Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Одесса готовится...

Год со дня сожжения в Доме профсоюзов

Фото: Антон Круглов / РИА Новости

В субботу, 2 мая, исполнится год со дня страшной трагедии в Одессе — пожара в Доме профсоюзов, в котором только по официальным данным погибли 48 человек. Сожжение участников одесского Антимайдана можно было увидеть в интернете в режиме онлайн. Мало кто мог тогда поверить своим глазам. Казалось, что это жуткая кинопостановка, а не реальные события в городе-герое на берегу Черного моря. «Лента.ру» поговорила с одним из лидеров одесского сопротивления, непосредственным участником тех событий Алексеем Албу о том, как идет расследование и жив ли еще в Одессе протестный дух.

«Лента.ру»: Алексей, прошел год после трагедии в Доме профсоюзов. Что сегодня думаете о случившемся?

Албу: Могу сказать только то же самое, что говорил 3 мая прошлого года. Сразу было понятно, что это целенаправленная спланированная акция устрашения одесситов, а конкретно — одесского движения сопротивления. Запугивание инакомыслящих. Всех этих боевиков свозили в Одессу на протяжении второй половины апреля под покровительством бывшего губернатора Владимира Немировского. У нас есть запись телефонного звонка заместителя начальника управления обладминистрации по связям с правоохранительными органами Игоря Оболенского, который дает команду руководителю одесской самообороны: развернуть людей на Куликово поле, пока все заведены до предела после драки на Греческой. То есть фактически это команда на снос палаточного городка и убийство людей из лагеря Антимайдана. Мы знаем, что комендант Евромайдана, а теперь секретарь СНБО Украины Андрей Парубий приезжал в Одессу за несколько дней до трагедии, фактически санкционировал массовое убийство, вооружил боевиков и предоставил им средства защиты.

Было мнение, что активисты Антимайдана в тот день якобы сами напали на марш фанатов «За единую Украину».

Это миф, который изначально пыталась внедрить украинская власть. Уже в процессе расследования, которое ведет «Комитет 2 мая», к нам попали видеозапись и фото человека, который открыл стрельбу по собравшейся одесской дружине, спровоцировав тем самым нападение на фанатов. Еще один миф — что фанаты вели себя мирно и были безоружны. Есть много свидетельств очевидцев и фотоматериалов, на которых видно, что подавляющее большинство участников марша «За единую Украину» вооружены, многие — огнестрельным оружием.

По официальным данным погибли 48 человек. Однако были неофициальные данные о большем количестве жертв...

Я склоняюсь к тому, что погибших, конечно, больше. Мать одного из моих погибших товарищей, которая 3 мая приходила на опознание тела своего сына, рассказала, что ей показывали более 60 тел. Также есть информация от человека, работающего недалеко от кладбища, который видел, как в ночь со 2 на 3 мая туда привозили огромное количество трупов и закапывали. Конечно, нельзя исключать, что таким образом просто освобождали морги для тех, кто погиб в Доме профсоюзов. Но версия о том, что так заметали следы массового убийства, тоже существует.

Известно, что расследование случившегося идет ни шатко ни валко. По свидетельствам украинских СМИ, на скамье подсудимых — только участники Антимайдана, а евромайдановцы не привлечены к уголовной ответственности.

Власть полностью саботирует процесс расследования, надеются все спустить на тормозах. А не заинтересованы они в объективном расследовании потому, что к уголовной ответственности придется тогда привлекать первых лиц государства, в том числе бывшего губернатора Одесской области Немировского, а также большое количество людей, которые способствовали приходу к власти нынешней политической элиты. Делается все, чтобы не только обелить и отмазать всех организаторов и исполнителей этой трагедии, но и законодательно защитить их. Была создана специальная комиссия Верховной Рады по расследованию, но в отчете этой комиссии, появившемся в сентябре 2014 года, четко сказано, что ни один из руководителей силовых ведомств ни разу не пришел на заседания. Кроме того, они не предоставили парламенту никаких данных, никаких оперативных съемок для полноценного расследования. К тому же и сама комиссия наполовину состояла из людей, не заинтересованных в том, чтобы донести правду о событиях в Одессе. Пока у власти останутся все эти люди, мы не можем ни на что рассчитывать, поэтому мы ставим перед собой задачу по свержению нынешнего режима. Только после этого появится возможность объективно расследовать случившееся и наказать виновных.

