«Ксенофобия досталась нам от наших животных предков»

Почему так сложно понять и принять тех, кто не похож на нас

Фото: Максим Блинов / РИА Новости

Приток мигрантов в той или иной мере беспокоит 75 процентов россиян, а более половины считают, что в их регионе следует ограничить въезд переселенцев и гастарбайтеров. Более трети опрошенных заявили, что у них в городе возникали конфликты с приезжими другой национальности, а четверть и вовсе опасается столкновений на национальной почве. Таковы результаты социологических исследований, проведенных Фондом общественного мнения и «Левада-центром» за последние четыре месяца. Следует ли из этого, что как минимум половина наших соотечественников — ксенофобы? Почему людям бывает так сложно принять чужую культуру и традиции? И где проходит грань между настороженным отношением к чужакам и ненавистью к инородцам? На эти вопросы «Ленте.ру» ответил заместитель директора Института психологии РАН, доктор психологических наук, специалист в области социальной психологии Андрей Юревич.

«Лента.ру»: Ксенофобия свойственна человеку?

Юревич: Если мы говорим о человеке вообще, то в какой-то мере да. Я бы определил ее как некий рудимент. Считается, что ксенофобия досталась нам от наших животных предков. В животном мире основная форма взаимоотношений между видами — борьба за выживание. Другие виды — это либо еда, либо угроза. Перестав быть животными, люди не прекратили борьбу за выживание. Просто межвидовое взаимодействие сменилось международными отношениями.

Что такое ксенофобия сегодня?

Ксенофобия — достаточно широкое понятие, включающее в себя и расизм как наиболее радикальную форму нетерпимости к другим расам. В целом же ксенофобия определяется, например, в «Википедии», как «страх или ненависть к кому-либо или чему-либо чужому, незнакомому, непривычному; восприятие чужого как непонятного, непостижимого и поэтому опасного и враждебного». То есть это экстремальное проявление тех отношений, которые в более умеренном виде выглядят вполне естественно. Умеренная настороженность к чужому, незнакомому и малопонятному может быть вполне разумной, но, доходя до крайности, принимает иррациональные и социально неприемлемые формы, присущие ксенофобии.

Отношение к человеку меняется, только потому что он другой?

Не только. На протяжении большей части истории человечества основной формой взаимодействия народов была война, а чужие народы воспринимались как источник потенциальной угрозы. Это отложилось в исторической памяти.

Стоит ли удивляться русофобии тех народов, которых мы, как, например, поляков, регулярно завоевывали? А полностью отделять прошлое от настоящего, видеть настоящее совершенно не затуманенным тенями прошлого далеко не все способны. И вообще имперский способ формирования государств оставляет глубокий след в исторической памяти народов, входивших в состав империй.

Но дело же, наверное, не только в истории...

Да, часто играют роль и современные взаимоотношения между народами. Они складываются не всегда гармонично. К тому же есть еще миграция, а она становится сегодня одним из главных факторов, стимулирующих ксенофобию в Европе. Огромная армия мигрантов пугает коренное население. Пришлые народы — носители другой культуры, как правило чуждой, и другого менталитета, сильно отличающегося от менталитета европейцев. В мигрантах видят претендентов на рабочие места, приписывают им вытеснение коренного населения, нарушение его культурных норм и так далее. В России мы сегодня сталкиваемся примерно с той же проблемой. Усиление миграции неизбежно обостряет межнациональные отношения.

А сами мигранты как относятся к коренному населению?

По-разному, но, как правило, если тебя не любят, то формируется негативное отношение к тем, кто тебя не любит. А ненависть порождает встречную ненависть.

В России масштабы миграции все же не такие, как в Европе.

Да, но миграцией причины ксенофобии тоже не исчерпываются.

Еще один фактор — неудовлетворенность народа своим положением.

Если народ живет плохо, то свои неурядицы ему проще всего объяснить внешними факторами, в частности, влиянием других народов, и необязательно мигрантов. Если в одном государстве какие-то народы живут лучше, а какие-то хуже, то у последних всегда есть соблазн возложить ответственность за свои невзгоды на более благополучных сограждан. Здесь, к слову, кроется одна из основных причин антисемитизма. Во всех странах, где живут евреи, их уровень жизни, как правило, выше, чем у коренных этносов. И представители этих этносов часто начинают думать, что живут хуже, чем им хотелось бы, потому что все хорошее прибрали к рукам евреи.

Подобные бытовые формулы нередко используются и политиками. Это очень удобно для власти, помогает отвлечь внимание от собственных просчетов. Наглядный пример — Украина. Русские и Россия воспринимаются на Украине как одна из основных причин того, что страна пошла не по тому пути и не стала процветающей европейской державой. Все неудачи Украины списываются на то, что она развивалась в контексте русской культуры. Отсюда — русофобия.

Ну, Россия в этом смысле от Украины недалеко ушла.

Да, и у нас такой опыт имеется.

В советские времена вина за наши трудности часто списывалась на США и другие западные страны. Доля правды в этом тоже была, потому что на гонку вооружений тратились огромные средства, которые могли пойти на повышение уровня жизни населения. Вообще идеологические стереотипы, как и любые стереотипы, устойчивы, потому что в них всегда есть доля истины.

