Им толерантно

В Париже расстреляли европейские ценности

French investigating police officer takes photos outside the door of the French satirical newspaper Charlie Hebdo's office, in Paris, Wednesday, Jan. 7, 2015. Masked gunmen stormed the offices of a French satirical newspaper Wednesday, killing at least 11 people before escaping, police and a witness said. The weekly has previously drawn condemnation from Muslims. (AP Photo/Francois Mori)
Фото: Francois Mori / AP

В Париже трое неизвестных под крики «Аллах акбар» расстреляли из автоматов и гранатомета редакцию сатирического журнала Charlie Hebdo. Этот террористический акт в очередной раз продемонстрировал уязвимость современной европейской цивилизации перед противником, не связанным присущими ей моральными и политическими ограничениями. А вопрос пределов толерантности продолжает оставаться табуированным.

Свобода, ограниченная выстрелом

Атака на редакцию Charlie Hebdo прошла по классической террористической схеме, неоднократно опробованной радикальными группировками на Ближнем Востоке (в том числе в Сирии и Ираке), Северной Африке и других районах. Небольшая группа на автомобиле стремительно наносит удар по объекту (или подрывает его) и столь же быстро отступает (если речь не о смертнике), независимо от достигнутого результата. Регулярные атаки такого рода заставили Дамаск, Димашк-Эш-Шам, один из древнейших и красивейших городов мира, ощетиниться блокпостами, перекрыв бетонными блоками и новые проспекты, и узкие улочки Старой Медины. В районе ключевых объектов, представляющих наибольший интерес для террористов, проезд на автомобиле невозможен уже в радиусе многих сотен метров — были случаи доставки к важным учреждениям фугасов весом в тонну и более.

Дамаск привык и приспособился к такому образу жизни. А с мятежных окраин регулярно доносятся раскаты артиллерийских залпов.

Но сегодня речь не о Дамаске. 12 убитых (включая двоих патрульных полицейских) и 10 раненых — таков итог теракта в редакции французского журнала, расположенной в Париже. Среди погибших четыре карикатуриста еженедельника, в том числе главный редактор издания Стефан Шарбонье. Нападавшим удалось скрыться.
Причиной атаки, как предполагается, стала публикация в официальном Twitter-аккаунте еженедельника карикатуры на главу «Исламского государства» Абу-Бакра Аль-Багдади. Журнал и раньше публиковал карикатуры, вызывавшие негодование мусульман.

Мировые лидеры выразили Франции соболезнования, назвав случившееся «атакой на свободу слова». В то же время, следует отметить, что сама обстановка, сложившаяся во Франции и многих других странах Европы к настоящему времени, способствует продолжению таких атак.

Толерантность к нетерпимости

Растущий миграционный поток сформировал во многих странах Европы (а во Франции — в первую очередь) довольно многочисленные и влиятельные диаспоры, отличающиеся от коренного населения как по национальному составу, так и по религиозным и политическим предпочтениям. Впервые за много столетий, миновавших после уничтожения испанцами Гранадского эмирата, в Западной Европе вновь возникло постоянное исламское население.

В качестве одного из способов обеспечить мирное сосуществование столь различных социальных групп на Западе рассматривается политика толерантности, понимаемая как терпимость к иным взглядам, нравам и привычкам. Освященная, среди прочего, знаменем борьбы против тоталитарных идеологий (прежде всего против нацизма) толерантность стала фактически господствующим направлением европейской социальной политики. Все оппоненты этой политики неизменно вытесняются в маргинальную среду.

Однако механизм, который со скрипом, но может работать в качестве средства предотвращения конфликтов между представителями одной (европейской) цивилизации, исповедующими христианские религии (или являющимися атеистами), политические и экономические взгляды, придерживающимися различной сексуальной ориентации и т.д., оказался де-факто неработоспособным при столкновении с иной цивилизацией, с принципиально иным набором ценностей. Для радикальных исламистов, представляющих «боевое крыло» исламской цивилизации, никакой толерантности не существует в принципе, а представители иных идеологий и религий — законная военная цель.

