Новости партнеров

Смертельный оргазм, сыщик-священник и мифы об эволюции человека

Книги на лето с Натальей Кочетковой

Изображение: Burstein Collection / Corbis

Скоротать вечер у моря или на дачной веранде с добротным детективом, погрузиться в перипетии чужой непростой биографии, восполнить пробелы в естественнонаучном знании — «Лента.ру» подобрала десять книг разных жанров и направлений, с которыми можно нескучно провести отпуск.

«Сыщики от бога» (изд-во Corpus)

Говорим «летнее чтение» — подразумеваем хороший детектив. Тому, кто успел пресытиться сложнохарактерными скандинавскими инспекторами полиции, гоняющимися не столько за маньяками, сколько за внутренними демонами; кто подустал от британских частных сыщиков (некоторые из них тоже вполне себе ребята непростые) и проглотил последнего «Фандорина», толком не разжевав, стоит взять в руки том «Сыщики от Бога», чья приятная тяжесть (734 страницы красивых умозаключений) обещает не один увлекательный вечер. Все сюжеты, собранные под обложкой, объединяет одно: в роли сыщиков в них выступают люди духовного звания — аскетичный протестант, католическая монахиня и молодой упрямый раввин. Однако разгадка каждого преступления — результат отнюдь не божественного провидения, а напряженной работы человеческой мысли.

Жауме Кабре «Я исповедуюсь» (изд-во «Иностранка»)

Роман начинается как добротный исторический детектив (недаром его уже успели уподобить «Имени розы» Умберто Эко) и на всем своем изрядном протяжении умело подстегивает читательский интерес. В нем есть все: антикварная лавка, затерянная в кривых улочках Барселоны; запретная любовь, внебрачные дети, напряженные семейные отношения, внезапная и трагическая смерть одного из главных героев, стыдные подробности его тайной жизни, открывающиеся при попытке найти убийцу, и, наконец, древний инструмент — скрипка XVIII века, созданная руками мастера Лоренцо Сториони из Кремоны. Именно на ней втайне от отца решил сыграть юный музыкант и полиглот Адриа. И, похоже, именно этот проступок потянул за собой ряд трагических событий. Всего перечисленного уже было бы достаточно, чтобы о книге Кабре заговорили как о событии (хватает же какому-нибудь Дэну Брауну). Но роман «Я исповедуюсь» испанские критики сравнили еще и с «Благоволительницами» Джонатана Литтелла. А это уже совсем другая история. История героя с непростым характером, оказавшегося в еще более непростых обстоятельствах. И его исповедальность весьма далека от бахвальства.

Дидье ван Ковеларт «Принцип Полины» (изд-во «Фантом Пресс»)

Если вы берете в руки книгу с именем Дидье ван Ковеларта на обложке, можете быть уверены — автор вас обманет. Даже если вы искушенный читатель. Даже если вы думаете, что все авторские ходы просчитали наперед. Вам кажется, что перед вами роман про призраков для чувствительных барышень — «Прощальная ночь в XV веке»? Вы ошибаетесь. История про любовь старика к малолетке — «Чужая шкура»? Ничего подобного. «Принцип Полины» тоже поначалу развивается как банальный любовный треугольник: робкий начинающий писатель приезжает в затерянную где-то в Альпах тюрьму на презентацию своего романа. Там встречает горячую штучку Полину, влюбленную в уголовника, отсиживающего срок. Уголовник просит писателя присмотреть за его крошкой, крошка берет с писателя слово написать книгу про возлюбленного и спит с писателем для достоверности. Но вы себе даже не представляете, во что этот сюжет разовьется и чем все закончится.

Харуки Мураками «Бесцветный Цкуру Тадзаки и годы его странствий» (изд-во «Эксмо»)

Дидье ван Ковеларт хоть и водит читателя за нос, но хотя бы добросовестно развязывает все сюжетные узлы. Харуки Мураками такими условностями себя не утруждает. Он может подцепить читателя расследованием жестокого убийства, а потом и вовсе забыть рассказать, кто преступник. Зачем? Ведь автор и его герой (а вместе с ними и читатель) увлеклись новой проблемой и старая их больше не касается. Таким был Мураками периода «Норвежского леса» и «Охоты на овец» — к этому же он вернулся спустя столько лет.

«Бесцветный Цкуру Тадзаки и годы его странствий»
Харуки Мураками

Его герой Цкуру Тадзаки когда-то несправедливо был обижен друзьями, — двое юношей и две девушки, которых он считал близкими людьми, внезапно от него отвернулись. И вот спустя время, подойдя к кризису среднего возраста, Цкуру решает разобраться, что же тогда произошло. А произошло много чего, но о чем-то Мураками только обмолвится, о чем-то и вовсе умолчит, а после вообще перескочит на что-то третье. Но самое удивительное, что читатель все равно останется доволен.

Чак Паланик «До самых кончиков» (изд-во «АСТ»)

«У тебя влагалище как по учебнику. Большие половые губы полностью симметричны, а преанальный изгиб, капюшон клитора и уздечка малых половых губ — это… это… — Не найдя подходящих слов, Макс прижал ладонь к сердцу и глубоко вздохнул». Считается, что отнюдь не все языки предназначены для описания эротических сцен — получается или медкарта или похабщина. Новый роман Чака Паланика, переведенный с английского на русский, время от времени сваливается то в одну, то в другую крайность, но это его нисколько не портит. Выглядящий как ироничный ответ «Пятидесяти оттенкам серого» (вы хотели много небанального секса? — извольте!) он вообще по-раблезиански чрезмерен. Что оправдано.

