Дело Давыдовой: игры патриотов

Что на самом деле скрывается в тени истории шпионки из Вязьмы

Светлана Давыдова
Фото: Геннадий Гуляев / «Коммерсантъ»

С самого начала дело Светланы Давыдовой, задержанной ФСБ и отправленной в «Лефортово» за передачу секретных слухов в украинское посольство, вызывало большое недоумение. «Лента.ру» попыталась разобраться, кому и зачем понадобилось арестовывать гражданку из Вязьмы, сливать шпионскую историю в СМИ, а затем проявлять в отношении многодетной матери добрую волю.

Сказочное задержание

Первое, что приходит в голову, когда в спокойной обстановке пытаешься проанализировать произошедшее, — это версия о спланированной провокации со стороны органов ФСБ. Обстоятельства ареста и последующие действия чекистов свидетельствовали об их желании придать всей истории максимально демонстративный характер.

Ветераны МУРа, к которым «Лента.ру» обратилась с просьбой прокомментировать задержание и арест Давыдовой, отметили три важных момента. Во-первых, оперативные сотрудники ФСБ обычно используют во время своих операций так называемые документы прикрытия (чаще всего удостоверения МВД) и за «палками», в отличие от органов внутренних дел, не гоняются. Во-вторых, в стране великое множество «специальных» СИЗО, но простые обыватели знают только об одном — «Лефортово», которое, кстати, официально давно уже вышло из ведения спецслужб. В-третьих, спецы должны были задержать и мужа, Анатолия Горлова, который уже на следующий день стал главным источником информации для СМИ и свел всю «секретность» шпионского дела к нулю.

Все это гораздо больше напоминает провокацию, которую компетентные органы провели именно в определенный период времени. Ведь арестовать Давыдову могли и много месяцев назад. Целью акции, организованной ФСБ и поддержанной «Коммерсантом», могло быть изучение общественного мнения. Что было особенно важно сделать на фоне наступления вооруженных сил Новороссии и перед переговорами в Москве с Меркель и Олландом. Условия «теста» были выбраны максимально жесткие: арестовали многодетную мать за передачу слухов. Результаты проведенного эксперимента уже изучены и, по всей видимости, повлияют на какие-то политические решения. Но все это, разумеется, лишь догадки и предположения.

Резонанс

Уголовное дело в отношении Светланы Давыдовой вызвало серьезный резонанс. Особую активность проявили представители оппозиции и адвокатуры. У первых появился новый повод для справедливого гнева, вторые принялись разбираться с собственным коллегой, Андреем Стебеневым, который даже формально не обжаловал решение суда о заключении Давыдовой под стражу.

В профессиональном юридическом сообществе даже прошли прения по поводу толкования статьи 275 УК РФ «Государственная измена», предусматривающей ответственность не только за передачу гостайны иностранцам, но и за оказание им некой «помощи», способной принести вред безопасности страны. Президентский совет по правам человека даже обратился в Верховный суд с просьбой дать официальное толкование, что же является преступлением против Родины?

Неужели даже спонтанный звонок обывателя в иностранное посольство с пересказом сплетен, подслушанных в общественном транспорте, и собственных домыслов может быть приравнен к предательству?

Почему молчит посольство

Если поводом для задержания Давыдовой стал ее телефонный звонок в посольство Украины, как утверждает ее муж, то разумным выводом может быть то, что посольство это прослушивается ФСБ. Тогда Киев и США, получается, упустили отличный повод для публичного скандала и даже введения новых санкций. Но Вашингтон в лице Псаки высказался по делу Давыдовой с неожиданной аккуратностью: «Мы надеемся на соблюдение международно-правовых норм…» А украинский МИД и вовсе промолчал.

Весьма вероятно, что никакого прослушивания и не было. Как известно, в период обострения отношений между Россией и США здание на Новинском бульваре буквально штурмовали разнообразные благожелатели с информацией о российских ядерных лодках в Гудзоне и космонавтах, готовых по команде Кремля взять в заложники американских астронавтов на МКС.

А теперь интересный факт. Как утверждают источники «Ленты.ру», на украинское посольство с самого начала конфликта буквально обрушился целый шквал разнообразных звонков со всей России с информацией о проезжающих то там, то сям бронеколоннах, жужжащих вертолетах, марширующих с песней «Дойдем до Киева!» солдатах, взлетающих ракетах и так далее.

Муж Давыдовой охотно признался, что у них в семье есть такая традиция: писать и звонить в разнообразные высшие инстанции с жалобами и предложениями. К примеру, директору ФСБ на Дмитрия Киселева и так далее. Любой участковый полицейский укажет две-три подобные семьи на своем участке, и одна из них обязательно окажется многодетной.

Примечательно, что звонок произошел в апреле, когда конфликт на юго-востоке Украины еще не приобрел характера войны. Еще не было одесского Дома профсоюзов и осады Славянска, зато было ежегодное сезонное обострение у чутких к политике и иноземным вторжениям граждан.

Молчание МИД Украины, не упускающего любой шанс уколоть Россию, можно объяснить тем, что именно оттуда в ФСБ и поступил сигнал на гражданку, одолевшую их звонками. Возможно, есть соответствующее письмо и в случае активного вмешательства Украины в дело Давыдовой этот документ появится в сногсшибательном материале одного из ведущих СМИ.

Судьба «болтуна» неизвестна

От адвоката Давыдовой стало известно о том, что в ее деле имеется официальная экспертиза Минобороны, свидетельствующая о том, что переданная обвиняемой информация была гостайной. Судя по всему, военное ведомство уже провело солидную работу по вяземскому делу, но официальные представители министерства от комментариев, разумеется, воздерживаются.

Руководство части уже могли соответствующим образом наказать, а болтуна из маршрутки — посадить за решетку по той же статье, что и Давыдову. Только вот его уже не повезли в растиражированное в СМИ «Лефортово» на обозрение публике. А о том, что происходило в секретной вяземской части радиоразведки после известных событий, журналистское и активное гражданское сообщество и вовсе ничего не знают. И это свидетельствует о том, что Минобороны и ФСБ на самом деле умеют хранить свои секреты, если им это необходимо.