступлений коррупционной направленности».

Среди выведенных на чистую воду коррупционеров оказались и чиновники высшего уровня из Счетной палаты, аппарата правительства РФ, управления делами президента, Совета Федерации, Росреестра и так далее. Ну и в довесок ко всему была пресечена деятельность нескольких преступных группировок, занимавшихся операциями по отмыванию денег — порядка 230 миллиардов рублей в год.

В результате Сугробов приобрел признание как активный борец с коррупцией в России и нажил немало влиятельных врагов.

... или охотник за цифрами

Справедливости ради стоит отметить, что с коррупцией борются не только в ГУЭБиПК, но и в других подразделениях МВД России, а оперативные сотрудники МУРа и других специальных структур далеко не всегда в приватных беседах высказываются в поддержку арестованных коллег.

— Существует проблема оценки деятельности правоохранительных структур, от которой просто никуда не уйти. Тот же адвокат, выступавшая в Сорбонне, приводила цифры: в 2012 году ГУЭБиПК выявил столько-то коррупционеров, в 2013-м — столько-то... Эти же показатели представляются и руководству страны как свидетельство усиления борьбы с коррупцией. Ну тогда давайте вспомним, как отличались на поприще выявления террористов-диверсантов товарищи Ежов и Ягода, и поставим им памятники. Думаю, статистические показатели у них были рекордные, — прокомментировал статистику успехов для «Ленты.ру» источник в правоохранительных органах. — Палочная система существовала всегда. Страшно же становится тогда, когда определенные карьеристы начинают буквальную охоту за цифрами, чтобы обеспечить себе признание в высших кругах. Особенно часто такой подход свойственен новым подразделениям и структурам, которым нужно продемонстрировать свою эффективность.

Однако эксперты полагают, что демонизировать ГУЭБиПК и представлять в виде ведомства, профессионально занимающего разнообразными подставами, было бы неверно.

— Все сейчас ударились в оценку «оперативных экспериментов» как способа борьбы с коррупцией. Мол, оперативники подбрасывают людям взятки, как наркотики. Чушь! На самом деле раскрытие преступлений в сфере экономики, выявление коррупционных схем — это кропотливая работа с документами, предполагающая знание основ бухгалтерии, финансового учета и прочего. Оперативная разработка проводится месяцами и представляет собой в результате толстые папки с информацией, полученной в ходе проведения массы мероприятий, — отмечает экс-следователь ГСУ МВД России Олег Тютенков.

Конфликт ведомств или борьба с перегибами

Так на чем же на самом деле строится красивая версия невидимой войны МВД с ФСБ, всплывшей на поверхность в ходе массового ареста офицеров ГУЭБиПК?

Главный довод приверженцев «звездных войн» состоит в том, что генералы с Лубянки не простили Сугробову оперативной разработки действующего офицера ФСБ. Однако факт возбуждения в отношении сотрудников ГУЭБиПК уголовного дела по статье «Организация преступного сообщества» свидетельствует, что официальная разработка данной группы велась оперативниками ФСБ задолго до встречи Чухлиба с Деминым.

— Собрать доказательства для возбуждения дела по такой статье — это работа как минимум нескольких месяцев. Должна быть обнаружена информация, которая ясно дает понять, что задержанные являются не просто «организованной группой лиц», но именно «преступным сообществом». Это требует очень качественной оперативной работы, с выявлением схемы взаимодействия между разными участниками сообщества, распределением ролей. А главное, необходимо доказать преднамеренный преступный умысел, с которым совершались те или иные действия, — рассказал источник в следствии. — А то, что на представленных в Следственный комитет документах стоит шапка ФСБ, само по себе еще ничего не значит.

Предполагаемому преступному сообществу офицеров из ГУЭБиПК вменяется более 10 эпизодов провокации взятки. По мнению действующих оперативников МВД, громкое дело Сугробова — это не попытка «показать полицейским ищейкам их место», а вынужденная мера, направленная на борьбу с перегибами в практике конкретной группы офицеров в ГУЭБиПК.
— Видимо, они в какой-то момент поставили на поток неприемлемые методы работы и наплевали на предупреждения, которые им наверняка поступали. Для самих органов ФСБ такие резонансные операции — меры вынужденные и нежеланные. Они не занимаются самопиаром, нет им от этого никакой выгоды, — отмечает источник в правоохранительных органах.

