«Мы сами незаметно создаем инновации»

Социолог Константин Фурсов о том, что движет изобретателями

Фото: Виталий Аньков / РИА Новости

Как появился термин «инновации», всегда ли он имел позитивную окраску? Что подразумевают специалисты, когда говорят об инновациях сейчас, и какие виды инноваций существуют? На эти вопросы ответил в своей лекции кандидат социологических наук, доцент и старший научный сотрудник Лаборатории экономики инноваций Института статистических исследований и экономики знаний НИУ «Высшая школа экономики» Константин Фурсов.

Инновации по Йозефу Шумпетеру

Одним из первых теоретиков, занимавшихся исследованиями инноваций, стал австрийский экономист Йозеф Шумпетер. Он обратил внимание на то, что основой экономических изменений, роста является предпринимательская деятельность. Шумпетер исследовал вопрос, как отличить успешного предпринимателя, добивающегося заметных результатов на рынке, от неуспешного. Для этого он попытался разобраться в сути предпринимательской деятельности и сделал любопытное наблюдение: предприниматели, вносящие творческий элемент в свою работу, предлагающие что-то новое, практически всегда оказываются в выигрыше. Они получают больше прибыли, завоевывают новые рынки и обеспечивают прорывы в экономике.

По Шумпетеру, к инновациям можно условно отнести пять видов результатов. Первый — это выведение на рынок некоего нового продукта, появление товара или услуги, которых не было раньше. Второй вид инноваций — появление и применение нового метода производства. Необязательно делать что-то новое, но вы можете делать это лучше других за счет изменения технологии изготовления своего товара. Третий вид — открытие рыночной ниши, предложения, которого до вас еще никто не делал, рынка, не существовавшего ранее. Изобретения тут играют очень важную роль. Возьмем, например, велосипед: при первом приближении это не только средство передвижения, но и развлечения, спорта, впоследствии находящее широкий круг покупателей.

Четвертый вид инноваций по Шумпетеру — это получение или завоевание нового источника материалов. Скажем, вы находите какой-то материал для своей фабрики, позволяющий получить ресурс роста (например, заменяете лен на хлопок при производстве одежды). Продолжаете производить одежду, но ваш источник сырья может быть не освоен другими, и у вас тогда будут неограниченные возможности приобретения его по небольшой цене. Пятый вариант инноваций — применение новых способов организации производства. Предположим, у вас небольшой свечной заводик, на котором работают 100 человек, и вы придумываете способ организации рабочего процесса таким образом, чтобы они изготавливали не 100, а 200 свечей в день. Рабочим разрешается делать паузы, совершать прогулки, они отдыхают какое-то время и более активно включаются в работу.

Для Шумпетера данные пять элементов являются отличительными чертами хороших предпринимателей, действительно двигающихся вперед. Это позволяет экономить ресурсы, оптимизировать процессы производства, представлять новые идеи на рынке и открывать возможности, а значит, творить «созидательное разрушение», то есть менять равновесие, которое существует на рынке, в свою пользу, извлекая дополнительную прибыль.

Пользовательские инновации

Во многих сферах сейчас промышленные инновации уступают место потребительским. Этим вопросом озадачился профессор Массачусетского технологического института (MIT) Эрик фон Хиппель, который предложил идею пользовательских инноваций. Когда он был маленьким, то гулял по коридорам указанного университета, заглядывал в кабинеты и наблюдал, как ученые работают. Фон Хиппель обратил внимание, что очень многие исследователи постоянно конструируют какие-то устройства — создают приборы, машины, улучшают свои инструменты.

Он начал спрашивать их о целях — ведь могут заказать новое оборудование. На это получал простой ответ: нет такого оборудования, которое позволяло бы в полной мере решить нужную задачу. У имеющегося микроскопа, скажем, недостаточно высокое разрешение, у другого — неудобное колесо, еще какого-то прибора для комплексного исследования вообще не существует и его необходимо разработать самому. Профессор фон Хиппель, вспоминая данную историю, предположил, что основным генератором инноваций является тот, кто их применяет, то есть пользователь.

Важно понимать, что это может быть не человек, но и компания, и сообщество, заинтересованные в поиске нового решения. Чем объяснить причину? Крупные фирмы предпочитают работать на уже устоявшихся рынках. Для них рискованно предпринимать какие-либо шаги по внедрению в производство нового продукта, если не уверены, что он будет пользоваться спросом. В отличие от компаний-производителей, пользователям не так интересна прибыль. Им гораздо важнее найти решение своей задачи, выход из сложившегося положения. Они с легкостью могут пойти на риск, ведь если не получится, то ничего страшного не произойдет, а если сложится удачно, то смогут ответить на какой-то вопрос или улучшить качество своей жизни.