«До самых кончиков»
Чак Паланик

Ведь речь идет о сексуальном порабощении мира. Некто Линус Максвелл, гениальный изобретатель, разработал устройство, которое позволяет женщинам достигать такого оргазма, о каком они даже не смели мечтать (правда, в побочных эффектах значится летальный исход). Остановить сексуального тирана берется его же бывшая подопечная. Однако для этого ей сначала нужно избавить свое тело от наноботов, насилующих ее прямо на глазах у почтенной публики в зале суда.

Александр Соколов «Мифы об эволюции человека» (изд-во «Альпина нон-фикшн»)

«Недостающее звено между обезьяной и человеком не найдено»; «люди жили одновременно с динозаврами!»; «Чарльз Дарвин нигде не утверждал, что «человек произошел от обезьяны»»; «Дарвин в конце жизни «отрекся от своей теории» — журналист, популяризатор науки, главный редактор сайта Antropogenez.ru Александр Соколов на протяжении нескольких лет собирал различные мифы обывателей об эволюции человека, и в его копилке их немало. 65 мифов, развенчанных в этой книге, — лишь часть его богатого улова.

«Мифы об эволюции человека»
Александр Соколов

Как сказал однажды Стивен Хокинг: «Главный враг знания — не невежество, а иллюзия знания». Люди слышали где звон, но не вполне уверены, где именно. Зато абсолютно уверены в своей правоте. Если такой полуневежда попадется вам в собеседники, книга Соколова «Мифы об эволюции человека» поможет без особого труда уложить его на обе лопатки.

Дэвид Роуз «Будущее вещей» (изд-во «Альпина нон-фикшн»)

Сотрудник Медиалаборатории Массачусетского технологического института и один из теоретиков «интернета вещей» Дэвид Роуз взялся на пространстве эссе в три сотни страниц порассуждать о том, что будет с человеческими мечтами в будущем. С одной стороны, идеи бессмертия, телепортации, телепатии, всеведения и антропоцентричного пространства выглядят очень привлекательно. Все вещи находятся в постоянной связи друг с другом и с человеком. Однако, дивный новый мир может оказаться кому-то и не по нраву. Отличная штука — скатерть-самобранка, но процесс приготовления пищи может быть не только хлопотным, но и приятным. Здорово, когда огромная библиотека укладывается в небольшой плоский предмет-читалку, но как обойтись без запаха и шелеста страниц? Бессмертие — мечта любого человека, но не того, кто устал от жизни. Об оборотной стороне такой «магии» не в последнюю очередь рассуждает Роуз в книге «Будущее вещей».

Тумас Шеберг «Ингмар Бергман: жизнь, любовь и измены» (изд-во Corpus)

Шведский писатель и журналист Тумас Шеберг — из породы тех людей, кому на язык лучше не попадаться. В 2013 году он опубликовал скандальную книгу о нынешнем шведском короле Карле XVI Густаве, на которую даже профессиональное сообщество отреагировало с некой оторопью. Бергмана он тоже не пощадил. Дело даже не в том, что Шеберг вытащил на свет божий гору не известного ранее материала — неопубликованные письма самого режиссера, фрагменты дневников его матери — и пристрастно опросил близких. Он сделал из биографии Бергмана нечто такое, что лучше всего описывается хрестоматийной цитатой Пушкина из письма Вяземскому: «Толпа жадно читает исповеди, записки etc., потому что в подлости своей радуется унижению высокого, слабостям могущего. При открытии всякой мерзости она в восхищении. Он мал, как мы, он мерзок, как мы! Врете, подлецы: он и мал и мерзок — не так, как вы, — иначе». Но читать, черт возьми, все равно интересно.

Элизабет Гаскелл «Жизнь Шарлотты Бронте» (изд-во «КоЛибри»)

Эта биография совершенно иного рода — тоже насыщенная фактами и документальными свидетельствами, но спокойная и благопристойная. А каким еще может быть текст, написанный одной викторианской леди о другой? Элизабет Гаскелл — почти ровесница автора «Джейн Эйр», тоже писательница, хотя, возможно, не столь популярная. Женщин связывала не только общность занятий, но и личная дружба. На протяжении нескольких лет они состояли в регулярной переписке.

«Жизнь Шарлотты Бронте»
Элизабет Гаскелл

Спустя два года после трагической смерти Бронте (умерла в 38 лет) Гаскелл выпустила биографическую книгу «Жизнь Шарлотты Бронте», в которую включила множество писем Бронте, ее близких, литераторов и издателей. Издание увидело свет в 1857 году и с тех пор считается одним из самых достоверных жизнеописаний знаменитой британки. И даже странно, что на русский его впервые перевели только сейчас.

Татьяна Толстая «Девушка в цвету» («Редакция Елены Шубиной»)

Толстая — автор одновременно скупой и расточительный. Скупой — потому что каждый ее новый текст — событие, они появляются нечасто. Обычно это рассказы или короткие повести, или эссе, которые публикуются в компании уже когда-то издававшихся. Дождаться же от автора «Кыси» нового романа, кажется, и вовсе надежды нет. Расточительность же в том, что многие тексты появляются просто так — в ее блоге. Как бы между делом. И тут начинает казаться, что Татьяна Никитична как-то не вполне всерьез относится к дару слова, которым владеет.

«Девушка в цвету»
Татьяна Толстая

Но как бы то ни было, вышел новый сборник, в котором есть все: и новый (автобиографический) рассказ, давший название книге, и такие чУдные характерные зарисовки, и литературоведческие эссе, читать которые ничуть не менее интересно, чем сюжет про «Макдоналдс».

Культура00:0211 сентября

«Это результат цензуры, больше ничего»

Главный российский художник научился выживать при тоталитаризме. Но уехал в США
23:2818 сентября