«Промышленности нужна молодежь»

О поддержке кадров говорит гендиректор Союза «Ворлдскиллс Россия» Роберт Уразов

Фото: Алексей Мальгавко / РИА Новости

Несмотря на сокращение персонала из-за экономического спада российские промышленные предприятия испытывают дефицит квалифицированных рабочих. Такой парадокс объясняется просто: молодежь не торопится идти в техникумы учиться на сварщиков и токарей, а колледжей, отвечающих международным стандартам, в стране крайне мало. О сходстве современных станков с гаджетами, засилье «белых воротничков», сокращении издержек при сборке самолетов «Сухой Суперджет» и строительстве российских АЭС рассказал в интервью «Ленте.ру» генеральный директор «Ворлдскиллс Россия» Роберт Уразов.

«Лента.ру»: Не все в России знают про WorldSkills, хотя оно существует с 2012 года, — тогда наша страна официально присоединилась к этому Движению. В чем его главные задачи и чем оно отличается от конкурсов профессионального мастерства, проводившихся еще в СССР?

Роберт Уразов: В 2012 году мы стали шестидесятой страной, присоединившейся к WorldSkills Russia. Сейчас таких стран уже 74. WorldSkills — это чемпионатная система конкурсов мастерства среди рабочих профессий. От классических конкурсов профмастерства они отличаются тем, что здесь жестко регламентированы требования (например, сроки проведения), есть международные эксперты и стандарты оценки. Дополнительной целью движения является формирование круга тех людей, которые являются носителями профессии, и как раз выступают в роли экспертов. С одной стороны, они должны разбираться в методике WorldSkills, с другой — быть профессионалами в своей области.

Для участников соревнований польза понятна, но что это дает российской промышленности в целом?

Все соревнования WorldSkills открытые, их посещает большое количество зрителей. Так, на последний всероссийский чемпионат WorldSkills в Казани в мае этого года пришло 63 тысячи детей и взрослых. Школьники увидели, кто такие современные сварщики, слесари, повара. Это профориентационный эффект, то есть возможность для молодежи сделать осознанный выбор будущей профессии. С другой стороны, любое образовательное учреждение, которое выставляет своих экспертов на соревнования, получает доступ к лучшим практикам работы. В России мы пошли дальше: проводим чемпионаты не только среди учащихся и молодых специалистов до 22 лет, но и среди молодых рабочих до 28 лет. Зачем мы это делаем?

Наши предприятия страдают от низкой производительности труда из-за недостатка опыта работы на современном оборудовании. С одной стороны, соревнования позволяют определить уровень рабочих по международным стандартам, с другой — выявляют слабые места сотрудников.

Управляющие персоналом на промышленных предприятиях видят, каких компетенций не хватает, где нужно дополнительное обучение.

В одном интервью вы говорили, что нынешние образовательные стандарты в технических учебных заведений не соответствуют реальным потребностям производства. Проблема в недостаточном взаимодействии промышленников и Минобрнауки или это общая беда российской системы образования?

Это проблема практически любой системы образования в мире. В России вопрос со средним профессиональным образованием стоит очень остро потому, что им не занимались последние лет двадцать. Дело в том, что профессиональное образование — это улица с двусторонним движением. С одной стороны, образовательное учреждение должно вносить изменения в программу обучения исходя из потребностей предприятий, с другой — сами предприятия должны быть заинтересованы в том, чтобы эти изменения вносились.

WorldSkills формирует технологический язык, на котором смогут говорить и система образования, и реальный сектор экономики. Пока по системе подготовки профессиональных кадров рабочих специальностей мы находимся, мягко говоря, не на ведущих позициях. Это продемонстрировали мировые чемпионаты WorldSkills: на последнем из них в Лейпциге в 2013 году в командном зачете Россия заняла 44 строчку из пятидесяти участников. Пока это наш предел. С одной стороны, мы не внедряли международные стандарты, с другой — нет плотного взаимодействия учебных заведений с работодателями. Кроме того, многие российские предприятия работают на старом оборудовании, поэтому у студентов нет возможности осваивать новые технологии. Но сейчас промышленность активно перевооружается, в частности, оборонный и машиностроительный комплекс. И для них проблема уже не в устаревшем оборудовании, а в отсутствии кадров, способных работать на новых станках.

Сколько времени, по вашим оценкам, нужно для обучения специалиста работе на современных станках?

Сроки подготовки стремительно сокращаются, поскольку эти навыки становятся все более универсальными. Работа на станке превращается в подобие работы с привычными нам гаджетами, мобильными устройствами: там много иконок, интуитивный интерфейс. По моим ощущениям, по отдельным компетенциям специалиста, готового работать на высокопроизводительном рабочем месте, можно подготовит за год.

Какие профессии сейчас наиболее популярны у абитуриентов колледжей?

В большей степени ориентация на сферу услуг: парикмахеры, повара, кондитеры и прочие. Но большой интерес у ребят вызывают и технические специальности: токарное дело, фрезерное, сварка, веб-дизайн, системное администрирование. Проблема в том, что у российских средних специальных учебных заведений нет возможности обучать больше людей. Колледжей, оснащенных на современном уровне, в России единицы. Мы рассматриваем всего три десятка колледжей в стране, которые предварительно могут быть сертифицированы по стандартам WorldSkills. Очевидно, что для массовой подготовки рабочих кадров для российской промышленности этого недостаточно.

Возможно ли вообще в век «белых воротничков» популяризировать профессии сварщиков, крановщиков и каменщиков?

