Только важное и интересное — в нашем Twitter

Кино недели: страшная Мэрил Стрип против беззубых русских комедий

Пятничный спойлер от Геннадия Устияна

Кадр из фильма «Чем дальше в лес...»

Казалось бы, перед Новым годом все студии должны выстрелить прибереженными на праздничный сезон хитами. Что мы имеем на самом деле? Мрачный мюзикл с обезображенной гримом Мэрил Стрип, где все выглядят так, будто неделю не мылись, две «добрые» до тошноты российские комедии (несмешные, впрочем) «Елки 1914» и «Мамы 3» и одна австралийская драма о конце света. Все по-новогоднему предлагают творить добро, что в случае с французской мелодрамой Бенуа Жако «3 сердца» означает: перед тем, как завести интрижку, внимательно изучите фотографии родственников романтического интереса.

«Чем дальше в лес…»

С тех пор как «Чикаго» получил в 2003 году шесть «Оскаров», режиссер фильма Роб Маршалл был официально провозглашен главным постановщиком киномюзиклов и чуть ли не спасителем если не мертвого, то точно уж старомодного, жанра. После «Чикаго» его успехи оказались скромнее. «Мемуары гейши» получили «Оскары» только за дизайн и костюмы, «Девять» был обруган критиками, а «Пираты Карибского моря 4», хоть и собрали предсказуемые сотни миллионов в прокате, были настолько никакими, что чуть не убили и так затянувшуюся франшизу.

С мюзиклом Стивена Сондхайма, идущим на сцене с 1986-го, Маршалл вернулся на родную территорию, но кажется, что у него проблемы с композицией. Первый час герои Шарля Перро и братьев Гримм довольно бодро бегают и даже когда открывают рот, чтобы спеть, бывают забавными, особенно безумная девочка-дебил Красная Шапочка, хотя Джонни Депп в роли Волка скорее похож на кошку. Пекарь и его жена гоняются за Золушкой, Рапунцель и Красной Шапочкой, чтобы добыть туфельку, клок волос и красный плащ (плюс белую корову Джека, победителя великанов) и снять проклятие, наложенное на них ведьмой (Мэрил Стрип).

Но что-то в этой сказке не клеится. Узнав, что Рапунцель его сестра, пекарь совсем об этом забывает при встрече — кажется, авторы мюзикла и фильма просто тупо упустили лишнюю возможность всплакнуть или спеть. После первого бодрого часа герои сникают и хмуро переругиваются на поляне в искусственном лесу, и уж точно эта сказка не для детей — взять хотя бы сцену, где Красная Шапочка натыкается на бабушку в пищеводе волка. Детство нам дано не для таких потрясений.

«Елки 1914»

Слава Богу, для типичной сборной новогодней патоки, неотвратимо занимающей новогодние сеансы, на которых могли бы быть по-настоящему хорошие фильмы, авторы четвертой части хотя бы придумали ретросюжет и обыграли цифру 4. Этот фильм понравился министру культуры Мединскому, который видит российское кино именно таким: беззубым, рыхлым и фальшиво романтичным. Несколько историй со звездами от Ивана Урганта до Артура Смольянинова происходят в разных городах: Москве, Петрограде, Анапе, Воронеже, Нижнем Новгороде и Екатеринбурге, что, видимо, означает единение чуткого народа перед лицом Первой мировой войны, грядущей революции и других неприятностей. Сюжет главной новеллы состоит в том, что герой Александра Паля начинает собирать петиции, чтобы вернули «вражеские» елки, и страна его, конечно же, не подведет. В России и правда за сто лет ничего не изменилось. Как примут какой-нибудь закон, так население, вместо того чтобы работать, а потом отдыхать, вечно собирает в соцсетях какие-то петиции, чтобы этот закон отменить.

«Мамы 3»

Непонятно, как в компаниях Bazelevs и Enjoy Movies не смогли сесть за стол переговоров и договориться не выпускать два слащавых сиквела в один день — даже праздным людям на каникулах не нужно столько российских звезд в одном кадре, тем более что насмотреться на них они успеют в новогоднюю ночь по телевизору совершенно бесплатно. По сюжету, наши летят в Чехию праздновать Новый год, но самолет приземляется в тихом польском городке, где живут тихие, опять же, поляки. Русским нужен размах, советское шампанское и оливье, поэтому начинаются нелепые шутки на бедную польскую голову. После таких фильмов у зрителей должно появиться ощущение, что русские — не веселый добрый народ, а шумная саранча, от которой нигде не спрячешься. Лучше уж российский артхаус, там несмешно шутить никто давно даже не пытается, чем такой «блокбастер» по цене американского независимого фильма.

«3 сердца»

Если наши кинематографисты снимают кино с гуманистической миссией — мол, чего сидишь в зале с билетом за 400 рублей, иди купи букет маме, — то у французских мам совсем другие заботы. Катрин Денев играет мать своей дочери в реальной жизни Кьяры Мастроянни, которая вышла замуж, но выяснилось, что у мужа был когда-то роман с ее сестрой в исполнении Шарлотты Генсбур, что совсем уже смешно, потому что тут даже не намекают, а прямо говорят: во французском кино у власти две династии, больше не пустим никого. Смысла у этого фильма нет, кроме утверждения, что мир тесен.

«Последние часы»

Вообще, на этой неделе такая катастрофа в прокате, что у этой буквально катастрофы, картины австралийца Зака Хилдича, даже появился шанс быть посмотренной нормальными людьми, которые не любят мюзиклы, сиквелы плохих российских комедий и пошлое французское кино. В «Последних часах» речь идет о человеке, который хочет провести последний день перед концом света настолько эгоистично, насколько это возможно, и в итоге спасает ищущую отца девочку. Мысль фильма — жертвоприношение хорошо само по себе, а не в перспективе смерти — вроде тоже банальна, но перечисленные выше фильмы настолько хуже, что у скромной австралийской драмы даже появился шанс выжить в предновогодней гонке.