«Денев позволяет режиссеру делать с собой все что угодно»

Эмманюэль Берко о своем фильме «Молодая кровь» и работе с легендами

Эмманюэль Берко
Фото: Francois Guillot / AFP / East News

В российский прокат выходит драма «Молодая кровь» — фильм открытия последнего Каннского фестиваля, очередной актерский бенефис Катрин Денев, история подростка-буяна, который последовательно проходит все ступени французской системы ювенальной юстиции. Режиссер картины Эмманюэль Берко рассказала «Ленте.ру» о работе над фильмом и о собственной актерской карьере, в том числе о роли в картине «Мой король», которая была отмечена призом в тех же Каннах.

«Лента.ру»: Род Парадо, играющий трудного подростка в вашем фильме, — настоящее откровение. Как вы с ним работали?

Эмманюэль Берко: Было очень, очень сложно. По одной причине — Род абсолютно не похож на Малони, своего героя, — он хороший мальчик из приличной семьи, вежливый, вообще не склонный к насилию. Обычно если ты берешь на роль непрофессионального актера, то стараешься выбрать человека с бэкграундом, схожим с судьбой персонажа, и просишь его по возможности быть собой. У Рода же не было трудного детства, не было и необходимого актерского опыта, чтобы сыграть то, чего не было, — поэтому мне пришлось с нуля учить его ремеслу. Так что я побыла не только режиссером, но и преподавателем актерского мастерства. Ему, правда, было сложнее, чем мне — особенно в сценах, где герой взрывается, теряет контроль над нервами, ведь сам Род никогда так себя не вел. Мне приходилось осознанно на него давить, загонять его в угол, доводить до точки, в которой он выходил из себя. Надеюсь, он не будет ненавидеть меня до конца жизни.

«Молодая кровь» очень подробно описывает систему ювенальной юстиции во Франции. Как вы все это узнали?

Когда я только задумывала фильм, отправной точкой стала троица персонажей: женщина-судья, мужчина-соцработник и сам юный нарушитель порядка. Конечно, я ничего не знала об исправительной системе, в которую попадают такие делинквенты, как персонаж Рода Парадо. Поэтому я потратила несколько месяцев на то, чтобы узнать, как она работает: сидела в офисе судьи по делам несовершеннолетних, на судебных заседаниях, наблюдала за жизнью подростков в исправительных центрах — и тех, где относительно вольный режим, и в более строгих, куда попадают самые трудные ребята. Я хотела снять фильм настолько реалистичный, насколько это было возможно, — и поэтому наблюдала, наблюдала, наблюдала... Мне кажется, невозможно снять правдивый фильм, посвященный какой-либо институции, если ты не изучил ее работу изнутри, от и до, на всех уровнях управления.

Что в итоге думаете — помогает ли эта система на самом деле трудным подросткам?

А вы из какой страны? Как у вас обстоят с этим дела?

Из России. У нас с ювенальной юстицией, если в двух словах, все сложно.

Я думаю, что во Франции ювенальная юстиция делает просто невероятную работу — несмотря на довольно ограниченные возможности. У нас эта система основана на блестящей, как мне кажется, идее, что ребенок, не получивший должной поддержки от родителей, имеет право на поддержку государства. Поэтому действительно репрессивные решения — о заключении под стражу или помещении в специальный центр — судьи принимают только в крайнем случае. В остальном же они стремятся к тому, чтобы идти на воспитательные, образовательные меры и помочь детям выйти из трудных жизненных ситуаций с минимальными потерями. 80 процентов работы судей — защита малолетних правонарушителей, а не их наказание.

Вы как-то называли Катрин Денев абсолютной, идеальной женщиной — еще после вашего предыдущего совместного фильма «За сигаретами». А теперь она сыграла и судью в «Молодой крови».

Я по-прежнему так считаю! Чем больше я узнаю Катрин, тем сильнее ею восхищаюсь. Она роскошная женщина. Мне повезло заполучить ее во второй раз! «За сигаретами» мы снимали не так давно, а она всегда стремится пробовать разное — и работать с разными режиссерами. Но в этот раз перед ней стояла совсем другая задача по сравнению с «За сигаретами». Задача, как мне кажется, более сложная — начать хотя бы с того, что в «Молодой крови» она почти всегда сидит за столом.

Каково с ней работать? Советуется ли она с режиссером или приходит на площадку, уже зная все, что будет делать?

В первый раз я очень переживала. Режиссировать Катрин Денев? Я? Поверить, честно говоря, не могла. Но, вы знаете, что бы про нее ни говорили, она обожает режиссеров, с которыми работает. И позволяет делать с собой все что угодно. Денев, наоборот, злилась, когда поначалу я пыталась давать ей полную свободу. Она любит работать над ролью вместе с режиссером — и отдает фильму себя всю, причем на всех стадиях процесса — подключается еще на уровне сценария, напоминает о себе во время монтажа. А ведь я была бы счастлива, даже если бы она просто приходила на площадку в свои съемочные дни и отбывала номер. Это же Денев.

Как на нее реагировали подростки, непрофессионалы, которые у вас снимались?

Большинство этих ребят понятия не имели, кто она такая, представляете? Родители им, конечно, говорили, но толку... На самом деле и слава богу — зато они вели себя рядом с ней очень естественно, не смущались и не трепетали, как я и Бенуа Мажимель, который играл соцработника, ведущего дело Малони.

История кино полна прекрасных фильмов о трудных подростках. Были ли какие-то картины, которыми вы вдохновлялись или которые держали в голове, работая над «Молодой кровью»?

Конечно, снимая собственное кино, стараешься забыть все чужие картины, которые ты видел на эту тему — просто чтобы ни за кем не повторять. Но вообще — да, есть фильмы, которые очень сильно на меня повлияли. Это «400 ударов» Франсуа Трюффо, «Отбросы» британца Алана Кларка — и тот, и другой я пересматривала прежде чем сесть за сценарий. Еще я считаю шикарным, просто невероятным фильмом «Сладкие 16 лет» Кена Лоуча — на который, мне хотелось бы верить, «Молодая кровь» чем-то похожа.

Кроме того, что вы режиссер, вы еще и очень востребованная во Франции актриса. В Каннах в этом году кроме «Молодой крови» показали еще и «Моего короля» Майвенн, где вы сыграли с Венсаном Касселем (Берко получила за эту роль приз как лучшая актриса — прим. «Ленты.ру»). Каково было в нем сниматься?

Это забавно — как только закончились съемки у Майвенн, на следующий день я начала работать над своим фильмом. Так что у меня были очень напряженные, насыщенные семь-восемь месяцев. Что до «Моего короля» — это был уникальный, полный страсти и эмоций опыт. В чем особенность Майвенн как режиссера — она любит, чтобы ее актеры постоянно импровизировали. Во Франции это редкость, это было нечто новое для меня как актрисы — нужно было быть вовлеченной на сто процентов, быть готовой ко всему и открытой к резким, часто неожиданным изменениям сюжета и переменам в персонаже. Это было нелегко, часто казалось, что у нас, актеров, нет никакой опоры, какую обычно дает сценарий.

А как вам Венсан Кассель?

Я не была с ним знакома до начала съемок — и, честно говоря, относилась к нему предвзято, о нем же много разных слухов ходит. Но Венсан неотразим, что и говорить. Мы сошлись очень быстро, и никаких проблем на площадке не было. Он самый смешной человек, которого я встречала в жизни!

«Молодая кровь» выходит в российский прокат 20 августа

Культура00:0514 ноября

«Убийство было модным, убийцы — популярными»

Для развала Российской империи взяточники сделали не меньше, чем заговорщики