Новости партнеров

Это же Сталин!

Кто и зачем пытается увековечить вождя народов накануне Победы

Фото: Laski Diffusion / East News

Ровно 90 лет назад — 10 апреля 1925 года — город Царицын был переименован в Сталинград. Переименование стало одним из первых в череде прижизненного увековечивания Иосифа Сталина в названиях населенных пунктов, заводов и фабрик, школ, улиц и площадей. Накануне 70-летия Победы попытки вернуться к подобной практике отмечены во многих регионах России.

«Президиум Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР постановляет: переименовать гор. Царицын — в гор. Сталинград; Царицынскую губернию — в Сталинградскую; Царицынский уезд — в Сталинградский; Царицынскую волость — в Сталинградскую и ж.д. станцию Царицын — в Сталинград». Подписи — председатель ЦИК Калинин, секретарь Енукидзе. Семью годами ранее Иосиф Сталин принял участие в обороне Царицына от Краснова, которого позже сменил Деникин. В итоге Сталин перессорился со всеми красными военачальниками, в какой-то момент был отозван с фронта и получил выговор от Владимира Ленина за организованные им в городе расстрелы, даже по большевистским меркам чрезмерные.

Однако всего через год с небольшим после смерти вождя мирового пролетариата город получил имя будущего вождя всех народов. А с тех пор как в июле 1929 года Сталин дал своему секретарю Поскребышеву инструкцию — соглашаться на любую просьбу назвать именем вождя завод, фабрику, школу и т. п., не беспокоя по этому поводу вождя, количество переименований и наименований, скульптурных и монументальных работ перестало поддаваться какому-либо учету. В отличие от нынешних попыток вернуть имя Сталина улицам и населенным пунктам, участившимся с приближением 70-летнего юбилея Победы.

В феврале нынешнего года Госдума отклонила пакет предложений КПРФ: переименовать Волгоград в Сталинград, завести в Москве Сталинградскую площадь и поставить на ней памятник понятно кому. Отказ абсолютно справедлив даже по формальным основаниям: все это — дело муниципалитетов и субъектов Федерации, а не законодательной ветви российской власти. Однако сам эпизод не заметить нельзя, поскольку вопрос едва ли не впервые в новой России обсуждался на уровне Госдумы.

Коммунисты, собственно, и являются основными поставщиками информационных поводов, связанных с попытками увековечить образ Иосифа Сталина накануне юбилея Победы. В Уссурийске на одном из домов улицы Ленинградской — бывшей Сталинградской — должна появиться мемориальная доска в ознаменование заслуг Сталина как главнокомандующего. К установке полноценного памятника в Орле готовят общественность депутат Госдумы от КПРФ Василий Иконников и его однопартиец, губернатор Орловской области Вадим Потомский. Кажется, это первый за десять лет случай, когда глава региона выказывает личную заинтересованность в подобного рода скульптурах: в 2005 году на открытии памятника Сталину в городе Мирном присутствовал президент Якутии Вячеслав Штыров.

Наиболее прагматично подошли к историческому наследию в Волгограде. 30 января 2013 года Волгоградская городская дума приняла решение N72/2149 «Об использовании наименования "Город-герой Сталинград"». К нему прилагалось официальное объяснение: «Название "город-герой Сталинград" будет использоваться на общегородских мероприятиях 2 февраля — в день разгрома немецко-фашистских войск в Сталинградской битве, 9 мая — в День Победы, 22 июня — в День памяти и скорби, 2 сентября — в День окончания Второй мировой войны, 23 августа — в День памяти жертв массированной бомбардировки Сталинграда немецко-фашистской авиацией и 19 ноября — в День начала разгрома фашистских войск под Сталинградом».

Итого ежегодно почти на неделю на карте Российской Федерации — скорее социально-политической, нежели географической, но тем не менее — появляется Сталинград. Можно спорить о внятности и оправданности самого статуса, предлагаемого документом. Однако с тем же успехом можно воспринять решение муниципальных законодателей Волгограда как попытку упорядочить сложившийся контекст, а также согласовать историю города и страны с общественными настроениями, не допустив при этом конфликтов. Даже самый последовательный противник сталинизма и советского строя в целом все же не оперирует терминами «Волгоградская битва» и «Санкт-Петербургская Ленинградской области блокада». Да и «город-герой Санкт-Петербург» тоже не в ходу.

Хотя если говорить о Сталине — весной нынешнего года отличился именно Питер. Активисты известной в сети организации «Коммунисты Петербурга и Ленинградской области» самостоятельно переименовали 10-ю Советскую улицу города на Неве и попытались закрепить это соответствующей табличкой и портретом. Несмотря на известную эксцентричность действа и репутацию мастеров политического эпатажа, давно укрепившуюся за КПЛО, название «улица И.В. Сталина» некоторое время можно было найти даже на карте Санкт-Петербурга в сервисе Google Map.

