Праймериз, тысяча мигрантов, Депардье и прочие радости оппозиции

Наиболее яркие моменты предвыборной гонки Демократической коалиции

Жерар Депардье
Фото: Максим Змеев / Reuters

Российская непарламентская оппозиция год от года удивляет сведущих людей своими действиями в ходе предвыборных кампаний. Справедливости ради — по-разному. К примеру, кампания Алексея Навального на выборах мэра Москвы в 2013 году была яркой и запоминающейся. Безотносительно того, разумеется, помогали ему московские власти собрать требуемые для выдвижения подписи муниципальных депутатов или нет. Этот относительный успех сразу же был возведен в абсолют, и в дальнейшем оппозиция продолжала пользоваться тем же инструментарием, не давая себе отчета в том, что некоторые вещи работают лишь в связке с конкретными персоналиями. Те же агитационные кубы в кампании 2014 года остались лишь проявлением карго-культа и ожидаемого эффекта не принесли.

Политологи и политтехнологи, несмотря на изобилие выборов в текущем году, не ожидали ни особой активности оппозиции, ни каких-либо громких выступлений или, паче чаяния, скандалов. Участие партий в выборах в региональные законодательные собрания требуют серьезных финансовых затрат и привлечения большого количества активистов, чем оппозиция даже в формате коалиции похвастаться, увы, не может. Даже в случае преодоления муниципального фильтра — а практика показывает, что власти готовы на «договорную игру» для обеспечения реальной конкуренции — шансы против тяжеловесов типа Дрозденко, Минниханова или тем более Тулеева нельзя обозначить даже уровнем статистической погрешности.

Однако реальность, как водится, смешала все карты. Прошедшие в Калуге, Новосибирске и Костроме праймериз кандидатов от объединенной демократической коалиции вызвали серьезное недоумение даже у сторонников оппозиции. В Костроме, по данным Демкоалиции, было отдано 463 голоса, в Калуге — 883, в Новосибирске — более 2000. При том что каждый из выборщиков имел в распоряжении три голоса. Сопоставив эти показатели с численностью избирателей в этих регионах (Кострома — около 550 тысяч, Калуга — около 800 тысяч, Новосибирск — более 2 миллионов 100 тысяч человек), видим, что в оппозиционных праймериз участвовали меньше 0,03 процента избирателей. Это, как несложно догадаться, уровень продвинутой фокус-группы для своеобразной «обкатки» кандидатов, но никак не полноценные праймериз.

И сами оппозиционеры считают явку неудовлетворительной. Соратник Навального Леонид Волков пишет у себя на сайте: «Низкая явка создала репутационные издержки, низкая явка заставила многих искренних сторонников сомневаться в эффективности праймериз». Правда, упомянув о репутационных издержках, Волков тут же добавляет: «Я сам слышал после праймериз от некоторых местных активистов: "Так что же это, все не обман, действительно достаточно было несколько десятков сторонников привести, чтобы занять высокое место?" — Да, да, и еще раз да». При этом он продолжает утверждать, что оппозиции удалось создать «работающий институт формирования предвыборных списков», что при таких результатах выглядит попыткой выдать желаемое за действительное. Противники Демкоалиции не преминули воспользоваться возникшей неловкостью. Скажем, одиозный сопредседатель движения «Антимайдан» Николай Стариков даже поспешил назвать праймериз Демкоалиции «пшиком».

Собственно, предварительное голосование и потащило за собой дополнительные коллизии. Во-первых, в Новосибирске, где оно состоялось раньше, чем в других городах, кандидаты от РПР-ПАРНАС подали документы для регистрации в областной избирком. При проверке обнаружилось, что у двух кандидатов — Веры Соловьевой и Ильи Ершова — в паспортах имеются отметки о заключении брака, однако положенные по закону справки об отсутствии банковских счетов за рубежом у супругов отсутствовали. Разумеется, из-за неполного пакета документов в регистрации списка было отказано. Кандидаты в свою очередь направили в Центральную избирательную комиссию жалобу на действия облизбиркома, приложив к ней… свидетельства о смерти супругов. По словам местного коммуниста Маскима Сурайкина, «РПР-ПАРНАС зачастую выступает с антироссийских позиций и не имеет большой поддержки среди избирателей с другими политическими взглядами. Поэтому они предпринимают разного рода меры, чтобы представить себя жертвами политических интриг… На самом деле подобные действия — это движение ради движения».

