На одном гектаре

Власти Якутии не хотят делиться землей

Фото: Павел Кассин / «Коммерсантъ»

В Якутии весьма прохладно отреагировали на одобренное президентом страны предложение Юрия Трутнева о выделении жителям России бесплатных гектаров земли на Дальнем Востоке. Судя по всему, идеи дальневосточного вице-премьера и полпреда главы государства в ДВФО оказались на столе у Владимира Путина без предварительной проработки с руководством крупнейшего региона страны.

Бесплатная земля на Дальнем Востоке сроком на пять лет — с последующей передачей в собственность в случае успеха предприятия. Возможность создания любого бизнеса: сельское, лесное, охотничье хозяйство. Упрощенный порядок закрепления участков за желающими — достаточно электронной регистрации выбранного участка. В результате — ввод в экономический оборот хотя бы части из 647 миллионов свободных дальневосточных гектаров силами граждан страны. Таковы предложения вице-премьера, полномочного представителя главы государства в Дальневосточном федеральном округе Юрия Трутнева, которые он представил недавно вниманию Владимира Путина.

Чуть позже выяснилось два обстоятельства. Первое: отсутствие на бесплатных гектарах инфраструктуры и полная неясность с тем, откуда ей надлежит появиться. «Мы не будем ограничивать экономическую деятельность человека. Он сам решает, как использовать этот гектар земли. Здесь землю с инфраструктурой мы предоставлять не обещаем, такой возможности — предоставить всем гражданам землю с инфраструктурой — сейчас нет, но человек сам выберет участок в зависимости от того, чем он хочет заниматься», — объясняет Трутнев. Судя по всему, вкладываться в газ-свет-отопление для новых переселенцев предложат либо им самим, либо регионам.

Отсюда второе обстоятельство: явное отсутствие энтузиазма по этому поводу во многих вовлеченных субъектах РФ. Пока о безоговорочном принятии программы отрапортовал лишь Хабаровский край, предложив набор своих льгот для сельской молодежи. Следует отметить, что именно в Хабаровске находится один из основных офисов федерального Министерства по развитию Дальнего Востока, курируемого вице-премьером Трутневым. Большинство же соседей по округу пока еще не очень понимают, что им делать с предложением полпреда, одобренным президентом. Понятно, что исполнять — но как?

Некоторые соображения, способные усложнить реализацию плана Юрия Трутнева, нашлись даже там, где привыкли брать под козырек в ответ на любую инициативу федерального центра — в регионах, наряду с Хабаровским краем переживших наводнение в 2013 году. Эти субъекты Федерации на особом счету у центра: вопросы у Москвы к каждой администрации — как по борьбе со стихией, так и по освоению федеральных средств на восстановление хозяйства — либо уже есть, либо могут найтись в реальном масштабе времени. Но и здесь безусловная поддержка новации сопровождается отсылками к дополнительным — и зачастую недешевым, особенно по нынешним временам — мерам, изначально не вынесенным на публичное обсуждение.

Так, губернатор Амурской области Олег Кожемяко доложил о наличии в регионе свободных 400 тысяч гектаров сельскохозяйственных земель, куда вполне могут заселиться имеющиеся или новые жители. При этом, по мнению Кожемяко, «если гражданин пожелал взять один гектар или более для обработки, его необходимо обеспечить предоставлением более дешевых кредитов для приобретения техники для обработки земли и семенным материалом». Где взять дешевые деньги? Об этом в плане, представленном Трутневым президенту, пока не сказано ничего. Хотя в принципе подобные стимулы — азбука любого добровольного переселения на малоизведанные просторы.

Уточнения нашлись даже у губернатора Еврейской автономной области Александра Винникова, чьи полномочия заканчиваются в конце февраля. Поприветствовав идею президентского полпреда, глава региона тут же попросил денег на ее осуществление: «У нас в области порядка 140 тысяч гектаров пашни. В принципе, свободной земли, которую можно использовать под земледелие, еще чуть больше 30 тысяч гектаров. Но сегодня она непригодна для использования в сельскохозяйственных целях, необходима мелиорация земель, а если на территории области провести дополнительно мелиорацию, то в оборот можно будет ввести порядка 70 тысяч гектаров земли. Для этого нужны серьезные капитальные вложения».

Известно, что «после» — не всегда значит «вследствие». Появившиеся в конце января сообщения о возможной скорой отставке Винникова едва ли можно связать с какими-либо последними заявлениями губернатора. Набор претензий к нему известен давно: не вполне четкая работа по ликвидации последствий наводнения, недостаточная эффективность в управлении регионом. И тем не менее сути вопросов, поднятых главой ЕАО и его коллегами по поводу раздачи земель, никто не отменял. Понять дальневосточных начальников можно: исполнять намеченное в конце концов им. И отвечать за любой исход — люди не приехали; приехали, но мало; приехавшие не смогли развить собственное хозяйство и т.п. — тоже.

Но все это — рабочие моменты, уточнения и даже не вполне уместные в нынешней бюджетной ситуации пожелания — ничто по сравнению с реакцией, последовавшей из Якутии. Глава региона Егор Борисов высказался в эфире регионального телевидения следующим образом: «Мы должны реализовывать проекты, налаживать производство, организовать комфортное проживание здесь людей. С этой точки зрения, конечно, те или иные края, области Дальнего Востока испытывают сложности. Якутия в этом вопросе немного по-другому выглядит: у нас сокращения численности населения не происходит, наоборот, наблюдается естественный прирост». К тому же, напомнил Борисов, «в Якутии при ее огромной площади сельскохозяйственные угодья составляют всего 1 миллион 600 тысяч гектаров» — в то время, как более 80 процентов земель входят в лесфонд и, стало быть, находятся в ведении федерального центра. «Сложно говорить о том, что земли будут доступны для тех, кто приедет сюда их осваивать. Мы будем советоваться, изучать вопрос и представим предложения полпреду. Для Якутии это достаточно непростая задача», — резюмировал глава крупнейшего региона страны.

Прочие чиновники Якутии говорят о том же. Об отсутствии свободных земель заявляет, к примеру, глава профильного комитета законодательного собрания республики Владимир Прокопьев. «Говоря о привлечении новых людей на Дальний Восток, мы должны уважать сложившиеся здесь традиции и использовать тот неоценимый опыт, который сформировался на протяжении истории освоения региона. Человеческая общность, которая сложилась здесь на протяжении веков, — это огромная самостоятельная ценность и в то же время мощный ресурс для дальнейшего освоения территории», подчеркивает гендиректор ОАО «Корпорация развития Южной Якутии» Михаил Брук, уроженец республики. В переводе для жителей остальной России — «спасибо, справимся сами».

Вполне возможно, что опытному функционеру Трутневу удастся убедить якутских коллег в необходимости подобных мер. Да и сама идеология освоения территорий вполне соответствует наиболее эффективной модели борьбы с кризисом — в тяжелые для экономики времена лучше всего вкладываться в развитие инфраструктуры. Однако не следует забывать, что президентский полпред в ранге вице-премьера поставлен Москвой на Дальнем Востоке для того, чтобы заранее снимать все возможные вопросы подведомственных ему территорий по тем проектам, которые впоследствии этот же чиновник публично представляет президенту. Сначала — снять, потом — представить. А никак не наоборот.

С одной стороны, налицо показательный аппаратный сбой, способный сам по себе многое рассказать об эффективности центрального менеджмента в регионах. С другой же стороны, очевидно, что предложение Юрия Трутнева уже принесло первые — и весьма значительные — плоды. Потому что для выявления такой проблемы в государственном управлении никаких гектаров не жалко.