Новости партнеров

Квота недоверия

Из-за чиновников Росрыболовства российские рыбаки теряют деньги

Рыбак в порту Марокко
Фото: Youssef Boudlal / Reuters

Система распределения рыболовных квот в России не раз становилась предметом дискуссий и судебных разбирательств. В этом году дело может дойти до международного скандала с так называемой «марокканской квотой». Причина — очередная попытка Федерального агентства по рыболовству (ФАР, Росрыболовство) обойти требования российского закона о распределении квот в марокканских водах. И в этот раз история будет иметь не самые приятные последствия, поскольку бьет по самому больному — экономике и престижу страны.

Особый улов

Сотрудничество в рыболовстве с Королевством Марокко исторически развивалось с 1978 года, когда было подписано советско-марокканское соглашение. С тех пор стороны ежегодно согласовывают промысел пелагических видов рыб российскими рыболовными судами. Порядок распределения квот на промысел основан на «историческом принципе» и определен российским законодательством, которое охраняет интересы государства и его представителей в бизнес-сфере.

Однако уже на протяжении трех лет Росрыболовство разными способами пытается обойти закон в части распределения прав вылова в марокканских водах, доказывая в судах, что в отношении этого региона должен применяться некий специальный порядок.

Свой подход ведомство аргументировало тем, что промысел в экономической зоне королевства имеет специфику, не позволяющую применять общий порядок, установленный законом о рыболовстве и существующими правилами, утвержденными правительством России. При этом Росрыболовство не приводит какого-либо обоснования изложенной позиции нормами российского или международного законодательства.

Впервые «особый» подход был применен в 2013 году, после подписания соглашения между правительствами РФ и Королевством Марокко о сотрудничестве в области морского рыболовства. В нем Марокко предоставило России квоту на вылов 100 тысяч тонн рыбы (сардины, сардинеллы, скумбрии, ставриды и анчоусов) у своего побережья. При этом количество российских судов, допущенных к промыслу в атлантической рыболовной зоне королевства, было ограничено 10 единицами.

Решение вопроса распределения квот на работу в марокканских водах Росрыболовство тогда делегировало Ассоциации отечественных рыбопромышленников, ведущих промысел в зонах стран западного побережья Африки (АОРЗПА). Свое решение ведомство как раз объяснило «особым» порядком.

Распределение квоты на добычу рыбы среди членов АОРЗПА вскоре стало причиной судебного разбирательства. Выяснилось, что большая часть квот досталась «Еврофиш» и «Альянс Марин», а крупные добытчики, осуществлявшие лов в марокканских водах в течение многих лет, остались «за бортом». Так, одна из крупнейших рыболовецких компаний страны — Мурманский траловый флот (МТФ) — получила вдвое меньшую квоту, чем рассчитывала. Федеральная антимонопольная служба (ФАС) признала подобный шаг незаконным, а заместитель руководителя ФАС Александр Кинев прямо назвал данный случай примером картельного сговора.

В 2014 году распределение «марокканских квот» вновь не обошлось без скандала. На этот раз определить размер квот путем публичной оферты агентство поручило подконтрольному ФГУП «Нацрыбресурс». Единственным условием для заключения договоров с этим предприятием стало внесение десятью первыми претендентами оплаты в размере 555,7 тысячи долларов за судно на расчетный счет ФГУПа. Таким образом «Нацрыбресурс» якобы обеспечил беспристрастность конкурса.

Примечательно, что сообщение о планирующемся размещении оферты появилось на сайте ведомства 10 июля, а уже днем позже в 15:00 ФГУП опубликовал на своей страничке и саму оферту с платежными реквизитами для перечисления платы. В тот же день оферта была проведена. Победителями ее стали знакомые компании — холдинг «Еврофиш», выкупивший квоту для семи траулеров, а также группа «Альянс Марин», получившая право на лов для трех судов.

Как выяснилось позже, оплату они внесли практически сразу же после выхода сообщения, с 15 до 16 часов. Все остальные желающие участвовать в конкурсе (помимо МТФ исторически на марокканские квоты претендовало другое крупное предприятие — «Вестрыбфлот») и на этот раз оказались не у дел. В итоге ФАС еще раз предписало Росрыболовству прекратить действия, которые ведут к ограничению конкуренции и несправедливому порядку распределения квот. Агентство попыталось оспорить действия антимонопольного ведомства в суде, однако первая и апелляционная инстанции поддержали доводы ФАС.

На днях антимонопольщики возбудили дело в отношении должностного лица Росрыболовстве за невыполнение в установленный срок предписания. Пока же шли все эти разбирательства, путина прошла и реализовать свое законное право рыбодобытчики в прошлом году не успели.

И вновь продолжается суд

В этом году участники рынка вновь ждали конкурса, что называется, затаив дыхание. С 18 по 20 мая 2015 года в Москве прошла третья сессия российско-марокканской смешанной комиссии по рыболовству, созданной для исполнения подписанного в 2013 году межправительственного соглашения. 26 мая Росрыболовство опубликовало информационное сообщение, устанавливающее порядок участия владельцев российских судов в конкурсе на выделение квот. Согласно этому документу, все полученные заявки должны были поступить в министерство сельского хозяйства и морского рыболовства Марокко (через представительство Росрыболовства в Королевстве). Предварительный отбор заявок ФАР не предполагается.

Таким образом Росрыболовство фактически отказалось от выполнения своей государственной функции по распределению квоты, возлагая ее на иностранное государство, что ведет к нарушению государственного суверенитета России. Рынок зашумел: новые правила не просто противоречили нормам российского национального законодательства, а создали беспрецедентную ситуацию.

8 июня арбитражный суд города Москвы вынес заключение о принятии обеспечительных мер и запретил ФАР направлять заявки и документы российских юрлиц и частных предпринимателей на ведение промысла в пределах промысловых районов, установленных межправительственным соглашением от 2013 года.

К слову, самим марокканцам не так важно, кто будет заниматься выловом, для них важнее в срок получить компенсационные платежи, которые выплачивает российская сторона, и список судов. Печальный след оставила история с российской компанией «Севнаучфлот», которая, не расплатившись за выловленную рыбу, покинула зону Марокко. Чтобы не повторилось подобного, подданные марокканского короля требуют от Российской Федерации гарантий по обеспечению установленных правил доступа к своим ресурсам. И не более того.

Между тем частое изменение правил игры в распределении квот сводит на нет всю деятельность российских рыбопромышленников, которые не в состоянии строить долгосрочные планы, не зная, что ожидает их в будущем. Неслучайно отечественная рыбодобывающая отрасль в последнее время стагнирует: согласно данным того же Федерального агентства по рыболовству, по итогам 2014 года впервые за пять последних лет объемы добычи рыбы оказался ниже уровня предыдущих лет.

И проблему уже понимают в чиновничьих кабинетах. «Последние годы мы не занимаемся ни совершенствованием орудий лова, ни открытием новых районов промысла, ни разработкой новой продукции. Мы все собираемся и делим квоты. Похоже, других проблем в отрасли нет», — заявил в конце прошлого года председатель общественного совета при Росрыболовстве Александр Родин.

Тем временем история со срывом промысла российских судов у западного побережья Африки может закончиться полным прекращением промысла в марокканской подзоне. Не говоря уже о звучавших ранее заявлениях о расширении марокканской квоты. И кто бы ни нес ответственность за конкретные действия в Росрыболовстве, к России теперь будут относиться с оглядкой на эту историю. Замену же нам найти легко — к королевским чиновникам уже выстроилась очередь из европейских и китайских рыбаков, желающих заняться добычей в марокканских водах.