Новости партнеров

На минском старте

«Лента.ру» удивилась очередному соглашению и ходу его подготовки

Ангела Меркель, Петр Порошенко, Александр Лукашенко и Владимир Путин перед началом саммита во Дворце независимости
Фото: Дмитрий Азаров / «Коммерсантъ»

16-часовые переговоры во Дворце Независимости Белоруссии, на первый взгляд, увенчались успехом: стороны все-таки подписали соглашение, предусматривающее остановку огня с 15 февраля 2015 года. Однако, как успела убедиться наблюдающая за переговорами «Лента.ру», ход подготовки документа выглядит значительно лучше, нежели сам документ.

Полаялись

Вечером 11 февраля в Минске были напряжены все. Президент Белоруссии Александр Лукашенко, в чьей столице должен был решиться вопрос войны и мира на Украине, заметно нервничал. В конце концов, это был и его звездный час. Мыслимо ли: европейские лидеры едут в гости к «последнему диктатору Европы». Журналисты тоже находились в томительном ожидании. Аккредитовали пять сотен представителей прессы. Их разделили на несколько групп. Преимущество получили корреспонденты пулов. Если преимуществом можно назвать возможность свободно передвигаться по первому этажу Дворца Независимости. Информированности это им не добавляло.

Зато в остальном все были равны перед белорусским законом. Доступ в интернет выдавали только по паспорту. Никаких привилегий. Даже для кубинцев и японцев, проявивших удивительный интерес к событиям. Российские и украинские журналисты сидели в одном помещении и вели себя вполне спокойно. Хотя не обошлось без мелких стычек. Киевские журналистки дразнили московского корреспондента LifeNews, называя его канал Lie («ложь» в переводе с английского) News. А тот в шутку на них и залаял. Точнее, гавкнул один раз.

«Понеслась! Российские журналисты лают на украинских, причем в прямом смысле», — тут же прокомментировал в социальных сетях корреспондент «Коммерсанта» Андрей Колесников. Эту новость тут же подхватили СМИ.

Сложности возникли и у другого российского журналиста. Когда президент Украины прибыл во Дворец Независимости, его встретили выкриком: «Господин Порошенко, зачем вы бомбите мирных жителей?» Порошенко прошел мимо. Зато отреагировали представители службы безопасности и тут же удалили крикуна, лишив его аккредитации. На всякий случай сделали внушение и всем остальным представителям СМИ. В российской делегации поступок журналиста сочли крайне неуместным.

Приезда Порошенко ждали с особым интересом. Было известно, что он везет с собой часть кассетной бомбы из Краматорска. На международные встречи украинский президент с пустыми руками в последнее время вообще не приезжает. На Мюнхенской конференции по безопасности он демонстрировал с трибуны загранпаспорта и военные билеты, которые, по его утверждению, принадлежали российским военным, участвующим в боевых действиях на Украине. А на экономическом форуме в Давосе — кусок обшивки автобуса, обстрелянного под Волновахой. Но ожидания не оправдались. Прибывший с пустыми руками Порошенко заявил: он «держит кулаки, чтобы сегодняшний день вошел в историю мировой дипломатии». А если согласие не будет достигнуто, «ситуация пойдет вразнос».

Следом парой (как всегда в последнее время) прибыли Франсуа Олланд и Ангела Меркель. Не имея полной информации о происходящем, оставалось лишь примечать детали. Вот Олланд, дождавшись приземления самолета Меркель, поднимается к ней на борт. А вот они уже едут во Дворец Независимости на одной машине. Это, кстати, их первый визит в Белоруссию. Фрау Меркель выбрала тотально черный наряд. А Лукашенко для нее — снежно белый букет. «Последний диктатор Европы» проявил галантность и вручил даме цветы. Еще деталь: Меркель слегка смутилась.

Пока ждали Владимира Путина, а он прилетел в Минск позже всех, Меркель, Олланд и Порошенко побеседовали с глазу на глаз. Наконец Путин приехал, Лукашенко взял его под руку и повел к остальным гостям. Лукашенко сиял! Все гости хозяина собрались. Но белорусского президента к переговорам не допустили.

