«Стрельба и драки — это моя фишка»

Легенда гонконгского кино Джон Ву о своем ответе «Титанику» и российских фильмах

Джон Ву
Фото: Alessandro Bianchi / Reuters

Джон Ву, живой классик гонконгского кино, автор «Наемного убийцы» и «Круто сваренных» и создатель жанра современного боевика, каким мы его знаем, снял первую в карьере мелодраму — которая, правда, по размаху не уступает даже голливудским работам мастера. Ву рассказал «Ленте.ру» о своем романтическом эпосе «Переправа».

Для Ву «Переправа» — фильм, мягко говоря, нетипичный. Он и прежде брался за большие исторические эпосы, в том числе такие, которые вмещались только в формат дилогии («Битва у Красной скалы»). Вот только и та же «Битва», и голливудские блокбастеры китайца, вроде «Миссия невыполнима 2» или «Без лица», строились на вечных ценностях кинематографа Ву — балете пуль и пацанской морали, тонкостях военной стратегии и выдающейся хореографии трюков. В «Переправе» же на первый план выходят чувства — терзаний разлученных возлюбленных и томных взглядов здесь куда больше, чем экшена в привычном виде.

Это, правда, не значит, что фанатам классического Ву в «Переправе» будет не на что посмотреть. В центре этой картины — крушение парохода «Тайпин» в 1949 году, в котором погибло 1500 человек, бежавших из Шанхая на Тайвань от коммунистической революции. Сама катастрофа, по масштабу сравнимая с «Титаником», отведена Ву на будущий второй фильм дилогии. В «Переправе» же режиссер, завязывая романтические интриги, параллельно обрисовывает бэкграунд, создавая панораму китайской истории конца 1940-х. Излет войны с Японией, хрупкий, обреченный блестящий мирок гоминьдановского Шанхая, уже гражданская война — это кино не обходится ни без кровавых, эпических сражений, ни без пышных балов, ни без ощутимого гула шестеренок большой истории.

«Лента.ру»: Что привлекло вас к теме гражданской войны в Китае и истории крушения корабля «Тайпин»?

Джон Ву: Это очень важная тема, и она нуждалась в пояснении: тогда, в 1949-м, людям просто пришлось сесть на этот пароход, они вынуждены были бежать, я хотел объяснить, как они к этому пришли, что заставило их так действовать. В моем фильме сплетаются две больших линии: историческая и любовная. На фоне важных для страны событий люди пытаются сохранить свою жизнь и свою любовь. И любовь побеждает.

То есть вы сняли свой «Титаник»?

Я понимаю, почему возникает такая аналогия: обе истории построены на исторических фактах, в обеих главной все-таки оказывается любовь. Да, в этом смысле «Переправа» и «Титаник» немного похожи, но у них совершенно разный исторический фон, и поэтому исторические события воспринимаются по-разному. А победа любви — это очень естественно, потому что ни в одной войне победителей нет.

А что вам как режиссеру интереснее делать — такие эпические драмы, вроде «Переправы», или прославившие вас экшены?

Мне все нравится и все интересно, я больше думаю не о жанре, а о себестоимости каждой своей картины — не в смысле денег, а в смысле ее художественной ценности. Да, экшен, стрельба, драки — это моя фишка, в этом жанре я умею абсолютно все. Но я давно мечтал сделать и такую большую, интересную, исторически правдивую картину, как «Переправа».

Как вы думаете, понятен ли фильм будет зарубежным зрителям, которые не так хорошо знакомы с перипетиями китайской истории?

Я думаю фильм будет понятен, в первую очередь, тем, что в нем рассказывается история любви, которая способна растрогать каждого. Всем людям нужно любить. И мой фильм — о пути чувства, о его разных проявлениях, это ведь вещи интернациональные. А сила любви всегда превосходит любую другую силу — в жизни, а не только в кино.

Вы говорили, что любите работать за рубежом и мечтаете снимать в разных странах. А что о российском кино думаете?

Я уважаю ваше кино и ваших артистов, и я был бы рад поработать в России, если появится такая возможность. Думаю, тут пригодится мой голливудский опыт: я ведь начинал там почти с нуля, снимал много фильмов и сталкивался с самой разной на них реакцией, сумел познать другую культуру и прийти к признанию. Конечно, в русском кино нужно многое развивать, нужны инновации и выход на мировой рынок: в Китае и США практически нет возможности посмотреть ваши фильмы в широком прокате. Но я надеюсь, что русские режиссеры будут прорываться на западные рынки, потому что у них есть самое главное — глубина подачи. Смысл кино в этом и состоит — в умении передавать глубокие чувства.

«Переправа» выходит в российский прокат 23 июля

Беседовала Анна Дубинская

Ценности00:01 7 ноября

Переобулись в воздухе

Почему людям надоело переплачивать за дорогие кроссовки