Новости партнеров

Так ли страшен харассмент

Почему в России не удается ввести уголовную ответственность за домогательства

Фото: Юрий Мартьянов / «Коммерсантъ»

Ассоциация адвокатов России за права человека предлагает ввести уголовную ответственность за сексуальное домогательство. В Госдуме и Совете Федерации уже получили соответствующее обращение, в котором юристы говорят о необходимости пополнить Уголовный кодекс новой статьей. Впрочем, депутаты и сенаторы восприняли инициативу адвокатов без особого энтузиазма. В беседах с «Лентой.ру» парламентарии дали понять, что они не в восторге от идеи уголовного преследования за мелкое хулиганство, пусть и с сексуальным подтекстом. Более того, в российских реалиях решительная борьба с харассментом чревата неприятными перегибами и, страшно подумать, — ухудшением демографической ситуации.

Сексуальные домогательства не американское изобретение, но именно США стали первопроходцами в деле судебного преследования за харассмент (домогательство, издевательство, приставание — прим. «Ленты.ру»). В 1986 году Верховный суд США признал домогательство формой сексуальной дискриминации. Сегодня слово «харассмент», как правило, употребляется с эпитетом «сексуальный», так как приставания и домогательства чаще всего происходят по сексуальным мотивам. В 2005 году закон о сексуальном домогательстве на рабочем месте принял Европарламент.

В России понятия, аналогичного харассменту, не существует ни в уголовном, ни в административном законодательстве, и это обстоятельство очень расстраивает председателя Ассоциации адвокатов России за права человека Марию Баст. По ее словам, 133-я статья Уголовного кодекса («Понуждение к действиям сексуального характера») не защищает женщин от домогательств, которые оскорбительны и унизительны для них и без всякого понуждения.

«Проблема существует, а в последнее время такие случаи участились. И я с этим сталкиваюсь, и женщины из числа моих знакомых, и в интернете в женских сообществах подобных свидетельств очень много. На общественном транспорте ездить стало неприятно. В любой момент можешь получить скабрезный комплимент от очередного развязного типа, возомнившего себя неотразимым мачо. Да что там общественный транспорт! Ко мне недавно в суде мужчина приставать начал», — говорит Мария Баст.

Обострение ситуации она связывает с активной пропагандой традиционных семейных ценностей, которые, по ее словам, отводят женщине роль существа подчиненного, зависимого от мужчины. А также с тем, что в средствах массовой информации, особенно на телевидении, вовсю эксплуатируется тема сексизма и мачизма.

«Общество улавливает эти волны. Кто у нас сейчас герой? Байкер Хирург. А кто он такой? Каков его образ? Он гопник с сексистским поведением, доминирующий над женщиной. Как для любого байкера, женщина для него собственность номер два (собственность номер один — мотоцикл, прим. «Ленты.ру»). Таким героям начинают подражать все кому не лень. Строят из себя крутых мачо и получают удовольствие, унижая женщин. Против таких вот гопников и должна работать новая статья».

В Госдуме, однако, предложение Марии Баст энтузиазма не вызвало. Член комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Иван Сухарев назвал эту норму избыточной, не нужной и даже опасной.

«У нас ведь как бывает. Встречается замужняя дама с любовником, и ее на этом деле ловят. Чтобы избежать обвинений в неверности, она заявляет об изнасиловании. Таких случаев масса, поверьте. Некоторые даже на этом деньги делают. Для правоохранителей это не секрет. Зачем давать таким людям еще один инструмент для шантажа и вымогательства. А насколько мы облегчим такой статьей сведение счетов! Парень девушку игнорирует или обидел чем-то — получай заявление. Решил начальник кого-то уволить, а его в сексуальных домогательствах обвиняют. Мы получим завал таких дел. Воров некому ловить будет. Я уже не говорю о том, что творится в США. Помог женщине чемодан с верхней полки достать, а она на тебя в суд подаст, если окажется феминисткой. Неужели мы хотим в нашем обществе подобного рода перегибы получить? Я считаю, что нет».

В США и впрямь ситуация с преследованием за домогательства сложилась не вполне здоровая. В начале 1990-х в стране разразился настоящий бум дел по харассменту. Тогда жертвы сексуальных домогательств получили возможность взыскивать большие суммы в качестве компенсаций морального ущерба. Если инцидент происходил на рабочем месте, то миллионные иски и штрафы вчиняли не только обидчику, но и предприятию.

