Кто составит партию

Почему Кремлю невыгодно убирать малых игроков с политической сцены

Фото: Елена Пальм / Интерпресс / ТАСС

Отставка главы Смоленской области — уже шестая в губернаторском корпусе за короткий срок. Это проходят последние рокировки перед региональными избирательными кампаниями. Официально они стартуют с 5 по 15 июня. Помимо 20 губернаторов, избирается 11 региональных заксов и 25 городских дум в областных и республиканских столицах. Масштабная кампания в регионах послужит генеральной репетицией перед федеральными выборами в Госдуму 2016 года. Единый день голосования 13 сентября для многих игроков — последний шанс получить лицензию на участие в избирательной кампании. А для власти — последний крупный замер «средней температуры по больнице» с целью определить, по каким все-таки правилам выбирать Думу.

Лицензия на выборы

До сих пор нижнюю палату в России почти никогда не избирали дважды по одному и тому же закону. В этот раз главные новинки грядущего политсезона — избрание половины депутатского корпуса по одномандатным округам и автоматическая, без нудного сбора подписей регистрация на выборах тех, кому удалось провести в какую-нибудь региональную Думу (законодательное собрание) хоть одного депутата по партийному списку.

Сейчас 9 таких счастливчиков — «Патриоты России», «Родина», «Гражданская платформа», «Российская партия пенсионеров за справедливость», РПР-ПАРНАС, «Коммунисты России», российская экологическая партия «Зеленые», «Гражданская сила» и «Правое дело». После 13 сентября список может расшириться. Эксперты фонда ИСЭПИ (Институт социально-экономических и политических исследований, считается близким к Кремлю — прим. «Ленты.ру») в аналитической записке по итогам выборов 14 сентября уже заметили, что партии, дескать, ленятся равномерно работать на всей территории страны. Гораздо выгоднее выбрать область с низкой конкуренцией, точечно вложиться в местного партийца (а еще лучше, чтобы какой-нибудь олигарх местного разлива сам вложился в свое депутатство) — и лицензия на участие в выборах-2016 в кармане.

ИСЭПИ предложил «повысить квалификационный норматив для партий на выборах в Госдуму с 1 до 2-3 субъектов РФ» — то есть вместо одного депутата в любом регионе партиям нужно было бы иметь двоих-троих в разных областях и весях. Кремль официально никак не выражал отношение к этой инициативе (неофициально — не поддержал). В Госдуму, впрочем, поступили соответствующие поправки в закон о выборах, но внесены они депутатами «Справедливой России» и пока лежат без движения. И могут долежать так до сентября, когда архитекторы избирательной кампании будут расставлять на маршруте последние флажки.

Но выгодно ли власти отсекать от выборов малые партии? Считаем вместе.

Ничего личного, только арифметика

В 2011 году выборы в Думу проводились по жесткой пропорциональной системе — то есть соревновались только партии, получая мандаты в соответствии с набранным результатом. Теперь по партийным спискам распределяется лишь 225 думских кресел из 450, вторая половина — одномандатники. Чтобы победить в одномандатном округе, к этому надо заранее подготовиться: вырастить свою «звезду» или хотя бы заманить в партию популярного в городе или области человека, лидера общественного мнения. Всей этой работой в последние годы занимался в основном Общероссийский народный фронт, как пылесосом высасывавший «с земли» всех пригодных к политической работе местных активистов. Плюс «Единая Россия» и КПРФ — единственные структуры, имеющие «сеть покрытия» по всей стране. От остальных партий будут точечно избираться отдельные известные люди. Ну скажем, захочет олигарх Михаил Прохоров или его сестра Ирина Прохорова выдвинуться от какого-нибудь эталонного для оппозиции округа — могут и победить, но когорты мажоритариев связанная с ними «Гражданская платформа» не даст. Лидер «Яблока» Сергей Митрохин, лидер «Родины» Алексей Журавлев, лидер «Зеленых» Олег Митволь — все они имеют шансы на победу в отдельных округах, но это будут считанные мандаты. В целом же опыт региональных выборов с 2011 года показывает: перевес в одномандатных округах власть себе обеспечивает с легкостью, а вот по спискам большинство берет со скрипом.

Итак, минимум две трети (если не больше) одномандатных округов у власти в кармане, а это порядка 150 мандатов. Чтобы обеспечить контрольный пакет голосов, ЕР достаточно набрать порядка 33 процента по спискам. Но можно и меньше — если в расклад включаются мелкие партии-спойлеры.

Пирог власти: остатки сладки

Арифметика проста: 225 мест не делятся поровну между всеми участниками выборов, ведь в Думу попадут только прошедшие 5-процентный барьер. После того как по куску пирога отрежут победителям, останутся «лишние» места — грубо говоря, те, на которых могли бы сидеть аутсайдеры, если бы не проиграли. И по закону эти места снова идут на раздел — «вторичное распределение мандатов», которое проводится по так называемому «методу Империалли», обеспечивающему максимальную выгоду победителю. То есть «Единой России». Чем больше невостребованных остатков пирога, тем большую их часть получат единороссы. А вот если мелких партий нет, то людям, готовым за них проголосовать, придется волей-неволей делать выбор в пользу парламентской оппозиции. Именно так вышло в 2011 году, когда в избирательный бюллетень попал абсолютный минимум участников за всю новейшую историю страны — 7 партий. И именно поэтому Кремлю невыгодно отстранять от выборов мелкие партии, толкая избирателя в объятия более крупной оппозиции.

