Новости партнеров

Google — почему важно оказаться в правильном месте

Книга Эрика Шмидта «Как работает Google»

Фото: Mark Blinch / Reuters

Google — компания, которая не нуждается в представлении. Ее имя является синонимом успеха в инновационном бизнесе и примером для начинающих стартаперов. В издательстве «Эксмо» вышла книга «Как работает Google», в которой председатель совета директоров Google Эрик Шмидт и вице-президент Джонатан Розенберг раскрывают секреты, как им удалось построить компанию.

С разрешения издательства «Эксмо» «Лента.ру» публикует отрывок из книги Эрика Шмидта «Как работает Google», посвященный важности географического местоположения креативных людей.

Развитие Всемирной паутины происходило в три четких этапа. Веб 1.0 возник в начале 1990-х годов с появлением браузеров, HTML и веб-сайтов. На данном этапе пользователи могли читать тексты, видеть небольшие картинки и совершать основные операции, но, за исключением этого, функциональность была довольно ограниченной.

Затем, в начале 2000-х годов, появились новые технологии, приведшие к возникновению более мощных веб-сайтов и жизнеспособной инфраструктуры web-системы. Широкополосный доступ появился в нескольких странах, онлайн-видео приобрело популярность, и людям стало гораздо проще не только потреблять что-то из сети, но и публиковать. Веб 2.0 стал не просто гигантским супермаркетом и онлайн-энциклопедией — он стал местом, где можно делать все что угодно. Миллиарды людей по всему миру получили доступ в интернет, и зачастую одним из первых действий, которые они осуществляли, когда получили его, был поиск.

«Как работает Google»
Эрик Шмидт

И до лета 2010 года все мы счастливо жили в Веб 2.0. А в это время в интернете зарождались социальные сети. Тогда как Веб 1.0 позволял вам читать и покупать вещи, а Веб 2.0 — делать вещи, социальная сеть предоставила возможность разговаривать о вещах и делиться ими. Мы наблюдали за трендом, установившимся на какое-то время (когда появился Friendster, а затем — Myspace и они были просто сенсацией), и рассматривали вариант сотрудничества с парой ведущих компаний в сфере социальных сетей: Twitter и Digg. Но наши планы далеко не продвинулись и, вероятно, даже отвлекли нас от появления конкурента, которого мы никак не ожидали. Вдруг оказалось, что социальные сети не являлись чем-то грядущим: они уже были здесь. И их присутствие возглавила платформа под названием Facebook.

Мы даже не были в игре. Успех Orkut, которая стала нашей первой попыткой в социальных сетях, ограничился в основном лишь бразильским и индийским рынками. В то время мы запускали широко разрекламированный новый сервис электронной почты под названием Wave. Это был блестящий технологический продукт, вызывающий трепет у продвинутых пользователей (коих было очень мало) и недоумение у всех остальных (а их было большинство). Мы также запускали Buzz — продукт, очень полюбившийся гуглерам во время тестовых испытаний, но он в итоге вызвал вопросы касательно соблюдения конфиденциальности. К лету 2010 года мы приостановили работу над Wave, работа над Buzz тоже сходила на нет, в итоге у нас получилось ноль попаданий из двух попыток на арене социальных сетей.

Вик Гундотра был обеспокоен этой ситуацией. Он руководил мобильными системами и являлся тем самым парнем, кто помогал основным сервисам Google успешно функционировать на небольших экранах мобильных телефонов, предоставляя таким образом миллионам людей способ выйти в интернет. Вик сразу увидел потенциал в смартфонах и помог создать команду, которая подтолкнула Google к тому, чтобы фраза «Сначала мобильные» стала одним из слоганов компании. Вик не имеет никакого отношения к ошибкам, допущенным нами в сфере социальных сетей, но он был сотрудником и акционером Google, и его тревожило, что мы упускаем важный сдвиг в истории интернета. Вик решил как-то это исправить и попросил Брэдли Хоровица пообедать с ним.

