Новости партнеров

Президентская скамейка запасных

«Лента.ру» исследует региональные кадры, попавшие в поле зрения главы государства

Губернатор Волгоградской области Андрей Бочаров
Фото: Глеб Щелкунов / «Коммерсантъ»

На сайте Кремля опубликован «Список лиц, включенных в резерв управленческих кадров, находящихся под патронажем Президента Российской Федерации». В ряду депутатов, чиновников и руководителей различного уровня особый интерес вызывают представители регионов России — их имена, вполне возможно, в ближайшее время обретут федеральную известность.

Список из 144 человек был обнародован 4 декабря — в день президентского послания Федеральному собранию, естественно, заслонившему собой все прочие аспекты кремлевской повестки. Соответственно, новость о том, что на президентской скамейке запасных появились новые люди, а принцип комплектования кадрового резерва претерпел значительные изменения, смогли оценить только те, кому это действительно нужно. Учитывая, что кадровая работа не терпит лишней суеты, — вполне понятный ход.

Система кадрового резерва, опробованная в четырехлетку Дмитрия Медведева, вполне органично вписалась в российскую аппаратную структуру — хоть сейчас связанная с подобными списками терминология вроде «первая сотня резерва» и исчезла из медиа. Резервы министерств и ведомств, резервы субъектов Федерации, президентская номенклатура... В тех же субъектах, по подсчетам специально созданной президентской комиссии по вопросам государственной службы и резерва управленческих кадров, к июлю 2012 года в региональные резервы попали более 21 500 управленцев. Новые назначения получили 6 628 человек. А среди резервистов президента, сообщает сайт gossluzhba.gov.ru, к тому же времени на повышение пошли 37,2 процента. Вероятность карьерного продвижения, таким образом, — более трети; есть за что побороться.

Возраст от 25 до 50, трехступенчатая система: президентский резерв — тысяча человек (на практике чуть более пятисот), затем некий федеральный резерв, потом субъектовые, они же региональные, резервы... Так, в 2009 году представляли широкой публике саму идею кадровых закромов родины. Президентский список декабря-2014 гораздо короче, и те, кому за пятьдесят, в нем попадаются регулярно. Похоже, формальные критерии уступили место практическим соображениям. «Право рекомендовать кандидатов в президентский резерв было предоставлено должностным лицам Администрации Президента, членам Правительства, руководителям иных федеральных государственных органов и высшим должностным лицам субъектов Российской Федерации», — сообщает кремлевский сайт. В результате совместной работы львиная доля президентского списка заполнена выходцами из регионов России. Во всяком случае, они ничуть не теряются среди федеральных чиновников — как правило, на уровне руководителей департаментов министерств и ведомств либо замминистра.

Таким образом, перед нами — управленческая ярмарка интересов. Не только президента и его структур к отдельным людям, не всегда известным широкой публике, но и, безусловно, регионов, так или иначе представленных в списке. Ведь публичная оценка кадрового потенциала той или иной территории от имени и по поручению главы государства — серьезное дополнение к рейтингу власти в субъекте. Или, наоборот, минус к нему, если толковые люди на вверенных землях не найдены.

Впрочем, сразу надо оговорить исключения. Понятно полное отсутствие, к примеру, Санкт-Петербурга: про резервы Северной столицы в Кремле и так знают не понаслышке. А вот то, что в нем нет представителей Крыма и Севастополя, вызывает смешанные ощущения. С одной стороны, с марта прошло не так много времени, чтобы представители этих субъектов Федерации могли бы в полную силу зарекомендовать себя. С другой же — наверное, чисто политически было бы вернее, если бы такие люди там нашлись уже сейчас. Хотя напоминание о воссоединенных с Россией регионах есть и в этом варианте списка: под номером 110 — комплектование по алфавиту, никаких первых среди равных — имеется заместитель министра Российской Федерации по делам Крыма Андрей Соколов.

В первых рядах кадрового алфавита — Евгений Авилов, глава администрации Тулы. 144-м, замыкающим, — Владимир Ярошевский, вице-губернатор Тульской области, министр внутренней политики и развития местного самоуправления. Тульская область дала в кадровый резерв президента еще двоих вице-губернаторов — областных министров экономразвития и охраны природы. Похоже, что дела не столь давно минувших дней — завершившиеся, к примеру, в 2013 году приговором в отношении бывшего губернатора Вячеслава Дудки, 9.5 лет за взятку — окончательно отправлены в архив, и регион вновь на хорошем счету у Кремля. По списку — так даже и наилучшем: четыре человека — наиболее весомое представительство какого-либо региона в кадровом резерве Владимира Путина. Столько же — только у Тамбовской и Вологодских областей. От Свердловской — трое: два министра и гендиректор «Уралвагонзавода» Олег Сиенко.

