Доктор, откуда эти картинки?

Прийти на лекцию и столкнуться с шутками ниже пояса

Фото: Алексей Мальгавко / РИА Новости

Конфликты, связанные с проявлениями сексизма в российских высших учебных заведениях, редко удается разрешить столь же конструктивно, как это получилось в Воронежском медуниверситете. По мнению эксперта «Ленты.ру», история, произошедшая в стенах этого вуза, может послужить моделью для всех, кто сталкивается либо столкнется с чем-то подобным.

«Лекция по патану перешла все границы. Тема была про болезни мужских, а потом и женских половых органов. На первом слайде мы увидели картинку следующего содержания: торт, из торта торчит свеча и рядом с ней — "прекрасный дикорастущий экземпляр". К экземпляру с явным намерением взять его в рот наклоняется женщина. На заднем плане — лицо офигевшей девочки лет пяти.

Второй слайд представил нам двух атлетически сложенных мужчин от пояса и ниже, находившихся в боевой модификации. На уровне бедер этих мужчин (видимо, стоя на коленях) находились две девушки, державшие их пенисы на манер бокалов; над всем этим была надпись "Ну что, на брудершафт?"»

Так описали лекцию по патологической анатомии — собственно, «патану» — авторы письма в редакцию, студентки Воронежского государственного медицинского университета имени Бурденко. К письму прилагался иллюстративный материал на фоне лектора — одного из старейших преподавателей вуза, заведующего кафедрой патанатомии, профессора Виталия Даниленко.

«****, сидевшая слева от меня, стала такого цвета, что я побоялась, как бы с ней чего-то не случилось. У **** вспыхнула даже шея и глаза наполнились слезами; после второго слайда она захлопнула тетрадь и шепотом воскликнула "Я не буду писать эту лекцию!" Больше она глаз на экран не поднимала.

Общее впечатление резюмировала ****, когда мы ехали на практику по патану: "Вроде ничего плохого мне не сделали, но чувство какое-то гадкое". Чувство гадкое, потому что вообще-то нас всех изнасиловали».

Корреспондент «Ленты.ру» встретился с авторами письма. Все, что можно сказать о них — несколько девушек, у каждой имеется актуальная зачетка вуза, полная отметок «хор.» и «отл.». Таким образом, студентки настоящие и в отмщении кому-либо из преподавателей не нуждающиеся; пожалуй, это все, что надо знать, чтобы воспринимать дальнейшее и не раскрыть личности восставших против методов почтенного преподавателя.

Гораздо интереснее было понять точку зрения самого Виталия Ивановича. К чести профессора, он предоставил подробное объяснение своих действий:

«Рассматриваемая ситуация касается лекции для студентов 3 курса по теме "Патология половых органов", в ходе которой при помощи слайдов, освещались специфические проблемы, морфологические и анатомические особенности заболеваний половой системы мужчин и женщин.

Болезни полового члена представлены в начале лекции.

Акцентировалось внимание аудитории будущих врачей на том, что часто наблюдаемые, но неграмотно, непрофессионально дифференцированные особенности деформации полового члена (болезнь Перони) еще у молодых и физически крепких людей, позволяют думать о необходимости исключения болезней соединительной ткани и печени, диагностировать их на ранней стадии (к ранним осложнениям болезни у молодых мужчин относится искривление полового члена и приапизм).

Разница в ментальности студентов-медиков, необходимость выработки толерантности к будущим больным с разным воспитанием, требует при освещении сложных проблем заболеваний половых органов, создания атмосферы, в которой шутка помогает усвоению материала.

Именно поэтому во введении к лекции, перед характеристикой заболеваний полового члена, была использована фотография с одного из фаллических праздников в Мексике…»

«У девушек безусловно есть очевидный повод для возмущения, — полагает психолог Ольга Маховская, много лет занимающаяся еще и преподаванием. — Качество образования падает. Профессор преклонных лет, дающий неудачные примеры со скабрезными шутками — типичная фигура: ведь молодые не рвутся в преподавание. Случаи, подобные описанному, в последнее время случаются гораздо чаще, чем хотелось бы. Это повод для критики и разбирательств на университетском уровне, а может быть, и в СМИ».

