Греческая драма

Афины попросили найти управу на Германию у России, Китая и США

Протесты в Греции, 5 февраля 2015 года
Фото: Kostas Tsironis / Reuters

На этой неделе переговоры о спасении Греции от очередной угрозы дефолта вступили в завершающую фазу. Несмотря на заметные уступки, сделанные Афинами, немецкий «железный канцлер» Ангела Меркель продолжает настаивать на соблюдении греками всех установленных Германией правил. В ответ они призвали на помощь тяжелую артиллерию в лице сразу трех великих держав: США, России и Китая.

Отступление от позиций

Первоначально планы победившей на выборах в Греции коалиции были более масштабными. В первом предложении, опубликованном после смены власти, леворадикальная партия СИРИЗА и ее партнеры рассчитывали на списание и реструктуризацию части долга. Кроме того, 30 января новый министр финансов Греции Яннис Варуфакис заявил, что Афины не намерены сотрудничать с миссией «тройки» европейских кредиторов (ЕС, Европейским Центробанком и МВФ).

Встреча Варуфакиса с представителем группы Йеруном Дейсселбломом завершилась публичным скандалом. «Ты только что убил "тройку"», — прилюдно заявил голландец. Резкие телодвижения нового греческого правительства привели к взрывному росту доходности по десятилетним облигациям, которая за несколько дней подскочила с 8,5 до 11 процентов годовых. ЕЦБ, в свою очередь, заявил, что никаких списаний допускать не намерен. Обострение отношений привело к усилению слухов о возможном выходе Греции из еврозоны.

Спустя несколько дней правительство Ципраса выступило с куда более умеренным вариантом соглашения. Речи о списаниях в нем уже не было. Вместо этого, в частности, предлагалось заменить часть выпущенных Грецией облигаций на «вечные бонды». То есть такие, которые полностью бы не погашались никогда — выплачивались бы только проценты. В реальности подобный инструмент применяется в корпоративном и банковском мире. Но, как правило, эмитент бумаг в определенный момент выкупает их назад, когда это позволяет его финансовое положение.

Кроме того, Греция предложила выпустить облигации, процент по которым привязан к росту ВВП. По сути, это означает замену нынешних формально надежных госбумаг на высокорискованные. В случае если экономика будет расти недостаточно быстро, кредитор не получит заявленных процентов, а может и вовсе лишиться некоторой доли тела долга.

Еще одна часть плана, опубликованная несколько дней назад, предусматривала отказ Греции от 30 процентов условий текущих соглашений, в том числе и по мерам экономии. Остальное Афины выполнять согласны. Однако до сих пор неизвестно, какие именно условия Греция принимает, а какие — отметает. Собственно, цельного документа по программе пока не существует, что подтверждают и анонимные источники в ЕС. «Нет никакого плана», — заявил один из не назвавших себя чиновников в интервью Euro Insight.

Стойка на «мостике»

При этом Алексис Ципрас настаивает, что нынешняя программа помощи должна быть закрыта. Вместо нее греки хотят получить передышку в виде кредита-«мостика» на 10 миллиардов евро. Это поможет стране «перекантоваться» до осени. А там должен быть разработан новый план действий, который для Афин будет куда более щадящим.

Однако понимания со стороны Европы такая позиция по-прежнему не находит, несмотря на более чем значительное отступление греков от первоначального радикализма. В частности, недовольство вызывает намерение Греции сократить обязательства по профициту бюджета с нынешних трех процентов до полутора процентов (профицит нужен для постепенного укрепления финансовых позиций страны и сокращения объема задолженности).

Кроме того, европейцев раздражает и точка зрения финансовых советников Афин из инвестиционного банка Lazard. Те настаивают, что примерно 100 миллиардов евро из текущих долгов Греции нужно списать. Это поставит страну на ноги. Канцлер Германии Ангела Меркель 10 февраля еще раз повторила, что любая помощь Греции должна быть основана на текущей программе и никаких изменений она не допустит. А немецкий министр финансов пригрозил грекам наказанием со стороны финансовых рынков, если они все же решат выйти из программы помощи к концу месяца.

Но больше всего европейских бюрократов взбесила утечка информации с переговоров председателя Еврокомиссии Жана-Клода Юнкера с греческой стороной. На них он якобы поддержал план выхода из кризиса, предложенный Афинами. «Греки роют сами себе могилу, — заметил еще один анонимный брюссельский чиновник. — План абсолютно безнадежен».

Итак, время для Греции истекает. 12 февраля откроется саммит ЕС, где программа греков должна быть одобрена. Теоретический крайний срок для ее подписания — 16 февраля. Однако в реальности текущая программа заканчивается лишь 28 февраля, что дает грекам и их партнерам еще 12 дней на обсуждение и принятие плана в ускоренном темпе. Если же до конца зимы решения не будет, то Греция лишается денег, которыми она должна погасить около полутора миллиардов задолженности перед МВФ. Пропуск этого платежа означает технический дефолт и, с высокой вероятностью, выход из еврозоны.

Друзья на стороне

В условиях недоверия со стороны европейцев (поддержать Афины необходимо консенсусом, а среди скептиков — не только Германия, но и Финляндия, Нидерланды и еще ряд государств, в основном из Северной и Центральной Европы) Афинам ничего не остается, как искать партнеров на стороне. В этом смысле Греции повезло — недостатка в друзьях, пусть пока только на словах, у них не наблюдается.

В игру вступили США, прямо призвавшие европейцев разрешить греческую ситуацию каким-либо способом. Министр финансов США на встрече с коллегами на саммите G20 в Стамбуле заявил, что Европе следует «понизить тон». Хотя это относилось ко всем участникам конфликта, заметно, что послание обращено прежде всего к Германии и Брюсселю. Денег американцы не обещали, но надавить на ЕС в этом вопросе они вполне способны.

Американцы только-только присоединились к игре, а общение с Россией продолжается все последние недели. Министр обороны страны и глава «Независимых греков», правой партии в правящей коалиции Панос Камменос объявил, что у Афин есть свой «план Б», подразумевающий обращение к России за помощью. Конечно, все долги Афин Москва погасить не может. Но рефинансировать обязательства в текущем году вполне реально.

Наконец, есть Китай, живо интересующийся греческими портами. Да и в целом Греция может стать настоящим плацдармом для проникновения китайского бизнеса в ЕС. Для Брюсселя и российский, и китайский вариант помощи неприемлемы. Но и греки об этом прекрасно знают. Даже если они не собираются брать деньги у Москвы и Пекина, то такие заигрывания — отличный стимул для европейцев снизить свои требования и в конечном итоге согласиться на греческие условия.

В результате возникает парадокс: страна-банкрот, только-только выходящая из глубочайшей депрессии, связанная долгами по рукам и ногам, занимает весьма сильную политическую позицию. Партия СИРИЗА, пришедшая к власти, первой сумела это осознать и отказаться от безвольной политики своих предшественников, безоговорочно выполнявших все требования ЕС. Но все это только обостряет противостояние. Принятие греческих условий неприемлемо для Германии и прочих ключевых держав Европы. Кто здесь мигнет первым — узнаем до конца месяца.