— Сугробова и его подчиненных раскрутили как единственных борцов с коррумпированными чиновниками высшего звена, но это не так. Приведу пример. Нами проводилась оперативная разработка в отношении группы вымогателей. У них обнаружился влиятельный покровитель в генеральском звании. Подготовили соответствующий доклад министру. Он взял разработку под контроль, дал дельные советы. И она закончилась успешной реализацией. Высокие покровители потребовались уже самому генералу, но и они ему не помогли, — рассказал источник в оперативной службе МВД России.

А еще сыщики в один голос твердят, что реализацию разработки в отношении сотрудников МВД или ФСБ невозможно проводить без уведомления органов собственной безопасности соответствующего ведомства. Этим правилом пренебрегать нельзя, так как немало мошенников, попадающих в поле зрения сотрудников уголовного розыска, любят выдавать себя именно за «действующих офицеров спецслужб».

Чистый сыск

В МУРе версию о «войне» МВД и ФСБ считают глупой выдумкой падких на сенсации журналистов. По словам оперативников, ни одна крупная операция с участием нескольких отделов УУР (Управления уголовного розыска) не проводится без участия представителей ФСБ. И к своим коллегам из ФСБ в МУРе относятся с большим уважением. В отличие, к примеру, от представителей подразделений экономической безопасности, о которых чаще говорят с изрядной долей пренебрежения, вспоминая, как еще в советские времена сотрудников БХСС называли «колбасниками».

— Настоящим сыщикам делить нечего. Цель у нас, по сути, одна. Мы к ФСБ часто обращаемся за технической поддержкой. Они к нам за помощью интеллектуальной, агентурной. Вот, к примеру, так называемый взрывной отдел УУР (занимается раскрытием преступлений, совершенных с применением взрывчатых веществ) — это группа сыщиков, которые помогают спецслужбам в борьбе с экстремизмом, — рассказал «Ленте.ру» ветеран столичного Управления уголовного розыска. — Про «убойные» отделы МУРа вообще говорить не нужно. У всех этих ребят никаких экономических интересов и игр в покровительство быть не может — чистый сыск.

Арест поручителя

В конце ноября состоялось еще одно громкое задержание полицейского генерала. Начальник УМВД России по Ивановской области Александр Никитин был заключен под стражу. Он обвиняется в злоупотреблениях должностными полномочиями. По версии следствия, Никитин причастен к махинациям при строительстве нового здания УМВД, в результате которых произошел перерасход бюджетных средств на 87 миллионов рублей. Ходят слухи и о других преступлениях, которые в скором времени ему могут быть инкриминированы.

Однако сам генерал и его защита считают обвинения не соответствующими действительности. По их версии, большая часть выявленной суммы перерасхода связана не со строительством, а с приобретением мебели по завышенным ценам. К примеру, один только диван был куплен за 700 тысяч рублей. В поддержку Никитина было написано открытое письмо, которое уже подписали более 100 сотрудников его управления.

Бытует версия, что настоящей причиной для оперативной разработки в отношении генерала Никитина стало его поручительство за Сугробова, данное еще летом, когда судом рассматривался вопрос о продлении срока заключения экс-главы ГУЭБиПК под стражу. Материалы в отношении начальника УМВД по Ивановской области были, кстати, собраны сотрудниками ФСБ России. И это только подливает масла в костер сторонников версии крестового похода спецслужб в отношении непокорных полицейских начальников.

Впрочем, другие авторитетные поручители Сугробова — руководители МВД Кабардино-Балкарии Сергей Васильев и МВД Дагестана Абдурашид Магомедов — пока на свободе, и ни о каких обвинениях в их адрес не слышно. Так что арест Никитина может оказаться и обычным совпадением.

«Лента.ру» продолжает следить за развитием событий, связанных с делами Никитина и Сугробова.