Новости партнеров

«Я бы все равно ему двинул»

Леонид Ярмольник об убийстве догхантеров и антисемитизме

Фото: Александр Вильф / РИА Новости

В среду на съемках шоу «Прямая линия» на «России 1», посвященному проблеме отстрела беспризорных животных, разгорелся скандал. Защитник собак Леонид Ярмольник посреди записи покинул площадку. Артиста возмутило, что в ходе дискуссии догхантер Геннадий Осовицкий сказал, что Ярмольнику надо ехать на «родину обетованную». Актер озвучил высказывание Осовицкого и спустя время покинул студию. Позже он упрекнул канал в провокации. По его словам, он шел на программу рассказать о готовящемся в Госдуме законопроекте о защите животных, а в итоге попал на шоу, где его хотели стравить с догхантером. «Лента.ру» обсудила с Ярмольником, как он стал жертвой антисемитизма.

«Лента.ру»: В чем, по-вашему, виноват канал?

Ярмольник: Они сделали одну ошибку: не предупредили меня — не знаю насчет Иосифа Давыдовича Кобзона — о том, как будет построена передача.

Меня пригласили рассказать о том, что скоро в Госдуме может быть принят закон о взаимоотношениях человека и собаки. Этот закон не принимается много лет. Есть люди, заинтересованные в том, чтобы все шло так, как идет, потому что финансирование этого процесса, видимо, кого-то устраивает. И вот мы пришли рассказать о том, что наконец-то к нашей команде, в которую входят Хабенский, Миронов, Пореченков, Макаревич и многие другие, наконец-то подключились законодатели — Кобзон и Говорухин.

А продюсеры и редакторы этой программы сделали из этого еще одно «Пусть говорят», — чтобы был скандал, чтобы стравить людей с разными точками зрения. Они не предупредили нас о том, что пригласили этого урода, больного человека, я по-другому не могу сказать. Я бы с удовольствием помог ему с медицинской точки зрения. Во всяком случае, продюсеры должны были сказать, что позовут догхантера ради того, чтобы показать, что догхантерство — это преступление.

До того, как приняли приглашение продюсеров, вы не знали о специфике передачи? В программе Корчевникова всегда есть главный герой, историю которого обсуждают.

Знаете, я ведь не один день работаю на телевидении. Думаю, что меня уже можно назвать папой, — я столько программ вел и знаю, что такое вести программу. Они заранее заготовили конфликтные ситуации — для того, чтобы заработать рейтинг. Я не готов к тому, чтобы на мне делали рейтинг в такой форме. Для меня это уже ушедший поезд, это та форма разговора в эфире, которая для меня недопустима и унизительна. Кто такой этот догхантер, чтобы разговаривать со мной или с Кобзоном в эфире? Извините, что я так говорю, но он преступник, фашист. Он без суда и следствия убивает живых существ. О чем я с ним могу говорить?

Кроме того, он прокололся буквально через три минуты, — сказал то, чем меня трудно обидеть: «Вам вообще нужно ехать по ту сторону реки Иордан». Это он сказал, сидя между Кобзоном и Ярмольником. Ну давайте тогда на этом уровне общаться.

Вы ведь тоже довольно жестко повели себя по отношению к Осовицкому.

Я вообще себя жестко веду.

Вы хватали его за руку, предлагали продолжить разговор в другом месте...

Я к нему не прикасался. Это вам кажется так. Я и ушел потому, что я остаюсь тем Ярмольником, который Ярмольник. Если бы я остался, могло случиться то, за что мне было бы стыдно. Потому что я все равно ему двинул бы.

Вы в эфире сказали, что убили бы Осовицкого, если бы застали его за отстрелом собак.

Да, и я не отказываюсь от своих слов. СМИ написали, что я призвал убивать догхантеров. Нет, я никого не призываю убивать без суда и следствия, но если бы я застал его на месте преступления, я готов был бы сесть из-за него в тюрьму.

Что было после передачи?

Я звонил продюсеру и объяснял, почему это недопустимо — во всяком случае, в связи со мной или, скажем, с Кобзоном. Это нечестно, это безнравственно — так нас подставлять. Мы ведь пришли, чтобы сделать важное дело, рассказать о законе, а они устроили склоку ради рейтинга. Они своего добились. Я потому обычно и не хожу на эти ток-шоу. Я пошел только потому, что думал, будто мне удастся рассказать людям о том, что наконец-то будет принят этот закон.

Продюсеры извинялись?

Они не то чтобы извинялись... Я им объяснил, что безнравственно себя ведут не те, кого они приглашают, безнравственно поступает канал, который провоцирует их на то, чтобы люди так себя вели. Это способ зарабатывания денег.

На «Россию 1», надо полагать, вы больше не пойдете.

Я и раньше не ходил. Ничего плохого не было в том, что они пригласили пострадавшую маму, показали, как убивают собак. Но пригласить пиариться догхантера... Под этим я не подписывался.

Он попиарился, он перед братвой выпендрился! Ему бесплатно дали эфир, а идиот Ярмольник приехал бесплатно сделать пиар каналу. Они-то это все делают за деньги, а мы с Кобзоном пришли с открытым забралом — просто так.

Кобзон тоже чувствует себя обманутым?

Нет, он помягче к этому относится. Можно назвать это мудростью… Он все-таки депутат, он не может настолько открыто, настолько искренне реагировать на то, что произошло. Мне — легче.