Новости партнеров

«Среди амазонских крокодилов, в платье со стразами»

Автор проекта FollowMeTo о том, как набрать более двух миллионов поклонников по всему миру снимком рукопожатия

Идея фотопроекта FollowMeTo, который делают фотограф Мурад Османн и его жена, журналистка Наталья Захарова, возникла несколько лет назад в Барселоне. Сегодня на их страницу в Instagram подписаны более 2,5 миллиона человек. На всех снимках представлен один и тот же сюжет — красивая девушка тянет за руку своего возлюбленного. Меняется лишь фон — Тадж-Махал, Тауэрский мост, олимпийский факел в Сочи и другие известные на весь мир памятники культуры и архитектуры. «Лента.ру» поговорила с Мурадом Османном о популярности в соцсетях, путешествиях и дальнейших планах.

«Лента.ру»: Некоторые СМИ пишут, что вы живете в Лондоне, это так?

Мурад Османн: Нет. Я учился два года в Кембридже, потом еще пять лет в Лондоне, а потом вернулся в Россию. Вообще же, я родился в Махачкале, но с 1991 года живу в Москве. В Англию попал после школы, последние два класса которой окончил экстерном. Выучился на гражданского инженера, но и дня не проработал по профессии.

Расскажите подробнее о первом вашем снимке в серии.

Это было в Барселоне во время первой с Наташей совместной поездки. Для меня это было очень волнующе — первый раз с девушкой куда-то выезжаешь, только зарождаются отношения. По словам Наташи, я все время там не расставался с камерой. И в один момент она меня просто потянула вперед, а я, конечно, не растерялся, и это тоже сфотографировал.

И фото сразу обрело популярность?

Нет, первые полтора года мы снимали только для себя и для друзей. Не было цели создать что-то такое, что «выстрелит» и станет популярным. Я выкладывал эту серию в свой личный Instagram. Постепенно оттуда исчезли все другие фотографии. Изредка появляются снимки не из этого проекта, но случается это очень редко.

Со временем затея с FollowMeTo превратилась в большой арт-проект, а моя страничка, собственно, в его главную резиденцию.

Одним из проектов, после которого о нас заговорили в России, стала наша совместная с Google реклама.

Когда это было?

Около полутора лет назад. Видео снималось в Крыму, по сценарию мы гуляли в горах и рассказывали о наших с Наташей отношениях и вообще о том, как возникла наша фотоистория.

А от кого исходила инициатива сотрудничества?

У нас есть друзья, которые тогда готовили серию роликов для Google. Они нам и предложили рассказать о проекте в рамках одного из таких видео.

А когда вы поняли, что фотоистория переросла личные рамки?

Друзья уже говорили, что все круто, но как-то поднадоело. И вдруг пошли публикации во «ВКонтакте», потом о нас написал Reddit. А после The Daily Mail поставил на главную страницу своего сайта, и мы там висели дня четыре наверное. Сработал вирусный эффект.

FollowMeTo приносит вам деньги?

У нас никогда не было такой цели. Мы с Наташей работаем пять дней в неделю, ходим в офис. Проект же стараемся очень сильно оберегать и делать какие-то коллаборации только с брендами, которые нам близки. У нас в кадре не будет, например, майки с логотипом какого-нибудь банка, потому что это нам не интересно. Все должно быть очень органично, и бренду необходимо сосуществовать с нашей историей. Не хочется портить впечатление от наших снимков.

А, например, предложение сделать снимок на фоне какой-либо достопримечательности в рамках продвижения туристического направления?

Мы с удовольствием работаем с министерствами туризма, потому что это все-таки не прямая реклама. Недавно мы замыслили снимать ролик и серию фотографий с сетью отелей, раздумываем о сотрудничестве с авиакомпаниями. Механизм монетизации такого проекта вообще сложен, но не хочется при этом как-то напрямую на нем зарабатывать. Не хочется просто ограничиваться упоминанием какого-либо бренда в кадре. Нам интересны масштабные необычные проекты, к которым потянется зритель, а не отмахнется от них, как от рекламы.

Кажется, что министерство туризма — это достаточно бюрократическая организация.

К сожалению, да. Но во многих странах эти ведомства очень активны. Например, Минтуризма Иордании само на нас вышло, сейчас мы ведем переговоры с израильтянами. По той же схеме работали с Гонконгом и Сингапуром. Наше министерство туризма, к сожалению, молчит и ничего не предлагает.

С кем еще вы работаете?

С одним ювелирным брендом. Вместе создаем направления путешествий, выезжаем в аутентичные колониальные места, делаем там снимки и устраиваем выставки. Недавно прошла выставка в Гонконге, планируется еще одна в Сингапуре, Дубае. То есть это такое многослойное сотрудничество, не ограничивающееся одними фотографиями.

У вас же, наверное, есть какой-то райдер, да?

Мы стараемся путешествовать небольшой командой из четырех человек, чтобы успеть сделать снимки в сжатые сроки. Главное, что мы просим у организаторов — это оплатить все наши передвижения, ну и гонорары, которые мы обсуждаем индивидуально.

