Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram

«Ехать до зала больше 45 минут — это бред»

Беседа с Джимом Барсеной, фитнес-тренером Джей Ло и Сильвестра Сталлоне

Джим Барсена (справа) и Микки Рурк

Джим Барсена — популярный голливудский инструктор, тренер Сильвестра Сталлоне, Дженнифер Лопес, Анджелины Джоли, Кэмерон Диас и многих других звезд спорта и кино. Эксклюзивные курсы Барсены изобилуют нестандартными упражнениями, дающими нагрузку на все группы мышц. Уже несколько лет Барсена проводит занятия и в Москве. Этим летом, например, он практически привез в российскую столицу кусочек Калифорнии: придумал в «Лужниках» уникальную зону с тренажерной установкой на песке под открытым небом, и теперь любой желающий может лично выяснить, что такое спорт по-голливудски. Не успевшая похудеть к лету «Лента.ру» решила пообщаться с фитнес-гуру.

«Лента.ру»: Джим, ну и как так получилось, что вы стали тренировать не простых смертных, а голливудских небожителей?

Джим Барсена: Когда я только начинал карьеру, в США еще было не так много персональных тренеров и обучающих курсов для них. Начинал в одном из клубов Нью-Йорка, потом перебрался в Лос-Анджелес, потому что в те времена был еще и актером. Приехав в Эл-Эй, я понял, что поле деятельности там намного шире. Но тогда вообще еще не существовало такого понятия, как «звездный инструктор»! Я тренировал в местном клубе, в числе прочих, продюсера с крупной киностудии. Он представил меня актрисам, с которыми работал: сначала Фэй Данаэуй, а затем — Алисии Сильверстоун. С Фэй все было как-то сложно, а вот Алисия стала моей первой клиенткой из числа звезд. Так и пошло: знакомство за знакомством, и постепенно я стал «парнем, который тренирует знаменитостей». Но я все равно продолжаю учиться, повышать квалификацию.

Зато теперь вы точно можете сказать, есть ли разница в том, кого заставляешь отжиматься — звезду или обычного человека.

Я для всех использую одинаковые техники и концепции. Отличается лишь уровень нагрузки: допустим, актеру или актрисе может быть нужна действительно интенсивная тренировка при подготовке к какой-нибудь роли. Тогда они тренируются по шесть-семь дней в неделю. Например, однажды Мэттью Макконахи вернулся со съемок в Сахаре вообще никакой — отощавший, и срочно хотел назад свою привычную форму с мускулами. Или Джорджу Клуни нужно было срочно нарастить мышечную массу к съемкам в фильме про Бэтмена: у него и так, знаете, нормальная фигура, но нужны были бицепсы пообъемнее. От физической формы звезд зависят их гонорары, так что мотивация у них, сами понимаете, соответствующая.

Разной бывает не только мотивация, но и цели. Кто-то мечтает стать бодибилдером, а кто-то просто похудеть, так ведь?

Верно. У многих людей искажены представления о том, как они выглядят и на что они в принципе способны с физической точки зрения. Ко мне, например, приходили женщины и говорили: «Хочу похудеть здесь» — и тыкают в какое-нибудь место. Я смотрю — там кость. И объясняю, что это невозможно.

И что вы в таком случае предлагаете? Или сразу умываете руки?

Я всегда говорю, что люблю баланс, гармонию. Объясняю, что надо работать со структурой тела, а не выполнять упражнения для похудения, как заведенный. Однажды в Москве я давал мастер-класс по упражнениям для пресса. Другие тренеры были в шоке: оказывается, они думали, что работать над прессом — это «сделайте десять раз вот так, а потом десять раз этак». А я люблю добавлять к однообразным тренировкам движение, создавать необычные миксы техник и стилей — как диджей, знаете?

В общем, главное — запал не растерять.

Точно! У меня есть клиенты, которые со мной уже лет по семь, и у них никогда не было двух абсолютно одинаковых тренировок. Система одна, но упражнения всегда разные. Они приходят в зал, не зная, что их ждет.

Во сколько встаете утром, Джим?

В пять утра, могу и в четыре. Просыпаюсь и думаю: что было сделано вчера, что необходимо осуществить сегодня. Так что, когда я прихожу на работу, у меня уже в голове четкий план.

И все равно, наверное, кто-нибудь вечно ленится, ноет и опаздывает, даже звездные «пациенты».

В основном звезды понимают, что это надо в первую очередь им самим, и уважают время тренера, хотя бывают исключения. Если такой клиент должен был прийти, например, в 8:00, а пришел в 8:45, я просто говорю: «Эй, а где ты был 45 минут нашей тренировки? У меня в девять следующий человек приходит». У меня нет с этим проблем, я не робею перед звездами, говорю с ними абсолютно так же, как с вами сейчас.

Ну и как, приятно потом смотреть какой-нибудь блокбастер и думать, глядя на исполнителя главной роли: «Эх, хорошо я поработал»?

Еще бы, очень круто! Я вообще не очень-то скромный, у меня есть эго, так что да — радуюсь.

Вы ведь тренируете и профессиональных спортсменов. Их программа, наверное, совсем другая?

Все дело в интенсивности, а не в какой-то другой концепции, как я уже говорил. Вообще я люблю работать со спортсменами. Первым у меня был Пит Сампрас, и я еще тогда подумал: у спортсменов все-таки невероятный болевой порог. Это как другая порода людей: ты им — испытание, а они тебе — еще больше энтузиазма, вот что мне нравится в профессионалах. В США я работаю со звездами NBA, NHL и NFL, несколькими теннисистами, волейболистками.

