Новости партнеров

Борис Краснов за кулисами

Уголовное дело в отношении известного дизайнера и сценографа прекращено

Фото: East News

На днях из-за отсутствия состава преступления было прекращено нашумевшее уголовное дело в отношении известного дизайнера и сценографа Бориса Краснова, обвиняемого в вымогательстве акций компании «Инконнект». Ранее оно было приостановлено, а затем выделено в отдельное производство из-за тяжелой болезни Краснова. Осенью 2011 года он перенес инсульт, находился в коме, но затем стал поправляться и с разрешения следователя был отпущен на лечение в Германию. Остальных фигурантов по делу о вымогательстве осудили в ноябре 2013 года. В настоящее время сценограф благополучно вернулся на родину и готов продолжить трудовую деятельность. «Лента.ру» разбиралась в ходе и особенностях этого не вполне обычного дела.

Матрешки из Цветочного города

Слава мастера сцены пришла к Борису Краснову еще в 1990-е, а после Российской национальной выставки в Париже 2010 года он мог бы и вовсе стать живым классиком. Однако его смелое сценическое решение с хороводом десятиметровых матрешек положительно оценили далеко не все заинтересованные лица. В частности, идеи сценографа, по некоторым сведениям, не пришлись по вкусу прибывшему на выставку Владимиру Путину.

Не вполне удачным получился и проект «Цветочный город» из «Приключений Незнайки» на «Экспо-2010» в Шанхае. Находившийся в Китае с рабочим визитом Дмитрий Медведев, как говорили, был недоволен тем, что дорогостоящие декорации не отразили актуальные темы развития нанотехнологий и подготовки страны к сочинской Олимпиаде. Огромный павильон тогда пришлось оставить Китаю, так как его транспортировка в Россию могла обойтись в полторы сотни миллионов рублей. В результате стоимость проекта, и без того значительно превысившая ожидания, с первоначальных 224 миллионов выросла до 1,5 миллиарда рублей.

Высокие рейдеры

К подготовке «Экспо-2012» в Южной Корее с бюджетом в 375 миллионов знаменитого сценографа уже не привлекли. Может быть, именно из-за этого у Краснова не сложились отношения с организаторами российской части выставки — фирмой «Инконнект» Татьяны Садофьевой и ее сыном Андреем Садофьевым.

По версии следствия, Борис Краснов вошел в группу влиятельных людей — чиновников из Минпромторга, объявивших «Инконнекту» своеобразную войну.

В июле 2011 года один из руководителей этой фирмы Андрей Садофьев встретился в ресторане «Рис и рыба» на втором этаже кинотеатра «Ударник» с главным менеджером инвесткомпании «Магма» Игорем Дунаевым. Садофьеву предложили выкупить 100 процентов долей уставного капитала «дочки» «Инконнекта» — «ГК Инконнект», — получившей заказ на организацию российской выставки на «Экспо-2012» за 50 тысяч долларов. В противном случае руководство компании ожидали серьезные проблемы со стороны руководства Минпромторга и даже уголовное преследование. Сделка не состоялась, и отношения сторон еще больше испортились.

Именно тогда, как считается, Краснов обратился к своему хорошему знакомому Владимиру Колокольцеву, занимавшему летом 2011 года пост начальника столичного главка МВД, с просьбой взять проверку «Инконнекта» под личный контроль. Претензии к фирме имели вполне реальные основания: проверялась финансовая связь «Инконнекта» с компанией «Простор Дизайн», с помощью которой Садофьевы, возможно, уходили от налогов.

Однако противостояние между Садофьевыми и друзьями Краснова продолжалось недолго. К началу осени 2011 года руководство «Инконнекта» превратилось из потенциальных преступников в потерпевших. Седьмого сентября по подозрению в вымогательстве были задержаны экс-глава департамента внешнеэкономических отношений Минпромторга Сергей Шилов (позже по приговору Замоскворецкого суда он получит 8 лет лишения свободы), заместитель начальника отдела выставок Минпромторга Юрий Богданов (осужденный на 7 лет колонии), заместитель гендиректора «Спортивного информационного агентства Олимпийского комитета РФ» Олег Литошенко (приговоренный к 7,5 годам заключения) и Игорь Дунаев, о котором шла речь выше. Последний получил 4 года лишения свободы.

В тот же день 7 сентября был задержан и сам Борис Краснов. Двое суток он провел за решеткой, а затем был отпущен под залог в 5 миллионов рублей.

А 22 сентября Краснова разбил инсульт. Причем именно в тот момент, когда он обсуждал линию защиты со своим авдокатом Иманали Узаловым. Сценографа срочно отвезли сначала в Первую Градскую, а затем в реанимацию Федерального медицинского биофизического центра им. А.И. Бурназяна. Еще один адвокат пациента, Александр Добровинский, сообщил, что Краснов в коме.

В реальности поставленного диагноза смогли удостовериться и сотрудники правоохранительных органов, навестившие его в клинике. Когда состояние больного немного стабилизировалось, Краснова отправили на самолете в Берлин, а затем в одну из клиник Швейцарии. Никаких процессуальных норм при этом нарушено не было.

— Если человек находится под залогом, он даже имеет право не испрашивать разрешения на выезд за границу. Никаких подписок о невыезде Борис не давал — были внесены деньги, и он мог ехать куда угодно, — отметил адвокат Добровинский.

Преемник Шувалова и борьба вокруг ВВЦ

А начинался 2011 год для Бориса Краснова на самой мажорной ноте. На свое 50-летие художник-декоратор собрал не только звезд отечественнной и зарубежной эстрады, но и «топовых» чиновников и бизнесменов. 22 января в «Форум холле» на праздновании красновского юбилея были замечены первый вице-премьер Игорь Шувалов, будущий министр внутренних дел Владимир Колокольцев и президент Сбербанка Герман Греф.

