Непристойное предложение

Почему нефть в ближайшие месяцы останется дешевой

Трейдер во время торгов на Нью-Йоркской фондовой бирже, 24 августа 2015 года
Фото: Brendan McDermid / Reuters

Цены на нефть продолжают падать на фоне разворачивающегося глобального кризиса. Котировки WTI и Brent обрушились до новых минимумов текущего года и уже приближаются к антирекорду 2009 года. «Лента.ру» попыталась разобраться, что творится на мировом нефтяном рынке.

Российский рубль в условиях финансового кризиса и так чувствует себя не блестяще. Обвал же цен на нефть усиливает давление на него вдвое. Нефть, нефтепродукты и газ составляют более двух третей экспорта, так что напоминать лишний раз про зависимость курса от котировок не стоит. Там, где валюта страны с более диверсифицированным торговым балансом просядет на 5 процентов, рубль упадет на 10 процентов. В период роста ситуация бывает обратной, но сейчас его ждать неоткуда.

Цена на нефть сегодня оказалась между Сциллой и Харибдой слабеющего спроса и по-прежнему хорошего предложения. Во втором квартале текущего года на мировой рынок ежедневно выбрасывалось на 3 миллиона баррелей больше, чем требовалось потребителям. В среднем за год разница ожидается на уровне 1-1,5 миллиона баррелей. За эти месяцы в резервных хранилищах накопятся миллиарды баррелей, которые будут влиять на рынок даже после того, как ситуация выравняется. Не факт, однако, что это произойдет скоро, потому что позитивных сигналов как со стороны спроса, так и со стороны предложения пока не заметно.

Спрос

В настоящее время Международное энергетическое агентство (IEA) предполагает рост спроса на нефть в следующем году на миллион баррелей в сутки. Прогноз, впрочем, был сделан еще до обострения финансового кризиса в Китае, который в последние дни начинает перекидываться на другие страны и регионы мира. Сейчас столь существенный рост выглядит менее вероятным. Китайская экономика уже понизила темпы до 6,6 процента во втором квартале, что является минимальным показателем с 2009 года.

При выходе кризиса на глобальный уровень падение спроса (или даже недостаточно быстрый его рост) затронет всех. И, значит, затаренный по самую макушку рынок будет держать цены низкими.

В самое ближайшее время подвижек тем более ожидать не стоит. В первый понедельник сентября в США традиционно празднуется День труда. В этот период спрос на топливо падает. Кроме того, в сентябре многие нефтеперерабатывающие заводы Америки закрываются на ремонт и профилактические работы. Процесс начался уже в этом месяце — и, как результат, промышленные запасы нефти подскочили на 2,62 миллиона баррелей. Как правило, нефть особенно чувствительна к американским новостям, поскольку США остаются крупнейшим рынком в индустрии. В общем, действие долгосрочных факторов спроса резко усиливается краткосрочными. В этих обстоятельствах падение цен на нефть даже до 25-30 долларов — по крайней мере, на какое-то время — выглядит вполне реалистичным.

Предложение

Проблемы нефтяной отрасли со стороны производителей известны давно и не раз перечислялись. Во-первых, войны в Ираке и Ливии почти не повлияли на объемы добычи в этих странах. Во-вторых, санкции против Ирана в июле наконец-то были сняты. Ожидается, что Исламская республика нарастит добычу к следующему году на 700 тысяч баррелей в сутки — это те мощности, которые были заморожены, но которые легко расконсервировать. Для дальнейшего увеличения добычи потребуются значительные инвестиции, так что это вопрос будущего.

Основная же интрига на нефтяном рынке остается прежней: кто моргнет первым. С конца прошлого года Саудовская Аравия развернула полномасштабное наступление на позиции американских производителей сланцевой нефти. Качая на полную мощность, арабы рассчитывают вывести американские компании из бизнеса. Эр-Рияд располагает резервами в 300 с лишним миллиардов долларов, которых достаточно для того, чтобы держать расходы бюджета на уровне в ближайшие пять-шесть лет без особых убытков. Поэтому саудовцы готовы идти в игре на понижение до конца. Сейчас их добыча составляет около 10,5 миллиона баррелей в сутки (по некоторым оценкам — до 11 миллионов). Возможно, у них есть желание добывать еще больше, но, по мнению многих специалистов индустрии, отсутствуют возможности (в отличие от 80-х годов, когда наращивание производства на несколько миллионов баррелей в сутки было для королевства реалистичной задачей).

У других игроков рынка, в отличие от Эр-Рияда, пространства для маневра нет. Венесуэла находится в жестком экономическом кризисе, Ираку нужно финансировать войну с ИГИЛ, а африканские страны в принципе вынуждены считать каждую копейку. В итоге вся ОПЕК продолжает качать на полтора-два миллиона баррелей выше квот, лишь время от времени выражая озабоченность по поводу низких цен. Выхода из этой ситуации не видно.

Что касается США, то первые испытания сверхнизкими ценами сланцевая индустрия уже прошла. С начала года количество новых скважин рухнуло сразу на 57 процентов, но объем добычи даже несколько подрос. Оказалось, что вполне можно жить даже при ценах в 50-60 долларов, хотя еще недавно говорилось о том, что для компаний, работающих на сланцевых месторождениях, нестерпимой станет даже цена в 80 долларов за бочку.

На самом деле проблемы, конечно же, есть. Себестоимость добычи на большинстве сланцевых месторождений действительно снизилась — но, как заявляют сами компании, во многом это произошло за счет резкого сокращения капитальных расходов на новое бурение. В работе остаются самые эффективные месторождения, в которые деньги уже вложены. Резона снижать добычу нет, поскольку многим компаниям нужно отбивать взятые на разработку кредиты.

Конечно, в последние годы себестоимость удалось снизить частично за счет рационализации техники бурения и добычи, а также благодаря строительству транспортной инфраструктуры (например, появились нефтепроводы вместо более дорогих железных дорог). Но резкого снижения себестоимости (часто на 40-50 процентов) именно в 2015 году это в полной мере не объясняет.

Тем не менее на ближайшие месяцы пороху у производителей сланцевой нефти, скорее всего, хватит. Падение добычи, возможно, произойдет, но оно вряд ли будет радикальным. Что случится ближе к концу 2016 года — вопрос интересный, но пока остающийся без ответа. Как минимум до конца года игра в моргалки будет продолжаться — ни саудовцы, ни американцы отступаться не намерены.

В других ситуациях подобная гонка цен на понижение могла бы образовать с мировой экономикой отрицательную обратную связь, ведь низкая стоимость энергоносителей является наилучшим стимулом для развития. Экономика проявляет спрос на доступное сырье, и оно вновь начинает расти в цене. Но сейчас, учитывая бедственное положение на финансовых рынках, этого ждать не стоит. Нефть останется дешевой.