В какой-то момент из переговорной вышел Порошенко. Посыпались предположения: «За кассетной бомбой пошел», «сдали нервы». Позже оказалось, что он звонил в Генштаб Украины. Когда лидеры, наконец, появились для «семейного фото», все снова стали подмечать детали. Путин был в приподнятом настроении, что-то шептал на ухо Меркель, Олланд их тоже слушал. Француза, кстати, обслуживали два переводчика. Остальным они были вовсе не нужны. Путин и Меркель могли говорить и на русском, и на немецком. Лидеры удалились.

И снова потянулось ожидание. Шел пятый час переговоров. Расширенный формат сменялся узким и наоборот. К журналистам наконец вышел глава российского МИД Сергей Лавров. «Это лучше, чем супер», — оптимистично оценил он ход переговоров. В известном смысле переговоры действительно оказались «супер» — долгими и тяжелыми. Лавров потом еще много раз проходил мимо журналистов. Министр — заядлый курильщик и выходил на перекур. Среди ночи у него еще были силы для шуток. «Да нас тут на сало позвали», — весело бросил он прессе в один из перекуров.

Потом еще неоднократно выходил Порошенко, выходил Путин, выглядывала Меркель. Но никаких комментариев, никакой информации. Три часа утра, четыре, пять. Журналисты спали, свернувшись в креслах и даже на полу. Откуда только брались силы у переговорщиков! Несколько раз за ночь официанты приносили им на подносах еду. В 11 утра в переговорную подвезли уже две тележки с едой. Но ведь сутки без сна! Одну из журналисток госпитализировали. Девушка из украинского бюро «Интерфакса» чувствовала себя неважно еще ночью, утром ей стало совсем плохо. Вызвали скорую.

Тем временем переговоры развивались все драматичнее. Порошенко назвал условия России неприемлемыми. В кулуарах разъяснили: Киев не устраивают российские предложения о линии разграничения и статусе Донбасса. Сообщили, что долгожданный документ, разработанный «четверкой», должен подписываться на уровне контактной группы, заседавшей там же, в Минске. Это разочаровывало. Еще большим разочарованием стал отказ лидеров ЛНР и ДНР его подписывать.

Первые итоги

Первым из марафона выбыл Порошенко. Затем покинула переговоры спецпредставитель ОБСЕ, участник контактной группы Хайди Тальявини. Она вышла из зала, отказавшись от комментариев прессе. Наконец российских журналистов позвали на пресс-подход Путина. В полдень он вышел к журналистам: «Это была не самая лучшая ночь в моей жизни, но утро доброе». Российский президент рассказал о достигнутых договоренностях. Прекращение огня с 15 февраля, отвод тяжелого вооружения (Киев отведет от сегодняшней линии соприкосновения, ополченцы — от линии, обозначенной 19 сентября.) Далее — конституционная реформа с учетом интересов населения Донбасса.

Отчего так затянулись согласования? «Я думаю, это связано с тем, что, к сожалению, киевские власти до сих пор отказываются от прямых контактов с представителями Донецкой и Луганской народных республик, — разъяснил Путин. — Даже несмотря на то что они непризнанные, надо исходить из реалий жизни, и если все хотят договориться, на долгосрочной основе выстроить отношения, то нужно пойти на прямые контакты».

Как и предполагала «Лента.ру», одним из пунктов торга стал Дебальцевский котел. По словам Путина, Порошенко предполагает, что окружения в Дебальцево нет. Российский президент привел другие данные. «В ответ на агрессивные действия киевских властей ополченцы не только сдержали атаки армии и силовых структур Киева, но и, перейдя в наступление, окружили значительную группировку численностью от 6 до 8 тысяч человек», — сказал он. Решать, кто прав, будут военные эксперты.