В 2016 году картина может быть совершенно иной: «Коммунисты России» явно будут откусывать электорат у КПРФ, а «Партия пенсионеров» — у «Справедливой России».

«Эта разношерстная масса партий нужна для дробления голосов избирателей, отвлечения их внимания, наращивания числа мандатов, которые в итоге достанутся ЕР в ГД. Бывали случаи, когда, набрав в регионе по списку 40 процентов голосов, партия получала 50-60 процентов мандатов в заксобрании — именно из-за большого числа потерянных голосов», — рассказывает гендиректор Института приоритетных национальных проектов Николай Миронов.

Некоторые партии могут даже прыгнуть за 5 процентов — например, «Родина». Ну и что? Она уже была в Думе, и ничего страшного с конструкцией власти от этого не случилось. Шансы на прохождение имеет также «Яблоко», но его не снять с дистанции изменением правил игры. Да и не нужно этого. Если «яблочники» создадут в Думе фракцию, это будет серьезным доказательством честности выборов и непредвзятости власти — либералов на Охотном ряду не бывало с 2003 года. А способность играть в заранее определенных рамках «Яблоко» уже продемонстрировало на выборах в МГД, когда не выдвинуло от своего имени ни одного из действительно неудобных для столичных властей кандидатов.

«Кремль изначально делал ставку на то, чтобы демонстрировать отказ от административного ресурса, — говорит Николай Миронов. — Важно показать, что власть законно побеждает. Конкурирует. Поэтому изменение правил игры явно с тем, чтобы ограничить участие оппозиции, в имиджевом плане не очень выгодно».

Пожалуй, единственная партия, которая может повести неожиданную для власти игру, — это РПР-ПАРНАС. Они выдвинули Алексея Навального в мэры Москвы, собирались выставлять его кандидатов в Мосгордуму… Правда, сейчас Навальный обезврежен — как осужденный по уголовному делу баллотироваться он не может.

«Однако РПР все равно потенциально может стать паровозом для разной несистемной оппозиции», — отмечает Николай Миронов.

«Если нас зарегистрируют, то у нас появятся реальные шансы сформировать фракцию в Госдуме, — уверен Илья Яшин. — Даже если в этой фракции не будет депутата Навального, это будет совершенно другая Дума».

Вопрос остается открытым, времени у власти — до сентября. Однако маловероятно, чтобы поправки в закон о выборах принимались только ради РПР, ведь от остальных мелких партий пользы гораздо больше, чем вреда. Гораздо техничнее в случае необходимости найти повод лишить ПАРНАС регистрации — как раз в этом году Минюст планирует масштабные проверки партий, так что повода искать долго не придется.

Кто виноват и что делать

Но это арифметика, а есть еще и политика. К концу 2016 года последствия экономического кризиса почувствуют на себя все. Со всеми вытекающими последствиями — усилением левацких настроений и необходимостью кого-то назначить ответственным за происходящее. Так вот, чем больше побед в одномандатных округах, тем больше голосов «Единая Россия» может уступить оппозиции по партийным спискам. А если ОНФ возьмет порядка 200 мажоритарных округов (отнюдь не невероятный вариант), то единороссы могут даже позволить себе заметно сдать позиции в пользу КПРФ или вообще, о ужас, проиграть выборы по спискам. Кремль при этом получает серьезное моральное преимущество и все тот же контрольный пакет голосов, ведь одномандатники могут объединиться в одну фракцию с единороссами или просто голосовать синхронно с ними. Плюс голоса «Родины», которая входит в ОНФ и даже при самостоятельном участии в выборах поддержит фракцию большинства при голосовании по ключевым законопроектам.

Помимо морального преимущества («смотрите, ЕР проиграла выборы — куда уж честнее!»), это дает возможность использовать партию власти как громоотвод для народного недовольства. Логическая цепочка безупречна: правящая партия не справилась с экономическими трудностями — и вот, пожалуйста, лишились народной поддержки. Пальму первенства перехватывают фронтовики, которые формально у рычагов власти не стояли и в кризисе не виноваты. А хорошие результаты КПРФ заодно лишат «красных» охоты затевать революции в формате митингов протеста.

«От ужесточения правил игры для малых партий минусов больше, чем плюсов, — полагает президент фонда "Петербургская политика" Михаил Виноградов. — Во-первых, это создает прецедент изменения правил: воду в бассейн вроде налили, но постоянно вычерпывают. Во-вторых, это работает на делегитимацию выборов в глазах либерального избирателя. Поскольку "Яблоко" и "Гражданская платформа" самоустранились от борьбы за этот электорат, ограничения для РПР-ПАРНАС могут вызвать очень негативную реакцию».

Ну и последний аргумент — сваливать все яйца в одну корзину удобно в стабильной обстановке. В разгар кризиса лучше иметь пространство для маневра. Будет набирать патриотический тренд — пожалуйста, вот вам «Родина», которая в отличие от правительственной ЕР может позволить себе предельно жесткую риторику для националистического электората. В фаворе левые — вот вам на выбор КПРФ, эсеры и «Коммунисты России». Либерализм неожиданно вернулся в моду — а на старте уже РПР-ПАРНАС с «Яблоком». Выборы 13 сентября — последняя возможность опробовать эти маневры в полевых условиях, так что скучно не будет.