Судя по вашим словам, из арт-проекта FollowMeTo уже превратился в бизнес?

Я бы сказал, это хобби, отнимающее сто процентов свободного времени.

Часто путешествуете?

Это кажется, что мы летаем куда-то чуть ли не каждый день. Мы действительно ездим часто, но это поездки на выходные плюс один-два дня либо путешествия на праздники. Мы можем оторваться от основной работы очень ненадолго.

В путешествиях вы стараетесь охватить максимум достопримечательностей или концентрируетесь на чем-то одном?

К сожалению, спокойного отдыха у нас не было уже несколько лет. Недавно, правда, полежали-позагорали часа два, и на этом все. Обычно в поездках мы занимаемся только проектом. Во-первых, очень много сил и времени уходит на подготовку к путешествию. Мы заранее высматриваем места, где собираемся сделать фото, ищем в интернете местных жителей, просим их что-то подсказать. Наташа очень ответственно подходит к стилю, мы берем с собой кучу одежды, иногда контактируем с местными дизайнерами.

По прибытии мы сразу же направляемся к достопримечательностям, делаем снимки. Смотрим, что получилось, иногда приходится что-то переснимать.

Это уже совсем не отдых получается.

Это вообще ни разу не отдых. Мы просыпаемся в четыре утра, ложимся спать уже в кромешной темноте. После таких путешествий нужно отдыхать, а мы же опять возвращаемся к нашей работе, которую, безусловно, очень любим.

То есть у вас уже заранее есть план того, что и как вы будете снимать?

Только примерный. Мы точно не строим кадр, но понимаем, что наденем и куда поедем. А дальше — по ситуации. Может быть плохая погода, и кадр не выйдет. В Гонконге мы три раза поднимались на Большого Будду, и там каждый раз был туман. В итоге я так и выложил в Instagram фотографию в тумане.

Сколько человек работает над проектом, кроме вас?

Иногда это путешествия вдвоем, иногда с нами ездит еще один фотограф. Мы стараемся создать как можно больше контента, пытаемся сделать и фэшн-фото, и кадры для FollowMeTo, и бэкстейдж. Недавно открыли второй аккаунт, где пытаемся рассказывать какие-то большие истории и показываем, что осталось за кадром.

А куда эти большие истории и другой контент идет, кроме Instagram?

Сейчас мы думаем над разработкой сайта, чтобы делать полноценные истории о путешествиях. Кроме того, пишем книгу для российских читателей. У нас уже вышла книга в Нью-Йорке, но там только фотографии и немного текста. Российское же издание будет более информативным, с подробным рассказом о наших путешествиях, о том, как мы снимаем, кого встречаем на пути и кто нам помогает.

Все ваши фотографии построены на одном приеме, он еще не успел вам надоесть?

Это наш творческий проект, и мы уже не можем представить путешествия без него. Мы не собираемся создавать что-то новое, чтобы опять «выстрелить». Мы не испытываем потребности в том, чтобы быть популярными, оставаться на гребне. Мы делаем FollowMeTo для себя. То есть как только нам это надоест, проект завершится.

Давайте вернемся к процессу съемок. Расскажите о них подробнее.

Смотрите, есть несколько форматов путешествий. Если нам помогает местный Минтуризм, то мы заранее прописываем план действий, разрабатываем маршрут, стараемся подключать гида, берем машину, где можно оставить вещи и переодеться, потому что у нас всегда, как я говорил, куча одежды. И порой мы переодеваемся в самых странных и подозрительных местах. Например, на Амазонке справа были крокодилы, слева — пираньи; в Петре, в Иордании, рядом чуть ли не барана резали, а тут Наташа в платье до пола со стразами — люди на нас в такие моменты, мягко говоря, косятся.

В поездках, организованных при содействии министерств туризма, мы добираемся до нужного места, делаем кадр, а затем уже перемещаемся по какому-то сравнительно небольшому региону и что-то еще доснимаем.

Случаются трудности? Охрана достопримечательностей не мешает делать снимки?

Я всегда пропускаю Наташу вперед, заставляю ее залезать в какие-то запретные места. В Милане мы забрались на львов у собора Дуомо, и сразу прибежали полицейские. Уже хотели нам выписать штраф, но мы извинились, и нас отпустили.

Мы перелезаем через заборы, минуем ограды, нас за это ругают и выгоняют.

Сталкивались с какой-то агрессивностью?

Нет, все обычно очень доброжелательны. Многие нас узнают, когда мы встаем в нашу фирменную позу.

В Сочи было очень смешно. Люди перед олимпийским факелом делали снимки с таким же сюжетом, а тут мы. Они на нас смотрели как на жалких подражателей.

А как создаются образы Натальи?