Зато с внутренней ксенофобией в СССР практически не сталкивались.

Сталкивались, но в очень мягких формах, не сопоставимых с нынешними. Отношения, как тогда говорили, в «братской семье народов», конечно, не были совсем безоблачными, но сколь-либо острых национальных конфликтов не возникало. В условиях тоталитарного режима любые попытки разжигания межнациональной вражды жестко пресекались. К тому же не было таких миграционных потоков внутри страны. Да и вообще народы СССР добрее относились друг к другу, для чего были различные предпосылки.

В России сегодня чаще говорят о ксенофобии именно в отношении национальных меньшинств. Русским вообще свойственна нетерпимость, расизм, национализм?

Если мы говорим о русском этносе в целом, то я не думаю, что русским можно приписать какой-то природный расизм, то есть враждебное отношение к другим расам. Что же касается национализма, то это более сложное понятие. У него есть и позитивная составляющая — любовь к своему народу и своему отечеству, гордость за свою национальную принадлежность, и в этих качествах он сродни патриотизму. Эти черты свойственны русскому народу, и ничего плохого тут нет. Даже наш президент в этом контексте назвал себя националистом и сказал, что нам нужен здоровый национализм. Другая составляющая национализма — нетерпимость, ненависть к другим народам. Если это преобладает, то национализм переходит в свою крайнюю степень — шовинизм. По-моему, русским это несвойственно.

Вообще националистические проявления присущи разным народам и возникают главным образом из столкновения носителей сильно различающихся культур. Тут на первый план выходит не столько национальная нетерпимость, сколько неприятие чужого, противоречащего принятым у коренного населения моделям жизни, нравственным принципам и традициям. Отторжение чужих культурных моделей сопровождается отторжением и их носителей.

Подобно тому, как иммунитет отторгает чужеродные клетки, даже если это клетки донорского органа?

Можно, наверное, и так сказать. В ксенофобии есть составляющая, связанная с самосохранением народа. С сохранением его целостности, образа жизни, менталитета и так далее. Но в то же время, если проявляется категорическое отторжение всего чужого, это говорит о слабости традиций самого народа. Так что я бы сформулировал эту мысль иначе. Сильный иммунитет заключается не в отторжении, а в способности ассимилировать другие этносы и их культуры, при этом сохраняя свою собственную культуру и идентичность. Примерами могут служить такие совершенно различные страны, как Российская империя и Соединенные Штаты Америки, чьи успехи во многом были обусловлены взаимодействием и взаимной ассимиляцией разных культур.

Правда, в США торжеству толерантности предшествовало истребление индейцев и линчевание чернокожих...

Да, именно такой прежде была американская модель «ассимиляции». Но затем ей на смену пришла другая модель — по крайней мере, внешняя политкорректность. Теперь если, например, какой-нибудь профессор позволит себе во время лекции неполиткорректные высказывания по национальному или расовому вопросу, его в тот же день уволят с работы. А когда проводятся опросы среди белых американцев относительно их отношения к черным, подавляющее большинство проявляют полную толерантность.

Под страхом увольнения и не такое скажешь. Но ведь это же лицемерие.

Во многом так оно и есть. По наблюдениям американских психологов, те белые, которые в прямых ответах выражают полную толерантность к цветным, хлеб, однако, предпочитают покупать в лавках, принадлежащих белым и обслуживаемых белыми. То есть на уровне подсознания у граждан «самой толерантной страны», возглавляемой темнокожим президентом, все равно сохраняются установки: «свой — чужой». Мол, да, цветных мы любим, но хлеб будем покупать у белых. Это говорит о глубокой укорененности в «толерантном» человеке некоторых форм ксенофобии.

Обсудить
«Хватит проституток, Чехова давай!»
Бульварные феи и колбасные короли Москвы
«У нас *****!»
Почему в Москве едва не закрыли театр за день до открытия
Какие люди!
Истории успеха участников церемонии открытия XIX Фестиваля молодежи и студентов
Чистый разум без границ и берегов
В Сочи стартовал Всемирный фестиваль молодежи и студентов
Шпион, разлогинься
Мировые корпорации породили свои ЦРУ и КГБ, но проиграли интернету
Смерть в песках
Зачем богатейшие страны мира устроили кровавую мясорубку в нищем Йемене
«Мне довелось убивать русских»
Жажда крови, шепот смерти и грязная работа головорезов в Сирии
Белая смерть
Кто стоит за самой кровавой стрельбой в истории Америки
Пиво и сигареты
Тайная жизнь Северной Кореи
Редкие машины, которые вытащили с того света
Автомобили, возрожденные из пепла
Машины против всех
Автомобили против снегоходов, лошадей и других неожиданных противников
Автомобили против поездов
Как машины отняли хлеб у железных дорог в США
Автобусы-трансформеры
«Икарусы» с трапом, гармошкой и колесами на любой вкус
Технология обмана
Продающие права на неустойку участники долевого строительства серьезно рискуют
Интим предлагать
Секс стал способом решения квартирного вопроса
Братва помнит
Чем украшают могилы криминальных авторитетов
«Мы — не дойные коровы»
Почему москвичкам не стоит жить с приезжими