Расскажите, зачем вы на этот раз приехали в Москву.

Да, я тут бываю все чаще и чаще. В прошлом году я налетал 130 тысяч миль, путешествуя в Москву и обратно: приезжал и в «Академию бокса», и к частным клиентам. Еще в январе не было ничего, кроме снега, а теперь… Получилось очень круто. Идея уникальная, раньше никто такого не делал.

Похоже на загородный клуб в центре Москвы.

Да, я так и сказал: «Надо привезти в Москву немного Малибу».

А в Лос-Анджелесе такого клуба нет?

Нет, а зачем? У нас же там есть пляж! Я часто провожу занятия на пляже. Песок корректирует каждый шаг, каждое движение, для нашего тела он приятнее и естественнее, чем твердая поверхность.

А что будет с фитнес-клубом зимой? Он будет работать?

Я надеюсь. Надо еще многое обсудить, но внутри клуба довольно много места, так что, по идее, все должно получиться и зимой.

Расскажите про работу с российскими спортсменами.

Я тренирую Наталью Рагозину (непобежденная российская спортсменка-боксер — прим. «Ленты.ру») и Федора Емельяненко (четырехкратный чемпион по смешанным боевым искусствам в тяжелом весе — прим. «Ленты.ру»). Они вообще стали первыми боксерами, которых я тренировал. Когда менеджер Натальи позвонил и предложил приехать в Москву позаниматься с ней, я сначала даже не поверил: что-что, тренировать русскую женщину-боксера?! Но приехал. Боксеру ведь необязательно все время тренироваться, так сказать, по-боксерски: ему полезно позаниматься и так, словно он — футболист, баскетболист или теннисист.

С профи все ясно: они, конечно, на диете, не едят сладкого, не пьют-не курят. А как быть с обычными людьми, которые могут иногда пропустить стаканчик-другой вина, съесть бургер? Это плохо сказывается на результатах тренировок?

Да и профессионалы курят! Что до бургеров, можно приготовить себе альтернативный вариант: с цельнозерновым хлебом, без соуса и с моцареллой вместо обычного сыра (в ней больше белка и меньше жира).

После тренировки очень важно поесть, где-то в течение часа после занятия, это необходимо телу.

Новое тело — это на 60 процентов заслуга рациона, на 20 — тренировки и еще на 20 — сна, потому что после фитнеса нужно восстановление.

Идеальная еда после тренировки должна на три четверти состоять из белков и на четверть — из сложных углеводов.

Каковы особенности работы с женщинами?

Девушки очень боятся, что станут «качками». Но это большая ошибка: гантели не сделают вас больше, вес стимулирует метаболизм, и тело становится более подтянутым и твердым, а не массивным.

В России много людей, которые называются skinny fat («худой толстяк» — прим. «Ленты.ру»). Они выглядят стройными, но если вы их потрогаете, они мягкие, словно губка. Это нездорово.

С кем из звезд вы сейчас работаете?

Немножко с Кевином Костнером. А здесь — с Ксенией Собчак. Она всегда просит тренировки на свежем воздухе, даже в плохую погоду. С моделями работаю… Вообще со всеми, кто приходит сюда, в клуб.

Можете вспомнить какого-нибудь «клиента из ада»?

Никого конкретного не вспомню, но, естественно, не люблю, когда опаздывают или грубят. Каких только людей я не встречал за 26 лет работы! Отказался же всего от, наверное, трех клиентов. Однажды актриса пришла в зал с сигаретой, и то же самое делал один актер… Но в основном все, с кем я работаю, очень милые. Мне повезло, что я даже не могу припомнить каких-то ужасных случаев из практики.

Многие начинают заниматься с большим рвением, но бросают тренировки максимум через месяц. Почему эта история такая распространенная?

Люди приходят и начинают перерабатывать в зале, а еще морят себя голодом, потому что думают, что так правильно. Такие люди идут в зал и хотят очень быстрого результата. Первая причина неудачи — нереалистичные ожидания от самого себя, от них перегораешь.

Кто-то приходит без четкого плана действий: стоят и смотрят на тренажеры, а ведь можно было бы для начала посмотреть в сети, какие есть упражнения и тренировки, распечатать, прийти уже с какой-то программой.

Многие вообще не готовы выйти из своей зоны комфорта, они не понимают, что для того чтобы измениться, придется испытывать некоторый дискомфорт.

Когда ваш путь до фитнес-клуба занимает 45 минут и больше, это просто нелепо, такого никто не выдержит. Он должен располагаться так, чтобы вам было удобно.

Итак, три вещи: удобство, план и плавное начало.

Говорят, самое важное — это начать день правильно и бодро. Можете дать пример одного-двух идеальных упражнений для утренней зарядки?

Выбравшись из кровати, сделайте «планку» и десять отжиманий. Можно это повторить трижды.

Иногда я так устаю, что сам еле встаю с постели: в конце концов, мне 53 года. Так что я поступаю хитро: делаю скручивания и даже отжимания прямо в постели. Работа работой, но мне тоже, как и всем, иногда бывает лень. Ну вот, я сдал все свои секреты!

Из жизни00:0119 октября

«Странная одержимость охватила умы»

Зачем охотники за вампирами выкапывали мертвецов из могил и жгли их органы
Из жизни00:0611 октября

Двенадцать друзей Дамира

Этот вор 20 лет крал драгоценности и стал миллионером. Ему помогали акробаты и силачи