А, допустим, наличие в списке лишь одного представителя Волгоградской области — и, кстати, единственного в этом списке губернатора, Андрея Бочарова — может рассказать о мнении федерального центра по поводу положения дел в регионе куда больше, чем подшивки скандальных публикаций и тома уголовных дел. Напомним, что нынешней весной Бочаров был неожиданно перемещен в область с поста руководителя исполкома Общероссийского народного фронта (ОНФ) по распоряжению главы государства, лидера ОНФ Владимира Путина — после скандальной отставки предыдущей администрации. Стало быть, любые изменения в следующих вариантах списка — оценка работы собственно губернатора.

Чтобы попасть в президентский список из того или иного региона, лучше всего работать его вице-губернатором. Таковых под патронажем Владимира Путина набралось около трех десятков. По одному дали Оренбург и Брянск, Калуга и Ростов, многие другие областные центры. По два — от Красноярского края, а также от Вологодской, Владимирской, Архангельской и Московской областей; к слову, нынешний губернатор Подмосковья Андрей Воробьев — «выпускник» предыдущего состава кадрового резерва. Самарская область, как и тульские коллеги, представлена тремя заместителями главы региона.

При этом наибольшие шансы в «вице-сегменте» имеют руководители администраций и кураторы экономического блока. Кстати, региональным министрам экономики либо финансов президентский резерв тоже вполне показан: именно такие чиновники представляют, к примеру, Мордовию либо правительство Мурманской области. Но лучше, все-таки, быть заместителем председателя регионального правительства: допустим, Забайкальский край представлен сразу двумя зампредами. Неудивительно, что правительства регионов — на втором месте, более десятка представителей.

На третьем месте — градоначальники, от областных центров до 25-тысячных муниципалитетов, ровно десять человек. Представительство глав городов любопытно само по себе — равно как и попытки понять, почему тот или иной мэр либо сити-менеджер появился в кадровом резерве главы государства. С руководством областных центров — Воронеж, Томск, Благовещенск, та же Тула — более-менее понятно. Как и то, что, допустим, за Североморском из центра приглядывают поверх властей Мурманской области: оборонка, ЗАТО. При этом появление в президентском резерве, например, мэров первого российского наукограда Обнинска на севере Калужской области и гораздо менее известного города Уварово, Тамбовская область, — скорее всего, демонстрация возможностей глав субъектов Федерации, Анатолия Артамонова и Олега Бетина. Лишнее подтверждение их репутации политических тяжеловесов — при том, что в таких делах лишнего ничего не бывает.

Среди регионов, отметившихся единичными «резервистами», интересны те, где в президентский список попали не функционеры. Коммерческий директор Ижевского механического завода Олег Сапожников в единственном числе представляет Удмуртию, региональный бизнес-омбудсмен Тимур Нагуманов — Татарстан. А от Пензенской области в управленческом резерве страны оказался Алексей Дмитриенко, генеральный директор ОАО «Научно-исследовательский институт физических измерений».

Следует присмотреться и к посланцу Марий Эл Геннадию Шкавро. Заместитель республиканского министра лесного хозяйства всерьез выбивается из кадрового ранжира высокопоставленных представителей региональных администраций — стало быть, в президентском резерве его имя оказалось не просто так. А наиболее состоятельным в кадровом вопросе городом — не центром региона надо признать Череповец: оттуда в список попали сразу двое, по линии «Северстали» и высшего образования.

Отдельно стоит выделить ректоров крупнейших региональных вузов. Не факт, что занесенные в список руководители Череповецкого госуниверситета, Хабаровской государственной академии экономики и права, Тюменского госуниверситета и Южно-Российского института управления, что в Ростове-на-Дону, — Дмитрий Афанасьев, Юрий Плесовских, Валерий Фальков и Василий Рудой, соответственно — повторят путь губернатора Приморского края Владимира Миклушевского, прежде возглавлявшего Дальневосточный федеральный университет. Но, во-первых, ничто не исключено, во-вторых — есть масса иных возможных должностей. К примеру, в структурах министерства образования.

Впрочем, гадать на списке можно сколько угодно. Особенно в тех регионах, чьи представители в президентский резерв не вошли — хотя их главы наверняка предпринимали определенные лоббистские усилия. Только одно можно сказать с уверенностью: не следует упрекать власть за то, что ее кадровые решения кому-то из широкой публики кажутся спонтанными и неожиданными. Скорее всего, соискатели тех или иных портфелей давно уже ждали своей очереди в тех или иных списках. Как и самый свежий — доступный всем.