Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram

Кино недели: как изгнать из себя дьявола

Пятничный спойлер от Геннадия Устияна

Кадр из фильма «Рука Дьявола»
Кадр: «Рука Дьявола»

Казалось бы, перед Новым годом кинотеатры должны пухнуть от кассовых предновогодних хитов. Но все самые громкие премьеры — «Джон Уик» с Киану Ривзом и «Исход: Цари и боги» Ридли Скотта — сдвинуты на 1 января, где их ждет еще с полдюжины русских новогодних хохмочек вроде «Елок 1914». Видимо, все по три раза посмотрят вышедшего на прошлой неделе «Хоббита» с билетами по 600 рублей. Так и получается, что главный (и лучший) фильм этой недели — не блокбастер и не сказка для всей семьи, а вполне артхаусное кино Дэвида Кроненберга, которое без культурного бэкграунда и инсайдерского погружения в голливудские процессы сразу не оценишь.

«Звездная карта»

Почти 20 лет назад режиссер Гас Ван Сент пригласил коллегу Дэвида Кроненберга сыграть наемного убийцу, который закатал в лед героиню Николь Кидман в финале сатиры на провинциальный шоу-бизнес «Умереть во имя». Это был гениальный кастинг — олицетворение умного авторского кино убивало выскочку из глупого телевизора.

Пришло время Кроненбергу повторить свое покушение уже в собственном фильме. Джулианна Мур, играющая стареющую кинозвезду Гавану Сегранд, настолько здесь похожа на Линдси Лохан в скором будущем, что даже становится неловко. Мур в интервью говорит, что старается бывать как можно реже в Лос-Анджелесе, потому что атмосферу обсуждения сделок и массажа эго-звезд долго выносить сложно. В «Звездной карте», которая как раз обыгрывает название голливудских туров для провинциальных зевак, Мур играет свою полную противоположность. Но фильм скорее даже не о ней, а о странной девушке с ожогами на руках (Миа Васиковска), вернувшейся домой из Флориды, где много лет провела в психиатрической клинике после того, как пыталась отравить родного брата. Брат меж тем тоже стал (в этом месте иначе не получается) ребенком-звездой с мамой — менеджером на проценте, и отцом — шарлатаном-гуру, лечащим, помимо прочих, как раз Гавану. К финалу весь этот клубок неслучайных случайностей распутается, а Кроненберг покажет Голливуду (и зрителям) средний палец.

«Вычислитель»

Режиссер Дмитрий Грачев снимал до сих пор только романтические комедии, но «Вычислитель» — кино серьезное, даже чересчур, помесь «Дрожи земли» с «Островом» в космосе, снятая примерно там же, где и фрагмент из «Интерстеллара» Кристофера Нолана. Сайенс-фикшн отечественного производства, впрочем, дешев и суров, а Евгений Миронов — не Мэттью Макконахи. В какой-то момент главный секс-интерес Анна Чиповская ходит голой в майке — наверняка это сделано для людей, которые будут комментировать фильм на интеллектуальном уровне «Тема сисек не раскрыта». Когда русские (то есть, советские, конечно) режиссеры раньше брались за сайенс-фикшн, иногда получался «Солярис». «Вычислитель» проваливается в жанровую нишу между артхаусом и экшном, не являясь ни тем, ни другим.

«Рука Дьявола»

Пока Ларс фон Триер жалуется, что из-за страха авиаперелетов никогда не будет работать в Америке, более молодые датские режиссеры без фобий продолжают завоевывать Голливуд, причем не только с драмами, но и в жанровом кино. Кристиан Е. Кристиансен три года назад снял «Соседку по комнате» о сумасшедшей студентке. Теперь с большим бюджетом и размахом — религиозный хоррор о шести девушках, из которых должна остаться в живых одна, та самая, в которую вселился дьявол. Не «Ребенок Розмари», но поклонникам жанра может понравиться — Кристиансен не становится ни на чью сторону и совершенно не склонен идеализировать людей и религию в их борьбе с нечистым.

«Инородное тело»

Польский занудный интеллектуал Кшиштоф Занусси как будто решил встрепенуться и сделать «модное» кино, поэтому дизайн «Инородного тела» выглядит так, будто снят в московском Сити — это представление шестидесятников о «модности». Зато в этой невнятной драме о польке, решившей уйти от своего парня-итальянца в монастырь, какой-никакой международный кастинг, например, Чулпан Хаматова и совершенно трезвый Михаил Ефремов в небольших ролях. Видимо, наши подумали, что сниматься даже в эпизодах у Занусси почетно. Польские режиссеры для российских актеров — практически западные, тогда как нынешние польские режиссеры (где ты, Полански, когда ты нужен?) в сравнении с хорошими западными — провинциальнее некуда. В этом фильме инородными телами смотрятся все.

«Последний рейс»

Есть такой расхожий киношный штамп: главный герой встает утром и идет на последний рабочий день перед уходом на пенсию. И в этот самый последний рабочий день все злодеи мира собираются, чтобы напакостить ему лично и отправить в больницу. Эд Вествик, известный по роли современного виконта Вальмона для нынешних впечатлительных девочек в сериале «Сплетница», решил сыграть главную роль авиапилота в китайском триллере о модной в последнее время паранойе в воздухе. Но играет он ужасно, герой боевика из него никудышный, как будто Вествик и режиссер на съемках говорили на своих родных языках и делали разные фильмы. Скучный мусор.

Культура00:0225 августа

«По лицам здоровых мужиков текут черные слезы»

Она стала очевидцем самого страшного теракта в истории страны и написала книгу о Беслане
КультураПартнерский материал
Выставка «Щукин. Биография коллекции» в ГМИИ им. А.С. Пушкина в Москве

Всем на зависть

Эти картины стоят миллионы. Они должны были принадлежать французам, но достались русским