«Наркозависимость — это вопрос духовный»

Можно ли сделать из наркоманов полноценных членов общества

Пациент в столовой в реабилитационном центре для наркоманов
Пациент в столовой в реабилитационном центре для наркоманов
Фото: Павел Лисицын / РИА Новости

26 июня в мире отмечают международный день борьбы с наркозависимостью. Каждый год из-за наркотиков в стране гибнет почти 70 тысяч человек. По оценке ФСКН, на медицинском учете состоит около 700 тысяч страдающих наркоманией, однако реальное число, употребляющих наркотические вещества, по разным данным, может достигать семи миллионов. При этом в стране всего четыре государственных реабилитационных центра в общей сложности на 200 мест. Об этом говорили на недавнем заседании Госсовета, где Владимир Путин отметил необходимость государственного контроля за реабилитацией наркозависимых. Впрочем, президент не призывал копировать советскую систему принудительного лечения. О том, как сегодня наркозависимых возвращают к нормальной жизни, «Ленте.ру» рассказали представители медицинского сообщества, общественных организаций, церкви и клуба анонимных наркоманов.

Вашкин Дмитрий Владимирович, главный врач Наркологической клиники Маршака:

После лечения к употреблению возвращаются порядка 40 процентов пациентов нашей клиники. Это достаточно высокий показатель, хотя в среднем по России он колеблется на уровне 70-80 процентов. Больные наркозависимостью редко приходят сами. Чаще всего подключаются семья, родственники, коллеги, мотивирующие человека на лечение. Реабилитация проводится в два этапа: сначала лечат в стационаре в закрытых учреждениях, дальше пациент постепенно возвращается в социум и посещает врача три раза в неделю.

Семья, в которой есть наркоман, тоже вовлечена в его болезнь и страдает от созависимости. К сожалению, в государственных учреждениях мало внимания уделяется работе с семьей, а это важный момент в достижении трезвости наркомана. Родственники должны понимать, как будет меняться человек и что делать, чтобы не спровоцировать срыв. Безусловно, сложнее всего преодолеть психологическую зависимость. В современной медицине разработано достаточно много препаратов и методик, которые позволяют безболезненно пережить период зависимости физической. А вот развитие психических нарушений требует длительного лечения у психотерапевта для выработки новой модели поведения.

Государственные структуры в данный момент не способны оказать полноценную помощь наркозависимым. Чтобы содержать в штате хорошего психолога, его нужно обеспечить соответствующей зарплатой. Когда за работу по социальной адаптации получают копейки, эффективность падает. Сейчас активно лоббируется программа «12 шагов» реабилитационных центров (групповая терапия по принципу обществ анонимных алкоголиков, — прим. «Ленты.ру»). Суть ее в том, что бывшие наркоманы участвуют в реабилитации новых пациентов. Этой программе уже 80 лет. Кому-то она показана, для кого-то эффективна. Но я не считаю ее полноценной — бывший зависимый не может лечить болезнь, а наркомания — это, безусловно, болезнь. Требуется более комплексный подход.

Есть такое понятие в медицине — запретительные методики, то есть кодирование. Можно ввести в организм препарат, который будет блокировать действие опиата на три месяца. Тогда человек обычно пытается перейти временно на другой наркотик — у него ничего не меняется. Он как в тюрьме ждет освобождения. Эти методики очень востребованы, потому что якобы избавляют от зависимости за пять минут. Но это допустимо лишь в качестве подстраховки при комплексном лечении.

В России создаются религиозные реабилитационные центры, где пациенту пытаются привить веру. Есть также аналоги существовавшего в СССР принудительного лечения с элементами трудотерапии. Я достаточно скептически отношусь к трудоустройству наркоманов. Прежде всего нужно адаптировать человека в семье. Какой из него работник, если он перед этим воровал, обманывал семью, сдавал вещи из дома в ломбард. Плюсом такого лечения в советские годы было то, что лица, ведущие криминальный образ жизни, в том числе заражающие ВИЧ и гепатитом, находились под контролем. Что же касается церкви, от безысходности и отсутствия профессиональной помощи люди готовы идти куда угодно. Но это совершенно непрофессиональный подход. Болезнь должен лечить врач.

Никита Вячеславович Лушников, председатель правления Российского антинаркотического союза:

Официально в России работают около 500 центров реабилитации наркозависимых. По факту их, конечно, раз в пять больше. К сожалению, все они действуют хаотично, потому что у нас нет структуры, которая бы курировала вопросы реабилитации. Сейчас этим занимаются ФСКН и Минздрав. Государство готово выделять ресурсы, но для этого должно быть создано ведомство, которое вместе с общественными организациями занималось бы конкретно реабилитационным полем. Никто лучше общественников не знает, что такое героин и спайс, потому что мы это в прямом смысле через себя пропустили. К сожалению, я десять лет своей жизни употреблял наркотики. Десять уже не потребляю, и вся моя жизнь посвящена тому, чтобы возвращать людей к нормальной жизни.

Реабилитацией теперь не занимается только ленивый. Но снять зависимость — это только половина дела. Бросить наркотики несложно, сложно не начать их употреблять вновь. А вот именно этой проблемой занимаются единицы. Нужно не просто избавить человека от зависимости, его в социум вернуть надо. Учить деньги зарабатывать самостоятельно, а не просить у родителей и родственников. Ребятам, проходившим лечение в центрах, с которыми сотрудничает наш Союз, мы предлагаем самые разные профессиональные направления. Но наркозависимый — это больной человек, и он не может работать в агрессивной среде. Для выздоравливающих нужно создавать свои центры занятости, ориентированные на креативную работу, а не таскание кирпичей на стройке. Это медийное направление, спортивное, бизнес-структуры. Например, ребятам выделяют 30 мест в институте телевидения Останкино. В Театре наций поставили спектакль «Потерянное поколение» с участием наркозависимых. Мы открываем фитнес-центры, где ребята работают инструкторами. Это огромная мотивация.