Фон Хиппель с коллегами начали проводить сравнительные исследования таких пользовательских инноваций и обратили внимание на то, что это распространенный феномен. Один из примеров, который он приводит, — это создание Джоном Гиббоном аппарата искусственного кровообращения.

Джон Гиббон был детским хирургом. В ходе операций у некоторых пациентов случался ревматический шок и отказывало сердце. Гиббон очень переживал из-за невозможности заставить сердце снова биться и создал проект аппарата искусственного кровообращения. Когда обратился к производителям с просьбой сделать для него такое устройство, те выразили неуверенность, что другие медики поддержат хирурга и это действительно может стать универсальным продуктом, позволяющим массово спасать жизни. Перенастраивать производство, чтобы сделать некую уникальную машину, они были не готовы, ведь это очень серьезные издержки.

Гиббон с помощью знакомых инженеров сам сконструировал такой аппарат и провел клинические испытания сначала на животных, а потом и на людях — все они дали позитивные результаты. После этого хирург обратился к коллегам за поддержкой, представив доказательства, что его машина способна уменьшить смертность в процессе операций. Медики поддержали его, и он снова пошел к производителям с прототипом устройства. На сей раз слова были услышаны, и теперь у нас есть более современные компактные аппараты искусственного кровообращения.

Это пример пользовательской инновации, направленной не на получение прибыли, а на решение конкретной проблемы. Фон Хиппель и многие другие исследователи начали искать примеры таких инноваций и обнаружили, что процент пользовательского участия в создании новых технических решений довольно высок. Согласно исследованиям, проводившимся с 1976 по 2009 год, в зависимости от типа инновационной деятельности процент пользовательского участия в ней колеблется от 10 до 40.

В каких областях происходит подобное? Конечно, это уже упомянутое научное и медицинское оборудование — до сих пор медики и ученые участвуют в доработке, создании новых совершенных инструментов анализа или лечения. Второй любопытный пример — оборудование для библиотек. Это способы каталогизации, поиска литературы. Очень известная инновация — создание так называемых индексов цитирования, предназначенных для поиска, а теперь уже и анализа результативности научных исследований.

Очень много пользовательских инноваций можно найти в спорте. Горные велосипеды, кайт-серфинг, каяки — все это примеры инноваций, придуманных любительскими сообществами. В потребительском секторе таких нововведений маловато, поскольку рынок широк и многообразен и производитель в состоянии, заказав исследование, адаптировать существующий продукт под нужды клиентов.

Каркасно-надувная байдарка

Очень большую роль в создании инноваций играют любительские сообщества, кружки по интересам, клубы. Вот простой пример из советской практики: в конце 70-х годов туристическая группа, которая носила название «Техника водного туризма», ежегодно устраивала состязания по водному слалому — гонки на байдарках по рекам с порогами. Ее члены заметили, что в какой-то момент соревнования стали выигрывать туристы, использовавшие импортные (чехословацкие или польские) байдарки с надувным элементом. Они давали лучшую устойчивость на воде, повышали безопасность и позволяли делать более сложные элементы, а значит, выигрывать гонки.

Как только идею заметили, небольшая группа одного из таких клубов, поскольку все они были в то время прикреплены к отраслевым НИИ или каким-то крупным предприятиям, нашла материалы и сконструировала свою модель байдарки, где надувной элемент составлял основную часть конструкции. Байдарка получила название «каркасно-надувная». Ее надувной элемент за счет своей величины придавал байдарке определенную форму, чего не было в зарубежных моделях, имевших более-менее стандартную конфигурацию.

Это позволило добиться совершенно фантастических результатов — они сразу стали выигрывать на всех соревнованиях. Байдарка получилась легче, ее стало удобнее перевозить, она была более безопасной и давала лучшую маневренность и скорость. Группа довольно быстро распространила информацию о данном решении, и впоследствии многие клубы тоже начали изготавливать байдарки такого типа.