Как обстоят дела на прочих территориях, не связанных напрямую с памятными битвами Великой Отечественной? Разумеется, первым российским регионом по числу памятных наименований является Северная Осетия — Алания. В республике именем соплеменника до сих пор названо 15 улиц, хотя бывший проспект Сталина во Владикавказе теперь известен как проспект Мира. Похоже, «сталинские» улицы сел, поселков и одного районного города Дигора благополучно пережили десталинизацию и перестройку. А вот около двух десятков памятников Сталину в основном поставлены в нынешнем тысячелетии — силами сельсоветов и зажиточных земляков. В результате, к примеру, в Беслане оказалось сразу две сталинские скульптуры — ростовая и бюст. Шесть улиц Сталина есть в Дагестане, пять — в Кабардино-Балкарии. В Шалинском районе Свердловской области имеются две. По одной — Сталина, Сталинская — в Башкирии, Тамбовской, Ульяновской, Самарской областях, Хабаровском и Ставропольском краях. Итого на 2014 год — 27 «действующих». Плюс владивостокский тоннель имени Сталина под горой Шошина, сданный в 1935 году.

Северная Осетия — далеко не единственный регион России, где в 2000-х появились памятники Сталину. Вот типичная история, имевшая место в Вологде: «В 2001 году восстановлен. Стоял на территории одного из предприятий города. В 2008 году выставлен на продажу. Дальнейшая судьба бюста не известна». «Бюст Сталина установлен на территории летнего кафе-шашлычной на Центральном рынке по инициативе его владельца Вилена Удмаджуидзе» — Калининград, 2001 год. Дворы, территории заводов и автомастерских, музей им. Сталина в Сольвычегодске — инициатива, как можно понять, местных коммунистов; более весомых привязок к местности пока не отмечено. За исключением, пожалуй, Якутии, где Мирным не ограничилось, а демонтировать не стали: тут среди сталинских адресов — Амга и даже Якутск.

Городов и поселков, носящих имя вождя, на нынешней карте нет вообще. Да и в сталинские времена чисто российская географическая сталиниана — по крайней мере, дошедшая в записях до нынешних пор, — не столь многочисленна, как можно было ожидать. Подмосковный рабочий поселок Сталинский ныне называется Восточным и включен в границы Москвы. Сколько-нибудь заметных попыток вернуть предыдущие имена Новокузнецку и Новомосковску (Сталинск и Сталиногорск) пока не отмечено. Два имевшихся Сталиндорфа — в Волгоградской и нынешней Амурской областях — стали поселком Приморским и селом Заречным соответственно. А Сталинфельд на карте Еврейской автономной области сменило село Октябрьское.

В чем точно можно быть уверенным — так это в чеченском селе Мескеты: после депортации 1944 года вряд ли кто-то подумает о возвращении названия Сталинаул, каким населенный пункт значился до начала 1960-х. Два Сталинаула в Дагестане также переименованы: ныне это Атланаул и, что не совсем обычно для населенных пунктов, Ленинаул. Обычно переименования «из вождя в вождя» характерны для улиц и проспектов — как это было в Минске, где главная магистраль сменила четыре названия: Сталина, Ленинский, Франциска Скорины и нынешний проспект Независимости.

Есть проспекты Ленина, бывшие Сталина, в Иваново и Чебоксарах; такого же происхождения площадь Ленина в Махачкале. В Москве же проспект Сталина разжаловали до Ступинской улицы. Проспект Сталина в Перми — ныне Комсомольский, сокращенно Компрос, в Сочи — Курортный. А в Ртищеве Саратовской области поступили беззлобно и буколически: улица Сталина там уже более полувека Садовая.

Единственный в своем роде проспект Сталина на территории России сейчас имеется в городе Дагестанские Огни. Появился он здесь в 2002 году волей мэра Галима Галимова. Вполне возможно, что ко Дню Победы здесь же поставят памятник. «Это было сделано по моей личной инициативе, для меня Сталин великая личность в истории человечества», — приводит слова мэра Галимова газета «Коммерсантъ».

Таким образом, то, что можно было бы назвать «ползучей сталинизацией», без помпы и широкого обсуждения на сколько-нибудь высоком уровне, пока в основном остается уделом отдаленных районов Северного Кавказа и небольших муниципалитетов. Крупные города все еще задают иной тон. Появившийся несколько дней назад стенд с портретом Сталина на московской улице Плющиха вызвал негодование столичных пользователей социальных сетей. Общественную неприязнь встретил и памятник участникам Ялтинской конференции в Крыму, открытый к 70-летию встречи американского, английского и советского лидеров. Хотя очевидно, что память о событии, на десятилетия определившем облик послевоенной Европы, неотделима от упоминания личностей «большой тройки» — в комплекте.

Но все же — как в общественном сознании привести к консенсусу Победу — и цену Победы, не говоря обо всем остальном, с чем связано имя Иосифа Сталина? Как отметить очевидный факт «Сталин — главнокомандующий» без намека на возвеличивание и тем более общественную реабилитацию диктатора? Через 70 лет после окончания Великой Отечественной войны и через 50 лет после запуска процесса десталинизации в России все еще не существует единого ответа на эти вопросы.

Россия00:0115 августа
Анна Павликова

«Будут и дальше сажать детей»

Полицейские провокаторы создали кружок экстремистов. Пострадают подростки