Во всем виноват Пекин

ИноМнение: Почему весь мир падает вслед за китайской экономикой

Фото: Edgar Su / Reuters

Обвальное падение мировых финансовых рынков, случившееся 24 августа, по традиции называют «черным понедельником». В чем причины этого мирового финансового кризиса? Кто больше виноват — Китай или Европа? «Лента.ру» предлагает читателю обзор наиболее интересных публикаций иностранной прессы.

Аtlas-news: Падение индексов в Китае произвело волновой эффект по всему миру

Редакция испанского информагентства «Атлас» отмечает, что причиной глобального падения фондовых рынков мира является спад в экономике Китая. «Все лето было плохим для Китая, замедлился рост его экономики, экспорт уменьшился. Но сегодня падение индексов было худшим с 2007 года, и это произвело волновой эффект по всему миру».

Tagesspiegel: В кризисе виноват не Китай, а ЕС

Густав Хорн, директор европейского Института макроэкономических исследований считает, что в кризисе виноват не Китай, а ЕС, у которого в последнее время нет стабильной экономической политики.

«Если бы в Европе экономика развивалась стабильно, мы не волновались бы за китайский рынок. Мы должны бороться за стабилизацию экономической и финансовой политики в ЕС, чтобы вернуть прежние темпы роста». Несмотря на пакет помощи для Греции со стороны ЕС, «инвесторы по-прежнему не верят в стабильность экономической среды Евросоюза и, следовательно, осторожны с вложениями».

Brookings: Китай оказался не готов к либерализации

По мнению бывшего старшего советника Всемирного Банка Брайана Пинто, в нынешней ситуации все-таки виноват Китай, чья девальвация «встряхнула» мировые рынки. «Девальвация — неохотное признание Китая в том, что его политика интернационализации юаня и либерализации операций с капиталом преждевременна. Оказалось, что у Китая есть более насущные вопросы финансовой политики в повестке дня.

Даже беглый обзор китайской экономики показывает, что финансовая система Китая не готова к либерализации. Краеугольный камень любой финансовой системы, будь то развитые страны или страны с формирующимся рынком, — доверие и прозрачность. У Китая недостаточно ни того, ни другого».

Йан Бреммер: Ожидания коллапса китайской экономики сильно завышены

Директор группы «Евразия» Йан Бреммер полагает, что ожидания так называемой «жесткой посадки» экономики Китая, то есть ее реального коллапса, чрезвычайно завышены.

Пол Кругман: Проблемы в экономике Китая отражаются на всех, кто с ним связан

Лауреат Нобелевской премии в области экономики, ведущий экономический обозреватель New York Times Пол Кругман отмечает, что в происходящем нет ничего удивительного. «Китай — глобальный экспортер, и проблемы в его экономике отражаются на всех, кто с ним связан. Америка ставит себя и Китай в зависимость от кредитов, затем, когда у Китая начинаются неприятности, она требует их обратно и тем самым тоже вовлекает всех нас в кризис. Любая такая ситуация приводит к повышению процентных ставок, однако мы наблюдаем обратное».

CNN: Глобальные инвесторы слишком остро реагируют на китайские проблемы

Согласно мнению экономического отдела CNN, к падению мировых финансовых рынков в понедельник привели три основных фактора. Во-первых, опасения, что экономика Китая замедляется быстрее, чем этого ожидали аналитики. Во-вторых, отсутствие уверенности в том, что ФРС повысит ключевую процентную ставку. В-третьих, эффект падения цен на нефть, торгующейся ниже 40 долларов США, на самом низком уровне за последние шесть лет. Глобальные инвесторы слишком остро реагируют на финансовые риски Китая, тем самым усугубляя турбулентность.

The New York Times: Ставка на Китай как на второй локомотив мировой экономики оказалась несостоятельной

По мнению The New York Times, многие аналитики надеялись, что экономика Китая может быть хорошим двигателем для мировой экономики и еще одним крупным источником роста наряду с Соединенными Штатами. Но неправильное обращение китайского правительства с экономикой страны этим летом дает основание предполагать, что Китай не готов играть эту роль в ближайшее время. Американская экономика находится в лучшей форме, но все же растет недостаточно быстро, чтобы помочь остальному миру.