Порошенко, очевидно, не горел желанием устраивать пресс-подход, но сам попал в окружение телекамер на выходе из дворца. Он заявил журналистам, что достигнута договоренность об освобождении всех заложников в течение 19 дней. Освободят и летчицу Надежду Савченко, находящуюся в России. Они обнялись с Лукашенко, как близкие друзья, что-то говорили друг другу, не таясь от журналистов. Владимир Путин после своей речи перед журналистами какое-то время стоял в задумчивости в центре зала. Лукашенко и его крепко обнял. Перевоплощение строгого и своевольного Батьки в миротворца состоялось.

Минское поле эксперимента

Отдельного разговора требуют подписанные в результате 16-часовых переговоров документы. С самого начала было заявлено, что стороны будут придерживаться только одной стратегии — имплементации минских договоренностей, достигнутых еще в сентябре. Собственно, прорыва не произошло. Насколько можно судить по подписанному документу, который так и называется — «Комплекс мер по выполнению минских соглашений», речь идет о некотором уточнении сентябрьских переговорных позиций.

Нетрудно догадаться, какие именно пункты соглашения стали камнем преткновения. В частности, для ополчения довольно спорным должен выглядеть пункт об отводе тяжелых вооружений от линии соприкосновения — и если для вооруженных сил Украины (ВСУ) за точку отсчета взято их нынешнее положение, для вооруженных сил Новороссии (ВСН) переговорщики избрали линию, зафиксированную в сентябрьском соглашении. Значит, тяжелому вооружению ВСН придется отступить снова к Донецкому аэропорту, который был с таким трудом взят, а также открыть котел в Дебальцево, где в окружение попали значительные силы противника. То, что на месте остается пехота, мало меняет ситуацию, поскольку поддержка артиллерии у Киева будет ближе к линии фронта.

Киев вряд ли устраивает пункт, фактически обязывающий официальные власти Украины снова взять на социально-экономическое обеспечение мятежные территории, в частности выплачивать заработные платы и пенсии. Собственно, это ни к чему и представителям Донецкой и Луганской народных республик, декларирующим независимость от киевских властей. Впрочем, если судить по документу, попавшему накануне в украинские СМИ, власти ДНР и ЛНР выдвигают значительно более мягкие требования относительно собственной независимости. Тогда достигнутые соглашения действительно можно признать некоторым прорывом. Хотя поручиться, что это не фальшивка, нельзя: пока ни подтверждения, ни опровержения со стороны властей ДНР и ЛНР не поступило.

В любом случае лидеры самопровозглашенных республик сделали за прошедшие сутки довольно удачные с точки зрения дипломатической стратегии ходы. В частности, лидеры ДНР и ЛНР Александр Захарченко и Игорь Плотницкий прибыли во Дворец Независимости Белоруссии — скорее всего, их присутствие стало дополнительным рычагом воздействия на киевскую сторону. Очевидно, что лидеры ополчения были готовы встречаться с Петром Порошенко, однако, как отдельно отметил Владимир Путин в ходе пресс-подхода, Киев до сих пор совершенно однозначно не признает руководителей ВСН стороной переговоров, что возлагает на украинскую сторону дополнительную политическую ответственность.

А самое главное — совершенно непонятен механизм исполнения минских соглашений. Как мы помним, подписание первого договора в сентябре 2014 года не помешало Киеву обстреливать Донецк из разных видов тяжелого вооружения, а ополчению — отчаянно сопротивляться, что в итоге привело к эскалации конфликта. 16-часовая подготовка нынешних минских соглашений выглядит значительно лучше, чем сам документ, не учитывающий сложившихся реалий — как политических, так и военных. Неясно, в частности, насколько готовы лидеры Новороссии даже при условии гарантий личной безопасности отказаться от результатов проведенных выборов и фактической независимости. К тому же во всех минских документах нет ни слова о том, как именно международное сообщество может воздействовать на стороны переговоров, если требования «Минска-2» будут проигнорированы и военное противостояние продолжится.

Бывший СССР00:0211 октября

Украинский тупик

Как США используют Зеленского в предвыборной гонке и чем это грозит Киеву
Бывший СССР00:02 6 октября

«Надо удирать в Россию»

Почему польские белорусы радовались пакту Молотова-Риббентропа и мечтали вернуться в СССР