Девять месяцев спустя сценограф, столь эффектно выставлявший напоказ свои лоббистские возможности и достижения, стал фигурантом уголовного дела о вымогательстве. Возможно, определенную роль в этом сыграл конфликт вокруг самой главной отечественной выставки — ВВЦ, бывшей и будущей ВДНХ.

Как раз в конце лета — начале осени решался вопрос о кандидатуре нового председателя совета директоров ВВЦ. Полномочия занимавшего эту должность Игоря Шувалова истекали 1 октября. В качестве его возможных «преемников» рассматривались Герман Греф, бывший губернатор Калининградской области Георгий Боос и Борис Краснов.

ВВЦ готовился к масштабной перестройке, провести которую подрядились крупные столичные девелоперы Зарах Илиев и Год Нисанов. Проект сколь дорогой — ориентировочная стоимость 2-3 миллиарда долларов, — столь и рискованный. Неслучайно некоторые наблюдатели заговорили о «мегачеркизоне», памятуя о том, что Илиев и Нисанов имели отношение к скандально известной столичной барахолке, а также владеют рядом крупных московских торговых комплексов.

Роль председателя совета директоров и его неафиллированность с «перестройщиками» выставочного центра в такой ситуации сложно было переоценить. Тем более что ВВЦ на тот момент не имел единоличного собственника. Его доли в пропорции 70/30 были распределены между федеральным правительством и Москвой. Такое акционерное двоевластие при наличии дружественных или, по крайней мере, нейтральных совета директоров и правления предоставляло практически неограниченную свободу действий по освоению 300 «выставочных» гектаров.

Кстати, на фоне красновских мытарств гендиректором ВВЦ в сентябре 2011 года стал Алексей Микушко, бывший управляющий гостиничным бизнесом Илиева и Нисанова. С председателем совета директоров вышла заминка. Георгий Боос занял этот пост лишь в декабре. Но зато в высший совещательный орган вошел и Год Нисанов.

Впрочем, как выяснилось впоследствии, это было отнюдь не финалом битвы за выставочные миллиарды и гектары. Уже летом 2012 года Боос уступил свое кресло заместителю московского мэра Наталье Сергуниной. Деловая пресса утверждала — экс-губернатор не сработался с Илиевым и Нисановым.

Забавная деталь: примерно в это же время в июле 2012 года Борис Краснов впервые после возбуждения уголовного дела и инсульта появился перед широкой российской публикой. Он выступил в эфире ток-шоу на Первом канале, посвященном рождению ребенка у Филиппа Киркорова. Декоратор не производил впечатления тяжелобольного человека: говорил четко и внятно, был в приподнятом настроении, сидел на диване, а не на инвалидном кресле. Съемки проходили в Останкино, а не в швейцарской клинике. Хотя официально о снятии обвинений, предъявленных декоратору, никто не объявлял.

Зато появились признаки того, что мэрия берет власть на ВВЦ едва ли исключительно в интересах Илиева и Нисанова. В совет директоров выставочного центра вошел еще один крупный застройщик — глава корпорации «Баркли» Леонид Казинец. А в мае 2013 года решением федеральных властей Москва получила 100 процентов ВВЦ. Параллельно Илиев и Нисанов получили добро на строительство на его территории океанариума, крупнейшего в европейской части РФ.

Чуть позже, осенью 2013 года, бизнесмены объявили о намерении возвести два отеля на 600 и 400 номеров. Но эти планы оказались под вопросом.

В апреле 2014 года Алексей Микушко уступил должность гендиректора Владимиру Погребенко, бывшему подчиненному Сергуниной по департаменту столичного имущества. И как результат, ООО «Возрождение ВВЦ», подконтрольное Илиеву и Нисанову, комментируя свои планы, упомянуло лишь океанариум и создание детского досугового центра.

Похоже, гостиницы не очень соответствуют тому образу ВВЦ-ВДНХ, который сложился у московских чиновников. По крайней мере, Наталья Сергунина говорит о парке, музейном городке, спортивном кластере, но никак не о сосредоточении торговой и офисной недвижимости.

Тихое возвращение

А Борис Краснов тем временем опять ушел в тень, стараясь не попадать в поле зрения прессы. Удалось узнать лишь то, что декоратор благополучно вернулся на родину и даже приступил к работе. Об этом, в частности, обмолвилась в интервью радио «Шансон» в октябре 2014 года певица Елена Ваенга.

В следственных органах — УВД по ЦАО — о перспективах дальнейшего расследования уголовного дела в отношении Краснова узнать не удалось. Однако адвокат Любовь Трушина сообщила журналистам о том, что дело уже закрыто из-за отсутствия в действиях Краснова состава преступления.

Эту новость с надеждой воспринял Дмитрий Чеснов, защитник уже осужденного фигуранта по делу «Инконнекта» Сергея Шилова.

— Подготовлен адвокатский запрос об ознакомлении с постановлением о прекращении уголовного преследования в отношении Бориса Краснова. Думаю, содержащиеся там доводы могут быть использованы для оправдания и моего подзащитного, — рассказал «Ленте.ру» адвокат.

Однако через несколько дней из Верховного суда пришла новость об отказе в передаче на рассмотрение его кассационной жалобы. Никаких оснований для пересмотра дела «Инконнекта» в ведомстве не усмотрели. Стало быть, бывшие «соучастники» известного сценографа останутся за решеткой.

Сам же Борис Краснов в интервью «Коммерсанту» сказал, что тем, как закончилось расследование, он удовлетворен: «Я не виновен и всегда это говорил. А вы разве думали, что могло быть иначе?»