Вместе с тем, по мнению эксперта, не меньшей проблемой является «стукачество среди студентов» — когда неуспевающие ученики пытаются досадить преподавателю, в том числе и обвинениями в сексизме. «Я проходила патан, потому что моя родная психология раньше была на биофаке. И точно так же наглядные материалы вызывали у нас, молодых девчонок, ощущение брезгливости, отвращения и возмущения. С этим нужно уметь совладать в любых условиях — даже в том случае, когда тебе показывают порно вместо формалина. А стучат, как правило, студенты, которые не хотят учиться, сдавать предмет именно этому преподавателю — и я с этим сталкиваюсь постоянно», — рассказывает психолог.

«Просто когда нужные для обучения картинки профессором пролистываются, а вот на этих “шутках” внимание задерживается надолго, тетрадь оказывается почти пустой — при том, что на патане за курс обычно исписываются две, — показывают конспекты студентки. — И мы теперь не представляем, как сдавать предмет. По учебникам? Но патанатомия — не совсем тот случай».

Подтвержденная гипермотивация студентов — в первую очередь, хорошие и отличные оценки по иным предметам — позволяет ставить вопрос о замене преподавателя, полагает Ольга Маховская. «Просто надо понимать, что уровень преподавания нельзя усилить методом напора, — говорит она. — Но то, что сделали в воронежском вузе по итогам этой истории — разумный и бесспорный шаг в правильном направлении. Лекция по такому важному для будущего врача предмету — это не КВН, не мужская курилка и не солдатская казарма. При этом преподавателей необходимо беречь, это трудный хлеб, приводящий к деформациям — человек теряет кругозор, теряет чувство меры: всегда одно и то же, монотонная работа. Это само по себе снижает уровень критичности к излагаемому материалу. Лет двадцать, даже десять назад подобное сходило с рук. Сейчас же, помимо лодырей и стукачей, пришла новая генерация студентов, желающих быть суперпрофессионалами — особенно это касается тех, кто учится за свои деньги». К слову, плата за год обучения в Воронежском медуниверситете — более ста тысяч рублей.

Вернемся, однако, к объяснению профессора Даниленко:

«На втором часе лекции разбирались материалы, касающиеся неоправданной моды среди женщин. Широко разрекламированная в обществе пластика молочной железы приводит к вредным последствиям, в том числе резкому росту раковых опухолей. Для фиксации внимания на серьезности данной проблемы использовался слайд так называемого "шуточного английского теста", еще раз подчеркивающий недооцененность данной проблемы в современном обществе.

В оставшейся части лекции освещались анатомические и морфологические особенности заболеваний или патология развития яичек, предстательной железы, а также влагалища, матки, яичников у женщин.

Это специфические, но очень важные вопросы в практике будущего врача».

«Не думаю, что уважаемый воронежский коллега, как и большинство преподавателей, оскорбил женскую половину аудитории сознательно, — уверена Ольга Маховская. — Это просто проявление бытового сексизма, не связанного с конкретными случаями. Мужчина определяет, что мы будем делать, как мы про это будем говорить. Мужской инстинкт — главный мотив, основной критерий практически в любой деятельности. Да, это иногда доходит до уровня агрессии — когда женская аудитория третируется определенными темами, далекими от того, чтобы просто изложить, показать и т.д. Человек муссирует тему, топчется на ней, доводит часть аудитории до негативных эмоций, игнорируя чувства и готовность принимать тот или иной материал».

В результате, подчеркивает эксперт, «нарушаются границы, которые человек сам по себе давно потерял. Он видит, что аудитория реагирует — а сути реакции не понимает, но подзаряжается от нее. На выходе, однако — психологическое насилие. Конечно, про эти вещи нужно говорить, по возможности избегая взаимных обвинений».

И здесь вновь необходимо отметить, что и преподаватель, и Воронежский медуниверситет в этой щекотливой ситуации повели себя наиболее разумным образом. Профессор Даниленко, как можно понять из общения с руководством вуза, в скором времени скорректирует свои лекции — следуя примеру чуть более осторожных коллег. «К примеру, на втором курсе психологии необходимо говорить об оральных и анальных фиксациях, — объясняет преподаватель Ольга Маховская. — Но я отталкиваюсь от аудитории и переношу этот разговор подальше, даже на пятый. В наше время границы детства существенно расширились — лет до 28; на втором курсе студенты еще маленькие, пусть у них сложится какой-то опыт». И в разговоре о вольном либо невольном сексизме в вузах, полагает эксперт «Ленты.ру», «больше помогают этика и здравый смысл, чем организационные выводы. В конце концов, жить дальше надо всем».

Воронеж — Москва