Молодежь, действительно, в большинстве случаев предпочитает работать в офисе, причем скорее получать зарплату, а не зарабатывать ее. Это больше психологический феномен. Но если рассматривать ситуацию с точки зрения реального положения дел в российской промышленности и экономике, нужно отметить несколько фактов. Во-первых, поменялась специфика и условия работы на промышленных предприятиях. Это уже не специальности, связанные с ручным грязным трудом, а профессии базового инженерного уровня. Приведу простой пример: специалист, работающий на станке ЧПУ. Он умеет программировать, знает базовые основы 3D-моделирования, может читать чертежи. Фактически это технолог. Если пройти по не слишком современным заводам, то можно увидеть, что для продуктивной работы на одном станке нужны несколько специалистов: программист, технолог, рабочий и человек, контролирующий весь этот процесс. Стандарты WorldSkills предполагают, что на современных предприятиях на этом месте работает один человек вместо четырех — соответственно, и зарплата у него на порядок выше. У нас за студентами технических колледжей, участвующих в соревнованиях по специальностям «токарные работы» и «фрезерные работы», работодатели в очередь выстраиваются уже на этапе региональных соревнований. Кстати, в них нередко принимают участие девушки, которые справляются не хуже парней.

Какова, на ваш взгляд, ситуация с обеспечением кадрами промышленных предприятий? Удалось ли преодолеть нехватку молодых специалистов, которая наблюдалась на протяжении последних лет?

Кадровый голод большой, промышленности нужна молодежь. Показательно в этом плане, что Минпромторг и в этом году обещал поддержать наш чемпионат WorldSkills среди молодых рабочих в Екатеринбурге, который пройдет с 30 октября по 3 ноября. При этом мы испытываем сложности с тем, чтобы набрать с предприятий участников в возрасте до 28 лет, — их там единицы. Это говорит о том, что молодой смены рабочих рук, на которую рассчитывает промышленность, фактически нет. На этом фоне парадоксальной представляется ситуация, когда предприятия заявляют о сокращении рабочих. Объясняется это тем, что высвобождается, как правило, низкоквалифицированная рабочая сила, а высокопрофессиональных кадров все равно не хватает.

На многих промышленных предприятиях мира сегодня успешно работает система бережливого производства, инициаторами которой традиционно являются японцы. Развивается ли у нас такая система на заводах и фабриках?

Бережливое производство стало главным трендом и получило поддержку на государственном уровне в России, что отражено во всех госпрограммах. Мы были на многих предприятиях, и почти везде элементы бережливого производства в том или ином виде внедряются. Простой пример — оптимизация рабочего пространства: перекомпоновка станков, сокращение времени перемещения грузов между цехами. Например, на предприятии Объединенной авиастроительной корпорации в Новосибирске (здесь расположен Новосибирский авиационный завод имени Чкалова — прим. «Ленты.ру»), где собирают «Сухой Суперджет», за счет более удачного размещения оборудования и улучшения логистики внутри предприятия сократили на 40 процентов рабочее время для выполнения некоторых операций. Кроме того, внедрили систему индивидуального клейма, доверив мастерам высокого класса подтверждать качество изделий других рабочих. Тем самым упростили работу конечного контроля. В госкорпорации «Росатом» систему бережливого производства используют для сокращения производственных потерь, что позволяет быстрее строить АЭС. Объем работ всех специалистов компания заранее закладывает во все планы и ресурсные бюджеты.

Первый всероссийский конкурс профмастерства WorldSkills прошел в 2013 году в Тольятти, в том же году была сформирована российская сборная, которая принимала участие в мировом чемпионате. Как проходит подготовка к очередным всемирным соревнованиям 2015 года в Сан-Паулу (Бразилия)?

В команде 32 человека и 39 экспертов, преимущественно представители пяти регионов: Москва и Московская область, Татарстан, Свердловская, Новосибирская область, Красноярский край. Есть и другие регионы, но представлены они меньше. Помимо нескольких подготовительных технических этапов в этом году проводился социально-психологический сбор в Анапе при поддержке Росмолодежи. Мы обратили внимание, что профессионально подготовленные молодые люди часто теряются в условиях другой языковой среды, поэтому подтягивали технический английский и устойчивость к работе в стрессовых условиях жестких таймлайнов. На определенных этапах готовиться нам помогали крупные европейские промышленные партнеры, например DMG Mori.

Санкции не мешали работе с европейскими компаниями?

Пока мы такого не наблюдаем. Движение WorldSkills — вне политики.

В начале августа должны огласить место проведения мирового чемпионата WorldSkills 2019 года. Россия тоже подала заявку. Каковы наши шансы?

Действительно, мы предложили провести чемпионат в Казани, где уже есть опыт проведения мероприятий международного масштаба и соответствующая инфраструктура. Мы конкурируем с Францией и Бельгией, которые хотят провести чемпионат соответственно в Париже и Шарлеруа. Страну чемпионата 2019 года выберут 10 августа. Мы демонстрировали свои преимущества всем странам, которые будут участвовать в голосовании. Проведение чемпионата на высоком уровне гарантировал президент России Владимир Путин на встрече с главой WorldSkills International Саймоном Бартли в марте. Многие делегаты, побывавшие на чемпионате в Казани, говорили, что такого высокого уровня подготовки мероприятия еще не видели. Надеемся, что они это мнение подтвердят и своими голосами. Думаю, шансы у России весьма высокие.