Доходило до абсурда. Так, в феврале 2006 года в городе Броктон, штат Массачусетс, за сексуальный харассмент от занятий был отстранен шестилетний первоклассник. Мальчик засунул руку под футболку своей однокласснице. По мнению адвоката, мальчика не могли отстранить с такой формулировкой, так как сексуальный харассмент предполагает сексуальный мотив, которого не могло быть у шестилетнего ребенка. Однако школьный комитет Броктона определил сексуальный харассмент как любой нежеланный контакт, будь то прикосновения, шлепки или удары. Известно по меньшей мере еще два аналогичных случая. В 1995 году в Лексингтоне шестилетнего мальчика отстранили от занятий за то, что он поцеловал девочку в щеку. А в 1996-м второклассника из Нью-Йорка исключили из школы за то, что он оторвал пуговицу у одноклассницы.

Сухарев призывает не идти на поводу у феминисток, перегибающих палку. В противном случае через какое-то время нормальная коммуникация между мужчиной и женщиной станет просто невозможна.

«Мужчины у нас и так затюканные. Работы нет, зарплата маленькая, проблем куча. А вы хотите еще и сексуальные домогательства им повесить. У нас демографическая ситуация и без того не блестящая, а так она просто рухнет. Подарил женщине цветы — домогательство. Сделал комплимент — домогательство. Где установлена та планка, за которой комплимент превращается в непристойный намек? Я вам скажу. У каждой свой индивидуальный уровень. То ли угадаешь, то ли нет. Ну, и к чему мы так придем? Что будет с рождаемостью? Парню с девушкой познакомиться — проблема, потому что все в соцсетях сидят. А так они и вовсе из дома выходить перестанут от страха. Не дай бог в харассменте обвинят».

Стоит заметить, что инициатива Ассоциации адвокатов — не первая. В 2014 году депутат Госдумы Олег Нилов уже вносил аналогичный законопроект. Однако поправки тогда не были приняты. Профильные комитеты посчитали документ недоработанным и плохо синхронизированным с уже существующими нормами, в частности со статьей 133 УК РФ.

Сегодня, по мнению Олега Нилова, возвращаться к этому вопросу тем более не следует. Ситуация сегодня не та, что была год назад. Приоритеты изменились.

«Сегодня нам надо больше думать об экономических и политических вопросах. Те проблемы, конечно же, остались, но теперь они далеко не первого порядка. Даже такие важные вопросы, как запрет на размещение средств резервного фонда за рубежом, не доходят до обсуждения. В повестке дня законопроект стоит, а очередь не доходит. А вы говорите харассмент… Рано или поздно и этот вопрос дойдет до обсуждения. Но сейчас не время».

О том, что сексуальные домогательства не самая актуальная на сегодня проблема, говорит и председатель Комитета Совета Федерации по социальной политике и здравоохранению сенатор Валентина Петренко. По ее мнению, куда серьезней ситуация с насилием в семье, от которого страдают не только женщины, но и дети.

«Что касается приставаний и домогательств, то, на мой взгляд, в нашем законодательстве достаточно правовых норм, чтобы защитить себя от такого рода посягательств. Если мы говорим об унижении чести и достоинства, тем более в неприличной форме, то есть в Административном кодексе статья «Оскорбление». Если это какое-то приставание, то там же есть статья «Мелкое хулиганство». Но женщины крайне редко обращаются в суд, и от того, что появится еще и уголовная статья, ситуация вряд ли изменится».

Валентина Петренко предлагает решать такого рода конфликты непосредственно в трудовых коллективах, где сексуальные домогательства не редкость. По ее мнению, огласка и публичное порицание очень болезненны для мужчин, особенно для руководителей. Если женщина публично заявит о том, что какой-то коллега делал ей непристойные предложения или отпускал сальные шуточки в ее адрес, то в следующий раз он дважды подумает, прежде чем совершить что-то подобное. Впрочем, сенатор признает, что этот способ эффективен лишь в том случае, если большинство сотрудников действительно осуждают подобные выходки.

«Конечно, я за то, чтобы этого не было, поймите меня правильно. Но я против уголовного наказания. Так можно неизвестно куда зайти. В некоторых странах мужчина даже дверь перед женщиной придержать не решается, опасаясь, что очередная феминистка на него в суд подаст за то, что он своим действием намекнул на какое-то неравенство. Вроде как он ее унизил, слабой посчитал. Я встречала таких женщин на межпарламентской ассамблее. И ко всему прочему, такие вещи совершенно недоказуемы, если нет каких-то неоспоримых свидетельств. Это ж сколько нужно труда, сколько сил надо отвлечь от более серьезных дел, чтобы изобличить одного мужлана. И не будем забывать, что есть в этом чисто человеческие моменты. Один и тот же комплимент или шутку кто-то воспримет совершенно нормально, а кто-то оскорбится. Может быть, эти инициативы идут из лучших побуждений, но предложение ввести уголовную ответственность за то, что тебе сделали сомнительный комплимент, по-моему, перебор», — подытоживает сенатор.

Россия00:0319 октября

«Шла политическая бодяга»

В 90-х он написал главный документ страны. Теперь нашлись желающие его изменить