Брэдли был ответственным за социальные сети, и, так как его обед с Виком перерос во встречу, а затем — в еще одну встречу, они начали разрабатывать план по «переделке» Google под социальные сети и созданию множества инноваций для потребителей. Социальные сети не входили в круг обязанностей Вика, и, хотя вроде как являлись его начальниками (он отчитывался перед Урсом Хёльцелем, который подчинялся Эрику и присутствовал на его служебных совещаниях), мы не давали ему указаний разрабатывать новую социальную платформу и даже не просили предложить свои идеи по данному вопросу. Однако он понял, что у нас есть проблема, почувствовал, что может внести свой вклад в создание решения и предпочел действовать.

Вскоре о проекте Вика и Брэдли под кодовым названием Emerald Sea (англ. — «Изумрудное море») узнали во всей компании, и примерно около года спустя он был запущен как проект Google+, который стал одной из самых смелых ставок за всю историю компании. Google+ часто позиционируется в СМИ как конкурентный ответ Facebook, но это не совсем верно. Правильнее будет назвать Google+ ответом на дестабилизацию Веб 2.0 и возникновение социальных сетей. Это социальная структура, которая соединяет в одном месте различные платформы Google, начиная от AdWords и заканчивая YouTube. И она возникла лишь потому, что один человек увидел приближение важного сдвига, способного дестабилизировать наш бизнес, и решил что-то предпринять. Пусть даже это и не входило в его обязанности.

Но описанное напоминает и еще об одном непростом вопросе: «А в правильном ли месте вы находитесь, чтобы привлекать лучших умных креативщиков?» Одно из самых интересных последствий появления интернета, мобильной индустрии и облачных технологий заключается в том, что центры коммерческой деятельности стали более мощными и влиятельными. Раньше мы считали, будто возникновение интернета и других технологий коммуникации приведет к созданию большего количества центров экономической деятельности и снизит значение существующих, но на самом деле верно обратное. В различных сферах действительно возникли небольшие кластеры деятельности, однако важность уже существующих только возросла. Когда речь идет об умных креативщиках, фактическое местоположение действительно играет для них как никогда важную роль.

Вот почему, например, несмотря на попытки всех стран мира воссоздать технологическую магию Кремниевой долины, многие из живущих в этих странах умных креативщиков уезжают из них, собственно, в Кремниевую долину. (Мы всегда поражались, как много языков можно услышать в наших корпоративных кафе.) Они понимают, что могут оказывать куда большее влияние из Калифорнии, нежели из своей родной страны. И желание объединиться с другими умными креативщиками, похожими на них самих, зачастую перевешивает стремление работать поближе к дому.

То же самое касается и центров деятельности в области финансов (Нью-Йорк, Лондон, Гонконг, Франкфурт, Сингапур), моды (Нью-Йорк, Париж, Милан), развлечений (Лос-Анджелес, Мумбаи), обработки бриллиантов (Антверпен, Сурат), биотехнологий (Бостон, Базель), энергетики (Хьюстон, Дахран), судоходства (Сингапур, Шанхай), автомобилестроения (северная Германия) и во многих других. Любой компании, которая хочет создать новое предприятие, необходимо задать себе вопрос: «Попаду ли я к умным креативщикам?» или «Получится ли у меня сделать так, чтобы они приехали ко мне?»

12:1019 августа 2016
Руслан Хасбулатов

«После ГКЧП произошла страшная вещь»

Руслан Хасбулатов о путче 1991 года
09:08 7 июня 2015

«Гитлер поднялся на противостоянии с коммунистами»

Историк Константин Залесский об истоках германского нацизма
00:0328 июля 2016
Мозаичное панно, изображающее дружбу русского и украинского народов, на станции «Киевская» Арбатско-Покровской линии московского метро

«Российская украинистика растет, формируется и зреет»

О чем спорят украинские и российские историки