Наташа выбирает образ и стилистику сама, но мы сотрудничаем с отечественными и зарубежными дизайнерами. В Индии это были местные очень талантливые ребята. Те наряды, в которых Наташа предстает на фотографиях из этой страны, — это свадебные платья от-кутюр. Все украшения в кадре — это не бижутерия, там были настоящие огромные бриллианты. Приходили местные ювелиры с чемоданчиком, надевали их на Наташу и смотрели, как бы мы не убежали.

Насколько подбор одежды зависит от того, куда вы едете?

Мы стараемся либо играть на контрасте, либо, наоборот, подчеркнуть как-то достопримечательность. На Амазонке среди крокодилов Наташа была в гигантском платье со стразами — это выглядит очень красиво.

Куда еще собираетесь отправиться в рамках проекта?

К сожалению, много куда поехать не получается из-за плотного графика. Конечно же, хотелось бы попутешествовать по Америке, попасть на соляные озера в Боливии. Еще Тибет, Япония, Африка. Мест много. Даже если брать нашу поездку в Индию, то мы успели обследовать лишь центральную часть страны. Нам важно получать удовольствие от путешествий, чувствовать людей, культуру. Не хочется, чтобы все превращалось в марафон.

А если говорить о России?

Байкал, Камчатка, Ленские столбы (Республика Саха (Якутия) — прим. «Ленты.ру»). Но, к сожалению, путешествия по России и сложнее логистически, и дольше, и просто дороже. То есть поездка к тем же Ленским столбам займет не меньше недели, а у нас нет столько времени.

Когда смотришь ваш Instagram, складывается впечатление, что вы не ограничены в финансах.

Где-то недавно писали про меня: «миллионер-фотограф из Instagram», я долго смеялся. Все путешествия мы можем себе позволить лишь благодаря нашей работе. И все они изначально оплачивались нами самостоятельно. Сейчас бывает, что расходы на себя берет приглашающая сторона, то есть те же министерства туризма или какие-то бренды.

Многие говорят, ребятам везет — они могут кататься себе в удовольствие. На мой взгляд, деньги в путешествиях не главное, можно на выходные вполне бюджетно съездить в Питер или Белоруссию, необязательно располагать какими-то огромными суммами.

Какие у FollowMeTo ближайшие планы?

Мы с Наташей в минувшую субботу отпраздновали свадьбу, и в эту пятницу будет вторая — уже в Дагестане, а сразу после этого мы собираемся сконцентрироваться на передаче «Следуй за мной». Это ТВ-проект, рассказывающий о наших путешествиях. Финалом каждой серии будет фотография, ради которой мы отправились в поездку.

Когда передачу увидят зрители?

Сейчас мы на стадии подтверждения пилотных серий. Стараемся найти одного крупного спонсора, чтобы не превращать все это в рекламный проект. И определяемся с каналом, где все это можно будет увидеть.

Пока таких договоренностей нет?

Мы уже почти договорились с одним из каналов, но решили проявить инициативу, еще поискать спонсоров и посмотреть другие предложения.

Передача будет построена на старых историях?

Это будут новые путешествия. Может быть, мы выберем какие-то труднодоступные места, возможны путешествия по России, решение еще не принято.

Есть такие места, куда бы хотелось вернуться?

Мы очень любим Нью-Йорк, туда мы готовы возвращаться всегда. Любим Гонконг, Иорданию, Индию.

Варанаси — очень неоднозначный город, в котором круглосуточно кого-то кремируют. Он дико тяжелый, но тем не менее там чувствуешь себя очень спокойно и умиротворенно.

Вернулись бы с радостью в Рио-де-Жанейро. Хочется сделать большой репортаж о Санкт-Петербурге, и я думаю, летом это получится.

А бывает так, что вы куда-то приезжаете и разочаровываетесь?

Бывает, что, несмотря на всю красоту, какая-нибудь достопримечательность в кадре не выходит. Бывает сложно сделать так, чтобы Наташа гармонировала с ней. Но так, чтобы нам что-то не понравилось, — такого не бывало.

Касаясь излюбленных у россиян Турции или Египта, нет ли желания сделать какие-то истории оттуда?

Тот же Шарм-эль-Шейх можно показать совершенно иначе. Например, сделать подводное фото у потрясающе красивых коралловых рифов. Турция тоже не ограничивается одной Антальей, тот же самый Памуккале — это что-то нереальное. Немного опошлен массой туристов, но все равно.

В таких местах, наверное, вообще тяжело выстроить кадр.

Чтобы этого избежать, мы стараемся приезжать раньше, просыпаемся самыми первыми. Иногда даже в самых людных местах бывает так, что неожиданно все куда-то исчезают. В Париже мы приехали к Эйфелевой башне очень-очень рано, и только я сделал один кадр, как привезли четыре автобуса русских туристов, и секунду назад тихая площадь заполнилась гвалтом и шумом.

Как вы считаете, есть ли какой-то рецепт популярности в Instagram?

Сейчас очень просто показать свое видение с помощью самого простого телефона. Мне кажется, просто нужно воплощать свои идеи. Не нужно создавать что-то с прицелом на популярность. Эффект будет, если полностью отдавать себя своему проекту. Главное — искренность.