Спустя год после массовых убийств протестный дух Одессы не сломлен?

Соотношение сил остается таким же, как и раньше: примерно 70 процентов против нынешней власти, около 10 процентов — за нее и еще 20 процентов сомневающихся. Однако агрессивное меньшинство хорошо организовано, за них сейчас отряды милиции, армия страны. Ведутся аресты инакомыслящих, власти не дают им организоваться в протестные структуры, не дают возможности публично выражать свое мнение. Если удается проводить какие-то акции, их организаторов потом похищают, избивают, бросают в тюремные застенки. Одесса притихла, но я уверен, что это временно. Люди не поменяли своих убеждений, просто перестали публично высказываться.

Значит, запугать одесситов все же удалось?

Частично да. Но нужно смотреть трезво на вещи: с репрессивной машиной можно бороться только хорошо организованной структурой. Сейчас мы, в частности, «Комитет освобождения Одессы», ставим перед собой первоочередную задачу: создать мощную организацию, способную свергнуть режим и освободить наш город.

Накануне СБУ задержала в Одессе несколько человек, в том числе главреда издания «Насправди» Артему Бузилу, мать братьев Давидченко (одни из лидеров одесского Антимайдана), а также активистку «Народной рады Бессарабии» Веру Шевченко. Так власти готовятся к годовщине трагедии?

Совершенно верно. Это делается для того, чтобы еще больше запугать людей и отстранить от участия в политическом процессе всех потенциальных лидеров движения сопротивления. Власть наносит превентивный удар.

Братья Давидченко, по некоторым данным, находятся в России, вы тоже. Если лидеры уехали, кто будет объединять людей? Собираетесь ли вы прибыть в Одессу на памятные мероприятия?

Это абсолютно невозможно. При пересечении границы я буду арестован, моя фамилия фигурирует в десятках протоколов. Приехать мы не можем. Однако стараемся выходить на связь с разрозненными автономными группами и сделать из них единую цельную структуру, которая когда-нибудь сможет взять власть в регионе.

Какие мероприятия запланированы в Одессе на годовщину трагедии?

Будет очень много акций 2 мая: молебны, крестные ходы, одесситы придут на Куликово поле с цветами — отдать дань памяти погибшим. В полдень планируется флэшмоб, во время которого автомобилисты будут давить на клаксоны. А вечером одесситы зажгут в окнах свечи, чтобы показать, что они против этой власти и что они никогда не забудут 2 мая 2014 года и не простят гибель людей.

Семьям погибших власти выразили какие-то соболезнования? Была ли выплачена материальная помощь?

От официальных властей мы слышим только одобрение действий тех, кто устроил катастрофу в Одессе 2 мая. Они считают, что иначе Одесса стала бы вторым Донецком. От руководителей, которые возглавляли Одесскую область, мы тоже не слышали никаких слов сочувствия. Но их и не могло быть, ведь эти люди являются непосредственными организаторами бойни. Ходили слухи, что новый губернатор из своего фонда выделял по 200 тысяч гривен семьям погибших, однако я не знаю ни одной семьи, которая получила бы эти деньги.

Бывший СССР00:0217 октября

Формула мира

До Донбасса Штайнмайер пытался помирить Грузию и Абхазию. Тогда все закончилось войной
Бывший СССР00:0115 октября

Пограничные отношения

Литва собиралась дружить с Белоруссией. Но пустила к ее границе американские танки