Сложившуюся ситуацию «Ленте.ру» прокомментировал представитель ЦИК. По его словам, в жалобе не было никакой нужды — те же свидетельства достаточно было предъявить в облизбирком. «Вы поймите, если жалоба официально рассматривается ЦИК, то это шум в СМИ, журналисты, пиар на пустом месте. А то, что у них юристы не отследили, — никого не интересует. Мы жалобу даже рассматривать не стали — направили в Новосибирск присланные документы с тем, чтобы местный избирком их заверил и список зарегистрировал. Нет тут никакой проблемы», — разъяснил собеседник.

Впрочем, новосибирский скандал этим не ограничился. В последний день июня мэр Новосибирска Анатолий Локоть на общественном совете заявил по поводу регистрации списка Демкоалиции буквально следующее: «..."либерально-демократическим блоком", вот это, куда вошли... символом которого является Навальный и Касьянов. Финансируется из-за рубежа. На регистрацию избирательного блока, как меня проинформировали, выделено американским Конгрессом 20 миллионов. Значит, если они регистрируются, то дальше открывается и финансовый поток, который перекроет возможности не то что КПРФ и "Единой России" — всех вместе взятых». Подобные высказывания вызвали недоумение в Демкоалиции — ведь коммунист Локоть выиграл мэрские выборы, пусть и с минимальным перевесом, исключительно благодаря тому, что его поддержала и демократическая оппозиция.

Не менее шумно сейчас и в Калуге, где известная правозащитница из Обнинска Татьяна Котляр (неоднократно побеждавшая, кстати, на выборах муниципального уровня) воспротивилась результатам праймериз, согласно которым она заняла второе место, и решила возглавить коалиционный список. Ее демарш в целом понятен: первое место занял соратник Навального и — что немаловажно — москвич, а значит «варяг» Андрей Заякин, в Калужской области, в отличие от Котляр, совершенно неизвестный. Произошло это, вероятнее всего, из-за малочисленности праймериз — десяток голосов мог дать решающий перевес. Итог: заявление сопредседателя РПР-ПАРНАС Михаила Касьянова о том, что Котляр нанесла ущерб интересам партии, в связи с чем из партийного списка она исключается. Горячие головы требовали и вовсе изгнать правозащитницу из партии, однако Касьянов смилостивился и даже решил ее поддержать в Обнинске, где она идет одномандатником (и, кстати, имеет все шансы на победу).

Вся эта история, разумеется, бьет по имиджу демократической коалиции, потому что, во-первых, со стороны выглядит это так, что местных демократов пытаются использовать в качестве трамплина для московских «гостей». Во-вторых, при всей своей известности Татьяна Котляр — персонаж, скажем мягко, своеобразный. Весной текущего года она стала фигурантом дела о «резиновой квартире» — в рамках борьбы за права мигрантов зарегистрировала у себя дома более тысячи граждан Средней Азии и Украины. В этом аспекте особенно интересным выглядит то, что против кандидатуры Котляр не возражала партия «Демократический выбор», входящая в Демкоалицию и последовательно выступающую за… борьбу с нелегальной миграцией из Средней Азии.

Ну и вишенка на торте среди всей скандальной шумихи вокруг Демкоалиции — планы лидера омского отделения РПР-ПАРНАС Игоря Басова выдвинуть французского актера (и с недавних пор российского гражданина) Жерара Марселя Ксавьера Депардье на пост губернатора Омской области. По словам Басова, «через заявление о Депардье мы рассчитываем продемонстрировать весь этот бред нынешней системы выдвижения кандидатов в губернаторы». Хотя соратники Басова говорили, что это «неудачная шутка» или «попытка дискредитировать партию», тот настаивал на своем. В тот же день, 30 июня, от директора Депардье был получен официальный ответ — актер не хочет идти в политику. И Басов заявил: «Мы добились того, что эта проблема вынесена на федеральный уровень». Однако же очевидно, что вынесение проблемы — существующей или надуманной — в медийное поле в формате фарса никак не способствует ее разрешению. Равно как и не добавляет авторитета российской оппозиции.