Project-syndicate: Китай должен дать возможность инвесторам поверить в свою экономику

Бывший председатель комиссии по ценным бумагам Гонконга Эндрю Шэн и директор Института Международных Финансов (IFF) Сяо Гэн опубликовали совместный текст, в котором утверждают, что властям Китая для преодоления экономических проблем необходимо дать рынку реальную возможность саморегуляции. Ситуация в Китае, на взгляд экспертов, тяжелая. Несмотря на стабилизацию роста ВВП в семь процентов в годовом исчислении почти все ключевые экономические показатели — такие как номинальный ВВП, инвестиции в основные фонды — растут значительно медленнее, чем в последние четыре года.

Какое-то время усилия правительства по поддержанию социальной сферы, сектора услуг и уровня заработной платы помогали стимулировать внутреннее потребление и предотвращать дефляцию. Такие факторы способствовали оптимизму китайского фондового рынка. Когда же проблемы Китая стали более очевидными, доверие инвесторов упало, а вслед за ним упал и фондовый рынок

Если Китай намерен избежать дефляции и возродить уровень инвестиций, ему нужно стимулировать доверие рынка. Никто не увеличит инвестиции в Китай, если не будет уверенности в том, что экономика страны в конечном счете позволит получать прибыль. Власти Китая должны гарантировать и обеспечить согласованную работу государственных и рыночных сил. Девальвация юаня призвана увеличить конкурентоспособность китайских предприятий на внешних рынках.

Project-syndicate: Девальвация юаня противоречит интересам самого Китая

Бывший президент Китайского общества мировой экономики и директор Института мировой экономики и политики при Китайской академии социальных наук Ю Юндин заявил, что начатая 11 августа девальвация юаня на 2 процента, вызвавшая у многих иностранных экспертов негативную реакцию, не в интересах самого Китая.

Китай хорошо знает, что валютные войны обречены на провал. Во время азиатского финансового кризиса 1997 года экономическая ситуация в Китае была гораздо хуже, чем сегодня, но правительство тогда не поддалось искушению девальвировать юань, и страна сумела выйти из кризиса практически невредимой. Сегодняшней девальвации недостаточно для торгового баланса Китая, на страну приходится более 12 процентов мирового экспорта. Доминирование импорта сырья и компонентов, а также экспорта готовой продукции делает эффективность девальвации еще более сомнительной. Совокупный внешний долг нефинансовых компаний в Китае равен 1 триллиону долларов, а девальвация только усугубляет задолженность, риск банкротств возрастает.

За краткосрочной девальвацией юаня стоит долгосрочная цель властей Китая в смещении модели экономического роста. Китай планирует уменьшить свой торговый профицит и компенсировать негативные последствия этого процесса за счет увеличения внутреннего спроса. Правительство Китая заявило, что паритетный курс юаня отныне будет тесно привязан к спотовым ставкам закрытия предыдущего дня. Это говорит о том, что девальвация была направлена на предоставление рынкам большей роли в определении курса юаня с целью создания условий для более глубокой денежной реформы.

События последних дней показали, что юань находится под значительным давлением амортизации, которая, вероятно, усилится, поскольку Народный банк Китая на фоне слабого роста ВВП разрыхляет денежно-кредитную политику и предпринимает усилия по либерализации операций с капиталом, интернационализации юаня, что создает все условия для волатильности обменного курса. Обесценивание юаня — проблема для всего мира. Ни одна из сторон не имеет права на ошибку.

Экономика15:0912 декабря

«Не буди лихо, пока оно тихо»

Экологические налоги и меры по улучшению климата вызывают протест во всем мире
Экономика00:0316 декабря

Высокое напряжение

Этот рынок создал Илон Маск. Теперь ради миллиардов его теснят конкуренты
13:55Сегодня