«Год назад такого не было»

Идеолог «Монстрации» Артем Лоскутов об абсурде, запретах и самоиронии

Новосибирск. 1 мая 2015 года. Артем Лоскутов во время первомайской «Монстрации» на площади Калинина
Фото: Евгений Курсков / ТАСС

В Новосибирске в этом году впервые не удалось согласовать с властями проведение шуточного шествия «Монстрация». Когда участники акции попытались присоединиться к общегородской демонстрации, полиция не пропустила их к колонне, а идеолога «Монстрации» художника Артема Лоскутова арестовали на 10 суток и оштрафовали на 5 тысяч рублей. Позднее митрополит Новосибирский и Бердский Тихон обвинил «Монстрацию» в покушении на нравственные ценности. «Лента.ру» поговорила с Лоскутовым об абсурде, запретах властей и самоиронии.

«Лента.ру»: Вас арестовали за неповиновение требованиям полиции. Что вы сделали?

Лоскутов: Не было никаких требований, в этом и соль. На этом основании арест обжаловался, но областной суд вчера их оставил в силе. Ко мне персонально никаких требований не выдвигалось. Мы пришли на согласованную акцию, на шествие. Мэр туда всех звал через социальную сеть, вот мы туда и пришли. Но присоединиться к колонне нам не дали.

Когда я услышал майора, который ходил с мегафоном и требовал плакаты свернуть и разойтись, я как мог ему помогал, призывал через его мегафон выполнять его просьбы и не сопротивляться.

Против нас вывели всю королевскую конницу, всю королевскую рать. Там был спецназ в касках, которого я раньше никогда не видел в Новосибирске, с дубинками, с бронежилетами, с щитками на ногах и даже с противогазами. Все выглядело так, что сейчас в город войдут фашисты, непобежденные 70 лет назад. Не знаю, почему так происходит. По-моему, это очень нелепо.

Разойтись нам не давали, выходы со всех сторон блокировали. Как можно было разойтись, мне не понятно.

И как вам сиделось 10 суток?

10 суток в изоляторе стали неотъемлемой частью «Монстрации» этого года, сделавших акцию такой, какая она была. Реакция власти — это тоже важная составляющая часть представления. Я не думаю, что меня это как-то останавливает, я был к этому готов. Отсидеть пришлось мне, а остальные люди, думаю, продолжат к «Монстрации» так же относиться, как и раньше и продолжат на нее выходить, потому что это стало уже самовоспроизводящейся городской традицией. В Новосибирске и некоторых других городах есть традиция 7 июля в день Ивана Купалы обливать друг друга водой. Может, кого-то за это задерживают, арестовывают тех, кто хулиганит и обливает людей, которые очень сильно этого не хотели. Но тем не менее и через год, и через 10 лет это будет происходить. Потому что это традиция.

Почему вообще появились претензии к аполитичной безобидной акции без каких-то требований?

Бог его знает. Последние пять лет согласовывали, а теперь не согласовали. Глупые, наверное, неопытные руководители.

«Монстрация» распространилась за пределы Новосибирска, она проводится в разных городах, в Питере даже в двух местах в этом году она была, и везде она была согласована. Кроме ее родины, где с ней решили бороться.

Полностью ее запретить власть не решается, делает вид, что они за, но предлагают условия, в которых мы существовать не можем. Нас хотели отправить на задворки, показывать плакаты реке, где бы у акции не было никаких зрителей. Другие варианты не обсуждались — только пойти на набережную, где город выглядит хуже, чем мог бы, где неблагоустроенные горы земли, нераспустившиеся деревья, все очень мрачно. Мне бы не хотелось, чтобы фоном для «Монстрации» служил такой город. В Новосибирске есть гораздо более красивые места.

Что происходит?

Мне кажется, общество сейчас находится не в очень здоровом состоянии. Наша страна ведет информационную войну со всем миром. Нагнетание ненависти ко всему иному, ко всему не утвержденному властью, естественно выливается в какие-то нездоровые проблемы, когда люди готовы оскорбляться всякой мелочью. Эти оскорбления зачастую инспирированы какими-то кругами, которые видят в этом свою выгоду. Об этом можно только догадываться, строить какие-то предположения.

Так называемые активисты — по-моему, они вовсе не православные — и разные ветеранские организации, на 11 году существования «Монстрации» вдруг решившие, что она их задевает. Год назад такого не было. Тогда мэр Анатолий Локоть, который сейчас чудит, за две минуты все согласовал на волне того, что он только что был избран. Никаких сомнений ни у кого не было, а сейчас они вдруг откуда-то появились.

Вдруг «Монстрация» стала разрушать русскую культуру и вести в ад.

