Под нотой Си

Зачем едет в Москву председатель КНР

Владимир Путин и Си Цзиньпин, 2014 год
Фото: Сергей Гунеев / РИА Новости

Похоже, сбывается страшный сон Барака Обамы, который в свое время предложил Пекину поделить мир на две сферы влияния — китайскую и американскую. Китай решительно отказался от такого альянса и теперь в сотрудничестве с Россией, Белоруссией и Казахстаном реализует проект, способный серьезно поколебать ведущие позиции американцев не только в Евразии, но и в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Председатель КНР Си Цзиньпин с 7 по 12 мая совершит официальный визит в Казахстан, Россию и Белоруссию. Центральное место в этом зарубежном турне, естественно, занимает Россия. В ходе своего визита в Москву Си Цзиньпин примет участие в торжественных мероприятиях, посвященных 70-летию Победы в Великой Отечественной войне, а также проведет переговоры с президентом России Владимиром Путиным и главой правительства Дмитрием Медведевым.

Посещение лидером КНР сразу трех ключевых стран Евразийского экономического союза за столь короткий отрезок времени не удивляет. Китай внимательно следит за интеграционными процессами на постсоветском пространстве и стремится включить ЕАЭС в орбиту своего влияния, взамен предлагая России, Белоруссии и Казахстану участие в Экономическом поясе Шелкового пути — проекте по стимулированию экономического развития западных районов Китая. По замыслу китайцев, Экономический пояс Шелкового пути должен послужить мостом между ЕАЭС и всем Азиатско-Тихоокеанским регионом (АТР).

Понятно, что для китайцев сама Россия в стратегическом смысле не так уж и важна: для них безусловный приоритет — собственная экономическая, финансовая и военная безопасность. Однако, и это всячески подчеркивается китайскими официальными лицами, Россия сегодня играет весьма важную роль в балансировке старого и в создании нового мирового порядка.

Во-первых, США по сути отказались от ООН как ключевой опоры мирового порядка и используют площадку Совета Безопасности этой организации преимущественно для навязывания другим его участникам своего мнения и воли.

Во-вторых, требования реформировать МВФ для более справедливого и сбалансированного использования общих средств, особенно настойчиво звучавшие в последнее время из России и Китая, не только не были удовлетворены, но и не встретили никакого понимания со стороны США. В результате антироссийского санкционного воздействия, инициированного американцами, и авторитет ВТО подвергся серьезной девальвации.

В этих условиях Китай и Россия просто обречены на сотрудничество. Реформирование мировой финансовой системы в одиночку невозможно. Кроме того, Китай рассматривает НАТО и особенно США в качестве прямой и непосредственной военной угрозы в АТР. У России аналогичные вызовы и угрозы в Восточной и Центральной Европе, а также в Закавказье.

Геополитический конфликт России с США и ЕС активно стимулирует именно восточное направление торгово-экономического сотрудничества нашей страны, временно замедлив западные проекты. Россия экспортирует в КНР минеральное топливо, нефть, нефтепродукты, древесину, рудное сырье, цветные металлы и химическую продукцию. Китай же поставляет в РФ машинно-техническую продукцию, текстиль, обувь, драгоценные металлы. По мере развития торгово-экономических отношений России и КНР предполагается увеличение российского экспорта за счет вооружения. Речь идет о расширении сотрудничества на уровне не только государственных, но и частных компаний. Все эти вопросы и будут обсуждаться на московских переговорах председателя КНР с Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым.

Среди стратегических задач, которые решает руководство России, развивая сотрудничество с Китаем, отметим следующие.

Во-первых, это стимулирование инфраструктурных проектов на территории Восточной Сибири и Дальнего Востока посредством сотрудничества «Газпрома» с CNPC, «Русгидро» с PowerChina и Sanxia, строительства заводов СПГ, совместных поставок электроэнергии в Японию и т.п. Здесь интересы Китая, развивающего свои западные регионы в рамках программы Экономического пояса Шелкового пути, совершенно очевидно смыкаются с российскими.

Во-вторых, привлечение в Россию передовых технологий. В результате санкций, и это не секрет, российским компаниям пришлось приостановить ряд весьма перспективных проектов. И понятно, что вскоре место западных партнеров в этих проектах займут — и уже начинают занимать — их азиатские конкуренты, в том числе и из Китая.

В-третьих, привлечение китайских инвестиций в российскую экономику. Более или менее интенсивный поиск точек соприкосновения с китайскими инвесторами начался после визита российской делегации во главе с президентом России Владимиром Путиным в Китай в мае 2014 года. Тогда, напомню, было подписано более полусотни двусторонних документов. И надо сказать, это обстоятельство было крайне неприятным для США и Европы, высказывавшими крайнюю обеспокоенность несомненными успехами российско-китайского партнерства.