На Ближнем Востоке, в Африке, в ряде стран Центральной и Юго-Восточной Азии этот тезис подтверждается ежедневно и ежечасно: от атак исламистов гибнут десятки и сотни человек, в том числе умеренных мусульман, не поддерживающих радикалов.

В Европе такие атаки пока редки в том числе и потому, что лидеры исламистов понимают значение континента для решения своих задач. В условиях господствующего в политике принципа толерантности в сочетании с растущим влиянием исламских диаспор Европа превращается в политического союзника исламистов, поддерживая их во многих ключевых вопросах, в частности все чаще оказывая давление на Израиль. Кроме того, Европа — источник дохода как за счет поставок нефти, так и за счет переводов от членов диаспор своим близким в соответствующие страны.

Теракт против редакции Charlie Hebdo можно было бы считать эксцессом, однако, как показывает практика, безнаказанность развращает, а средств для достаточно внятного ответа террористам у Европы нет. Регулярные бомбежки территорий «Исламского государства» не могут ни уничтожить, ни запугать тех, кто десятки лет растет среди постоянных войн и конфликтов, особенно когда ЕС и США своими же руками с 1990-х годов последовательно уничтожают светские военные режимы исламских государств. Европейское правосудие и тюрьма для тех, кто уже в Европе, тем более не могут устрашить радикалов, которым в случае ослушания и иного неповиновения грозит куда более страшная кара со стороны своих же соратников.

Эффективным средством мог бы стать основательный пересмотр миграционного режима, равно как и изменение подхода к толерантности, как минимум, с целью ее распространения только на тех, кто сам готов толерантно относиться к окружающим. Однако действующая политическая система Европы, скорее всего, исключает такую реформу.

Что может быть результатом? Сказать сложно. Вполне возможно, дело закончится приходом к власти в ряде европейских стран праворадикальных партий, которые изменят политику своих государств уже без согласования с ЕС. Не исключен и другой исход: под влиянием СМИ и политической пропаганды Европа продолжит отступать, отдавая исламским радикалам все большую часть политического поля.

Будущее предсказать невозможно, но в любом случае в нем нет места ЕС и другим европейским политическим институтам в их нынешнем виде.

подписатьсяОбсудить
Владимир Путин и Дмитрий Медведев во время совместного завтрака в резиденции «Бочаров ручей»Политическая кухня
Еда, посуда и повара кремлевского двора
Где золото моют
Репортаж «Ленты.ру» с золотого прииска в Якутии
«"Реальные пацаны" — у нас таких нет»
Первый рэпер Якутии о шаманах, фольклоре и особенностях национального характера
Сергей Миронов, Геннадий Зюганов, Владимир Жириновский (слева направо)«Может, сразу ему в рожу дам»
Чем угрожают друг другу кандидаты в депутаты
Шершавый бог
Раскрыто значение вызываемых ЛСД видений
Лабиринты смерти
Что скрывают древние и загадочные катакомбы Парижа
Вид с Proxima b на Проксиму Центавра (в представлении художника)Внесистемная позиция
У ближайшей к Солнцу звезды открыли «вторую Землю»
А если найду?
Наличие инопланетных форм жизни на «второй Земле» теоретически обосновали
«Муля, не нервируй меня!»
Тест: знаете ли вы Фаину Раневскую
«Давай убьем детей и будем жить долго и счастливо»
Джулиан Барнс о жизни в СССР, Сталине, Хрущеве и Шостаковиче
Галерея Тотибадзе - совместный проект известных московских художников Константина и Георгия Тотибадзе«Для галерейного дела простого времени не бывает никогда»
Марина Цурцумия о том, зачем городу нужны галереи «шаговой доступности»
Любовь и служба
Кинопремьеры недели от «Служанки» до «Не дыши»
Искала себя
Как менялась Земфира — в 15 фотографиях
Ху из Ху
Откуда растут корни китайских брендов
Собаки и коты
Самое крутое автомобильное видео августа
Равно правые
Длительный тест четырех компактных кроссоверов
Новые «Лады»
Вседорожная «Веста», спортивный XRay и другие премьеры «АвтоВАЗа» на ММАС
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон