Новости партнеров

Пермские гаджеты

Шлем-спасатель и гидропоника на подоконнике как часть национальной технической инициативы

Фото: Юрий Васильев

Любители электронного изобретательства из Перми решили максимально сократить время между появлением какого-нибудь устройства и его выходом на рынок региона. Для этого в Прикамье заработал так называемый хакерспейс — клуб, объединяющий самодеятельных разработчиков гаджетов. Похоже, здесь заранее подготовились к реализации национальной технологической инициативы, о которой глава страны говорил в послании Федеральному собранию.

Мастер Йода и Пикачу, Пикачу и мастер Йода. Два комплекта по две культовые фигурки медленно проявляются на рабочей поверхности двух 3D-принтеров, украшающих собой приличных размеров комнату. Первый принтер — американский, из первых моделей. Второй, самостоятельно собранный вдохновителем предприятия Семеном Таракановым, стоит на полу и действует куда шустрее. Да и обошелся он раза в два дешевле заводского аналога ценой 55-60 тысяч рублей.

— Идет калибровка, — поясняет Семен; футболка, очки, борода — хипстер как есть. Вокруг — верстаки, станки и компоненты всего, что возможно. Отдельной группой — микрокоптеры: зелененький зарубежный и белые, напечатанные на принтере, — собственные, альтернативные. С разобранным зеленым Тараканову и его друзьям вроде все понятно. Осталось научить тому же собственные разработки — различные белые геометрические фигурки с пропеллерами. «Он тоже не взлетел», — показывает Тараканов на шестиконечный экземпляр.

Комната на Пушкина, 66, называется хакерспейс, он же хакспейс либо мейкерспейс. Англо-американское to hack, объясняет Тараканов, не в смысле ломать компьютерные коды, а наоборот: созидать что-то, облегчающее жизнь, находить существующим вещам альтернативное применение. Мейкерами же называются те, кто, собственно, созидает. А спейсом — комната, где они собираются.

Идеология проста: никакой удаленки, даже на самых высокотехнологичных проектах, все приходят и работают лицом к лицу. Вживую, не в сети, чтобы показать друг другу то, что получается, и посоветоваться, что делать дальше. Все инструменты, материалы, проектор, интернет-вода-электричество, кофе с печеньем и, если надо, технические советы — на месте. От участников такого клуба технических интеллигентов требуется желание работать и — если у клуба нет спонсора — несколько тысяч рублей в месяц.

За исключением взносов и новых технологий, приходится признать, что организационно изобретатели хакерспейсов — а возникли они в нулевых, соединив, по словам идеолога движения Митча Альтмана, «сообщество и творческое выражение», — не принесли ничего нового. Особенно для тех, кому не надо объяснять, что такое Дворец пионеров и школьников. Или, точнее, кружок технического моделирования: советская практика, давшая толчок к становлению абсолютного большинства советских же инженеров. Практика, в масштабе страны прервавшаяся в те самые 90-е.

В результате инженеры на производстве либо молодые, либо толковые, и совмещается это с трудом. Не говоря уже о понимании того, с какими технологическими задачами Россия столкнется через 10-15 лет и что потребуется для их решения. Все вместе — национальная технологическая инициатива, как сказано в послании Владимира Путина Федеральному собранию. То, что без возврата к творчеству юных и тех, кто постарше, — студентов, магистров, аспирантов технических вузов, — не осуществить никак. Пусть даже это забытое старое теперь называется хакерспейс.

— Вчера парень принес оболочку для смартфона, — сообщает Владимир, коллега Семена по хакерспейсу. — Нечто среднее между липучками, чтобы сделать жесткие кнопки, и блютус-контроллерами. А Семен вот электронную плату для счетчиков собрал.

— Счетчики воды, электричества, тепла работают без автоматического сбора данных, — объясняет мейкер Тараканов. — Мы все что-то пишем и куда-то переправляем. Это происходит, можно сказать, в ручном режиме. Крайне несовершенный механизм: и мы, и управляющие компании на нем теряем очень много. Городу понадобилось новое техническое средство, чтобы производить автоматический учет.

Семен искомое изобрел — причем на коленке, как и полагалось по техзаданию: минимальные производственные мощности и затраты при возможности серийного выпуска беспроводного устройства, которое можно внедрить в счетчик на пять-десять лет. Теперь автор ждет, когда электронного ЖКХ-разведчика узаконят муниципальные власти, примут управляющие компании и полюбят ответственные квартиросъемщики.

Выпускник пермского политеха Тараканов выиграл под свой проект грант «Умник» от Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, более известного как Фонд Бортника — самое доступное для молодых ученых поощрение. А муниципалитет Перми помог хакерспейсу бесплатной арендой помещения до Нового года и информподдержкой в городе.

Собственно, за новинками в Перми сейчас и идет охота. «Креативное пространство Мейкерспейс устраивает Гаджетстрой!» — сообщает плакат. «Это конкурс по сборке гаджетов и всяких штуковин». Срок конкурса — три недели. За это время несколько команд выдумали и собрали, как и сказано, штуковины и попытались доказать не только их способность работать, но и нужность широкой публике.

В спейсе как таковом разнообразные мейкеры собираются по субботам. Человек 20-30 приходят защитить свое и послушать про чужое. «Акселерометр», «дискретный сигнал», «трекинг», «надо спросить у велосипедистов» — слышится в гуле у председательского стола. В руках у Семена оказывается велошлем, призванный — если его хозяин свалится и потеряет сознание — оценить ситуацию и вызвать медиков и спасателей. Не сам по себе, а благодаря разнообразной вживленной в него электронике, прирученной к хозяйскому смартфону. Как всегда, спор идет вокруг источников энергии и связи между гаджетами.

— Блютус будет немилосердно истощать батарею телефона, — опасается изобретатель.

— А ты хочешь динамо-машину для подзарядки, да? — интересуется Семен. — Велосипедист борется за каждый грамм. Если ты ему скажешь, что его велик будет хоть чуть-чуть тормозить… Хотя слушай, давай спросим на «ВелоПерми»!

Тут вдруг вспомнилось очевидное — что бороды бывают не только у хипстеров, но и у мастеровых. А новый мейкер тем временем приступает к рассказу о своем: весы с выходом на мобильный — для контроля. На предыдущем заседании выяснилось, что переделать под такое можно любые электронные весы за 600 рублей. Однако на следующем этапе возникла дискуссия. Может, вес выводить в виде QR-кода? Или, вообще, ввести какие-то предустановленные данные — для папы, для мамы и т.д., чтобы от них отталкиваться в дальнейших замерах? «То есть близнецам не продавать», — срезает идею один из присутствующих. «А я столько же вешу, сколько и мама», — добивает другая. В действии любимый здешний принцип: «Давай надежду, унижая».

В начале декабря подвели итоги конкурса: выиграла гидропоническая башня под названием Onica. Ставишь хоть на подоконник, подключаешь — имеешь свежие овощи либо зелень. Победителю — полезный приз: помощь городского бизнес-инкубатора и Центра робототехники Пермского национального исследовательского политехнического университета, — чтобы довести продукт до окончательного рыночного ума. Получится ли? Здесь точный ответ невозможен, как, впрочем, у самых больших. С одной стороны, как принято говорить научным языком, «вероятностный характер результатов НИОКР» существенно усложняет любую оценку — от инвестиционной привлекательности новых разработок до предполагаемой рентабельности проекта. С другой же, если не рисковать и не вкладываться — нигде, включая крупные промышленные корпорации, не будет вообще ничего.

Хакерспейсов по стране, если считать с пермским, восемь. «Уже восемь» или «всего восемь» — верно, скорее, последнее. Первый российский открылся три года назад — понятно, в Москве; последнее обновление на сайте — в августе. Выживают пермяки пока что на гранты и скромные абонементы в три тысячи рублей за месяц. Один посетитель занимается моделями машинок. Другой — ветрогенераторами для частных домов. Третий делает мебель для технического творчества: столы, верстаки, стеллажи. И есть многие, кто думает, не перевезти ли сюда свое оборудование из гаражей для общения и перекрестного опыления.

«Высокие технологии спускаются все ниже — с заводов непосредственно к энтузиастам. Вы не представляете, как много вещей можно сделать», — объясняет Семен Тараканов. Представить можно. Если не по количеству вещей, то по качеству взаимодействия для их производства — наверняка. «Объединить усилия проектных, творческих команд, динамично развивающиеся компании, которые готовы впитывать передовые разработки, подключить ведущие университеты, исследовательские центры, РАН, крупные деловые объединения страны». Кажется, в послании Владимира Путина — той его части, где речь идет о национальной технологической инициативе, — зарезервировано место и для проектных творческих пермяков.

Пермь — Москва

Россия00:0115 августа
Анна Павликова

«Будут и дальше сажать детей»

Полицейские провокаторы создали кружок экстремистов. Пострадают подростки
Россия21:0115 августа

Игры победителей

В Москве прошла мини-олимпиада для детей, преодолевших тяжелые заболевания