Мы встречались с этими людьми и спрашивали, пытались ли они обратиться к производителям, выйти на свой же завод, предложить: «Давайте делать такие байдарки для всей страны!» Они ответили, что пробовали, но им отказали. Причины сейчас установить довольно сложно, но похожие ситуации известны. Подобная история имела место в случае с родео-каяком — маленькой быстрой лодкой, позволяющей преодолевать пороги на реке. Как правило, производители не заинтересованы в разворачивании производства такого продукта, если они не видят массового спроса на него. Даже сообщество численностью 300 человек в масштабах огромного Советского Союза их едва ли не интересовало.

Эта байдарка в итоге осталась уделом любителей, и в 90-е годы, после того как СССР развалился, ряд подобных клубов создали производственные кооперативы и начали производить такие модели. Они и сейчас продаются.

Протезы на вырост

Современные технологии позволяют довольно легко находить себе единомышленников, которые включаются в разработку новых проектов и поддерживают других своей критикой, идеями или даже помогают что-то сделать. Одой из таких инициатив стал проект «Создавая будущее», основанный в 2013 году. Он ориентирован на производство детских протезов. Дети с ограниченными возможностями нуждаются в помощи, но проблема состоит в том, что детские протезы создавать очень сложно и дорого.

Дети растут. Если сегодня вы сделали искусственную кисть руки, то через два года она уже не подходит ребенку. Для производителя эта ситуация привлекательна, ведь протезы можно продавать по высокой цене, но все это очень непривлекательно для этих детей, поскольку у них может не быть денег. Каждый раз выкладывать крупную сумму на новый протез накладно и в каком-то смысле неэффективно. Можно говорить об очень сложных системах господдержки, проведения специальных программ, но простую альтернативу предложил исследователь из Рочестерского технологического института Джон Шуль.

Он обратил внимание на ролик в YouTube, где владелец 3D-принтера создает роботизированную руку. Шуль подумал, что это прекрасная возможность для производства детских протезов. Он бросил клич в интернете, организовал сообщество, пригласив всех владельцев 3D-принтеров присоединиться к открытому проекту изготовления протезов для детей на своих устройствах. Себестоимость такого готового протеза составляет всего 35-50 долларов.

Пока что этот проект находится в стадии активного роста, и его результаты еще предстоит увидеть. Но любопытно, что он получил огромный отклик — уже сейчас сообщество невероятно разрослось и охватывает чуть ли не все развитые страны мира. К тому же оно основано на полностью волонтерском движении. Люди, которые выделяют время или материалы, не получают прибыль. С другой стороны, эта система совершенно открытая и прозрачная — можно обмениваться специальными моделями протезов, технологиями печати, в ней есть возможность для быстрого и легкого обмена идеями.

По сути, инноватором сейчас может стать любой человек, ведь он способен создавать и придумывать какие-то решения. Иногда кажется, что нужен особый дар или целенаправленный поиск. На самом деле это не так. Была проведена серия исследований в США, Великобритании, Японии, в которых обычных людей спрашивали, приходилось ли им в течение последних трех лет делать что-то новое в быту, модифицировать или улучшать уже купленный продукт, адаптируя его под свои потребности.

Оказалось, что, такие люди есть, но их очень мало — в разных странах от трех до девяти процентов. Примеры усовершенствований очень простые: игрушки для детей, автоматические кормушки для животных, системы видеонаблюдения, садовый инвентарь (системы полива, ухода за растениями). В повседневной жизни множество примеров потребительских, или «домашних», инноваций. Другое дело, что это не то, о чем мы привыкли говорить с высоты теории. Едва ли большинство подобных решений будет находить массовые рынки сбыта.

Если спросить этих же самых людей, рассказали ли они кому-нибудь о своем изобретении, станет ясно, что их еще меньше. Говорить, что каждый сам себе инноватор, было бы неправильно. Да, действительно, мы все стараемся немного улучшить жизнь, но совсем не факт, что хотим извлечь из этого какую-то прибыль, а если и хотим, то не всегда знаем как.

12:1019 августа 2016
Руслан Хасбулатов

«После ГКЧП произошла страшная вещь»

Руслан Хасбулатов о путче 1991 года
09:08 7 июня 2015

«Гитлер поднялся на противостоянии с коммунистами»

Историк Константин Залесский об истоках германского нацизма
00:0328 июля 2016
Мозаичное панно, изображающее дружбу русского и украинского народов, на станции «Киевская» Арбатско-Покровской линии московского метро

«Российская украинистика растет, формируется и зреет»

О чем спорят украинские и российские историки