Мы не можем осуждать те или иные способы реабилитации наркозависимых, потому что никто не говорит, как правильно лечить. Если ликвидировать центры, то тысячи потенциальных преступников окажутся без присмотра. Один наркозависимый совершает три преступления в день — достает деньги на наркотик криминальным путем, достает сам наркотик и употребляет его. Мы должны дать этим центрам правильные критерии работы. Сейчас между реабилитационными центрами — здоровая конкуренция. Но на фоне глобальной наркотизации нашей страны не должно быть вообще никакой конкуренции. Даже если мы умножим число центров на десять, проблема все равно не решится. Мы считаем преступлением конкурировать между собой в таких условиях.

Игумен Анатолий (Берестов), руководитель Душепопечительского центра по реабилитации наркозависимых Московской патриархии, доктор медицинских наук:

С 1997 года у нас уже 30 тысяч человек вернулись к нормальному образу жизни. Но, к сожалению, наш центр прекратил свое существование несколько месяцев назад после того, как один из священников оклеветал меня.

Реабилитация наша заключается в воцерковлении и беседах. Этим людям оказывалась и медицинская помощь, но в последнее время я убедился, что достаточно одного воцерковления и медикаменты практически не нужны. Наркомания неизлечима одними медицинскими методами, потому что это проблема духовная. Грех не лечится.

Раньше я считал, что для выздоровления человеку нужно до шести месяцев, но теперь знаю: хватит и одного дня — одной исповеди. После таинства покаяния грех снимается. Мы занимаемся этими людьми, и 95 человек из ста не возвращаются к наркотикам.

Наркозависимость — вопрос духовный, а не медицинский. Когда человек начинает молиться, он возвращается к нормальной жизни. Вам в это трудно поверить, но результат есть. Но для этого человек должен прийти сам. Обычно это люди верующие. Среди знакомых мне бывших наркозависимых восемь человек стали священниками. Но никто не собирается делать из наркоманов монахов.

Инна, участница сообщества анонимных наркоманов:

В сообществе собираются люди из совершенно разных социальных слоев: от бывших заключенных до известных представителей творческих профессий. Все в одном помещении. Есть определенный регламент поведения — по аналогии с американской системой. Сначала люди представляются, а потом говорят о том, что их волнует в данный момент. Главная цель — не вернуться к употреблению наркотика именно сегодня. Это очень мощно работает, потому что люди понимают: у них общая задача — выжить. Они говорят очень честно и просто о таких вещах, о которых не принято говорить. Часто приглашают на собрания людей, которые не употребляют наркотики по 10-15 лет. В такие группы приходят до 70 человек.

В системе «12 шагов» принимают участие люди всех конфессий и сексуальных ориентаций. Понятие бога в этой системе выходит за рамки религии — это некая высшая сила, которая сильнее чем мы. У каждого здесь свой бог. Это гипертолерантность — у всех нас одна беда.

Модераторами в обществе анонимных наркоманов выступают сами участники. Эту работу все выполняют по очереди, и она тоже — часть терапии. Ключевой момент системы «12 шагов» — искренность. Человек исследует самые темные закоулки своей души, чтобы не вернуться опять к наркотикам. Главное, не сорваться, а те, кто не выдержал, попадают под особый контроль участников программы. Это ежедневная работа над собой. Такая поддержка более эффективна, чем общение с психологом. От консультации людей, не имеющих собственного опыта употребления, чаще всего нет толка. Наверное, поэтому в реабилитационных центрах психологами часто работают бывшие наркоманы.

Обсудить
Дональд ТрампТанцы с саблями
Президент США с удовольствием и пользой провел время в ваххабистском королевстве
Смерть на стадионе
Взрыв в британском Манчестере унес жизни десятков человек
Kurdish Peshmerga forces guard their position at Omar Khaled village near Tal Afar, west of Mosul August 24, 2014. Peshmerga forces intensified their defences in the southern parts of the oil-rich city of Kirkuk on Saturday, defending ramparts just a few hundred metres away from Islamic State militants.Боевой народ
Рассорят ли курды США и Турцию
«Он просто идиот без всякого плана»
Что думают о Трампе и его политике простые жители Ближнего Востока
Подруга на конец света
Канны-2017. День 6: Изабель Юппер много не бывает
На пример
Американский мечтатель Кеннеди как образец для подражания
Не квадрат ты мне
Канны-2017. День 5: совриск между Европой и Америкой
Мне бы в небо
Канны-2017. День 4: летающие беженцы, подозрительные сумки и теракт над Годаром
«Наша жизнь — это шаманская история»
Музыканты Two Siberians о Сибири, остроге и «походах на войну»
20 фактов о новом кроссовере Skoda
Все, что нужно знать о Skoda Karoq прямо сейчас
Очередь для народа
Длительный тест Hyundai Creta: первые впечатления
Да, это самая быстрая «пятерка» BMW
Тест седана BMW M550i xDrive, который делает покупку M5 бессмысленной
Роскошь и безумие автомобилей 1980-х
Интерьеры машин из прошлого века, в которых было вообще все
От нашего стола
Российские интерьеры, сводящие иностранцев с ума
Зависли на хате
Украинцы придумали дом, который может обойтись без российского газа
Москва за нами
Какие квартиры можно купить в пределах МКАД по цене до трех миллионов рублей
Сносное настроение
Демонтаж жилых домов в Москве: что нужно знать
Вышка светит
Как выглядит частный особняк, побивший мировой рекорд этажности