Митрополит Тихон на встрече с общественностью заявил, что 90 процентов наших лозунгов — гейского содержания, и на этом основании ее нужно запретить, задвинуть. Это просто чушь. Гомофоб найдет везде гейское содержание.

Мэр сначала обещал пойти вместе с вами на «Монстрацию».

Обещал, но не пошел. Почему? Это его надо спросить, я могу только предполагать. За последний год, после того как его избрали, произошел ряд публичных конфликтов.

Например, история с «Тангейзером».

Мне очевидно, что корни этого скандала — в попытке выдавить мэра, потому что мэр — объединенный оппозиционер, у него в администрации работают представители разных партий, либералы. Хотят показать, что жители города возмущаются то одним, то другим, то третьим, держа в уме, что это связано с новым мэром, который не может управлять так, чтобы все было спокойно и гладко. Цепляются за всякие шумные истории и раздувают их.

Возмущение создано искусственно. Опера прошла, а оскорбляться начали спустя два месяца, после заявления митрополита. Тут же организовали какие-то пикеты. Причем православных активистов изображали участники спортивных клубов, принадлежащих местному депутату. Это признак того, что кто-то борется с Локтем. А он не может проявить какую-то позицию твердую, юлит, пытается сгладить.

Зачем изначально была придумана «Монстрация»?

Это была исключительно художественная акция, которая родилась среди художников. Она была придумана коллективно, готовилась коллективно, а потом закрепилась как традиция.

Мне и моим коллегам в 2004 году и раньше казалось, что в России демонстрации происходят нелепо, ритуально и бессмысленно. Хотелось привнести новый смысл, чтобы в них участвовали не только члены партии КПРФ и те, кого туда свозят, но и другие люди. Не с лозунгами, которые утверждают сверху и раздают им с грузовиков, а с искренними персональными и честными высказываниями. Мы позвали горожан, это с самого начала было открытое мероприятие, куда приглашались все, а не только те, кто считают себя художниками.

За 11 лет у акции добавилось смыслов?

Думаю, смыслов добавилось очень много. Наверняка каждый участник имеет какое-то свое объяснение. Это стало культурным событием, близким к карнавалу, городскому празднику, а в Новосибирске культурная жизнь довольно скудная, если сравнивать со столицей.

После ужесточения закона о митингах ваша акция ставит под удар людей, которые на нее выходят. Зачем им рисковать?

Почему ставит под удар? Мы пытаемся все согласовать, чтобы все было законно.

В 2004 году мы не думали, что нужно иметь какое-то специальное разрешение, и просто присоединились к общей колонне, а полиция нас оштрафовала. Потом мы стали искать пути, как этого избежать, с кем можно договориться, и сами для себя только к 2007 году поняли, что есть такой механизм, как уведомление в мэрию. Последние 5 лет у нас все всегда было согласовано, не было никаких претензий, административных дел, никого не задерживали, и только в этом году произошло недоразумение.

Почему?

Это не очень удивительно и не ново. В нашей стране у власти пока не слишком принято разговаривать с гражданами, которые эту власть избрали. Исторически сложился такой тип управления, что есть царь, с которым спорить не надо. Есть власть, а все кто хочет с ней дискутировать, обсуждать и не соглашаться, заранее неправы, наверняка, враги и пятая колонна.

Большинство лозунгов «Монстрации» — абсурдистские. Есть ли смысл высмеивать происходящее, когда реальность превосходит по абсурдности все, что можно выдумать?

Высмеивать уже нечего, все и так себя высмеяли. Движущая сила здесь немножко другая. Это высказывания личные, персональные, иногда политические, но в основном они поэтические и экзистенциальные. Они о том, что беспокоит людей, о чем они хотели бы с кем-нибудь поговорить, но, видимо, не с кем, поэтому они выходят на улицы и обращаются к миру.

Это не ирония над коммунистами, к которым мы пытались присоединиться. Людей под красными флагами в этом году вышло максимум 500 человек — примерно в 4-5 раз меньше, чем пришло на «Монстрацию». Зачем высмеивать тех, кто не имеет никакой силы.

Есть лишь ирония над самими собой, для Сибири она довольно характерна. Посмотрите на известных сибирских художников — они все полны самоиронии. Наверное, это необходимое качество человека, который живет в странной, удаленной местности, не очень пригодной для жизни, вдали от всего. Нужно себе объяснить, почему мы там живем и почему мы живем именно так. Наверное, самоирония помогает с этим смириться и не сойти с ума, как очень многие делают в последнее время.

Это не единственный рецепт и не тотальный, и он не исправит все. У меня нет рецептов спасения страны и ответов на вопросы «Кто виноват?» и «Что делать?». Давайте обсуждать, давайте искать.