Недовольство американского и европейского бизнеса публично проявляется и сегодня, накануне визита председателя КНР в Москву. 5 мая Financial Times опубликовала статью, сообщив со ссылкой на анонимные источники о якобы имеющихся принципиальных разногласиях между Россией и Китаем в газовой сфере.

Между тем подтверждение рамочных договоренностей по газовому контракту между Россией и Китаем сейчас жизненно необходимо именно китайской стороне. В энергопотреблении КНР на наносящий непоправимый вред окружающей среде уголь приходится около 70 процентов, а на экологически чистый газ — всего 5,9 процента. В энергетическом секторе Китая давно назрела необходимость радикальных структурных изменений, и российский газ тут будет очень кстати. России эта ситуация очень выгодна, поскольку создает необходимое конкурентное напряжение в той же Европе.

Согласно контракту, подписанному «Газпромом» и CNPC в мае 2014 года, объем поставок газа в КНР в течение 30 лет достигнет 1,032 триллиона кубометров. Газ пойдет по двум маршрутам. Восточному — по газопроводу Якутия — Хабаровск — Владивосток («Сила Сибири») с начальной мощностью в 38 миллиардов кубометров и перспективой наращивания до 82 миллиардов. И западному — по газопроводу «Алтай» из Западной Сибири, который должен протянуться от Уренгоя до Шанхая.

Пекин также взял на себя обязательства участвовать в финансировании и разработке двух обширных газовых месторождений в Восточной Сибири — Чаяндинского и Ковыктинского. В первом запасы газа превышают 1,2 триллиона кубометров, и «Газпром» планирует выйти здесь на проектный уровень добычи в 25 миллиардов кубометров в год. Ковыктинское месторождение более крупное, запасы оцениваются в 1,5 триллиона кубометров газа, и ожидаемый уровень добычи — около 35 миллиардов кубометров топлива ежегодно. Поставки также планируется осуществлять с Южно-Киринского месторождения на шельфе Сахалина.

Причем все это предполагает не только строительство «трубы», но и создание инфраструктуры, включающей в себя нефтехимическое производство, гелиевый завод и другие смежные предприятия. Именно инфраструктурные проекты в Евразии, по замыслу китайцев, способны оживить идею Экономического пояса Шелкового пути. На предстоящих переговорах Си Цзиньпина в Москве этому уделят особое внимание.

Так, например, в марте 2015 года китайская сторона предложила РЖД инвестировать в проект высокоскоростной магистрали (ВСМ) Москва — Казань 300 миллиардов рублей: 250 миллиардов — кредитами от китайских банков на 20-летний срок и 50 миллиардов — в виде взноса в уставной капитал в совместное предприятие по строительству дороги. Конечно, для Китая участие в проекте ВСМ выгодно и с точки зрения загрузки собственных заводов. Китайцы будут настаивать на обеспечении ВСМ своим оборудованием, поездами и даже рабочей силой. Соответственно, российской стороне придется постараться максимально обеспечить работой собственные предприятия. Вполне вероятно, что проект ВСМ Москва — Казань может со временем вырасти до проекта ВСМ Москва — Пекин.

Развивается сотрудничество России и Китая и в области судостроения. Так, ФГУП «Крыловский государственный научный центр» в январе 2013 года заключил контракт с Китайской международной компанией по судостроению и морской технике на разработку концептуального проекта крупнотоннажного танкера арктического плавания грузоподъемностью 110 тысяч тонн. В машиностроении налаживаются связи между ОАО «НПК "Уралвагонзавод"», ОАО «ВТБ Лизинг» и китайской компанией Honghua Group Limited. Партнеры планируют наладить производство тяжелых буровых установок эшелонного типа на территории России.

Важно и взаимодействие банковских структур двух стран. Растут объемы взаиморасчетов в рублях и юанях между ОАО «Банк ВТБ» и Банком Китая. В мае 2014 года стороны подписали соглашение о предоставлении ОАО «ВЭБ-лизингу» Экспортно-импортным банком Китая кредитной линии на сумму до 300 миллионов долларов США.

Понятно, что рассматривать вояж китайского лидера в страны, составляющие ядро Евразийского союза, необходимо и критически — в конце концов, Поднебесная всегда считалась весьма непростым партнером для России. Однако и анонсированный не раз разворот в Азию уже сейчас необходимо наполнять реальным экономическим содержанием, ведь и у Китая существуют серьезные планы по региональному сотрудничеству, которые Пекин реализует в рамках стратегии Великий Шелковый путь. И в этом контексте очень символичным (а китайцы мастера создавать подспудные глубинные смыслы) можно считать тот факт, что председатель КНР приедет в Астану, Москву и Минск именно в День Победы, чтобы заодно принять участие в официальных мероприятиях.

Россия00:0816 июля

Брожение умов

Почему россияне верят в смертельные дрожжи Гитлера и боятся хлеба