Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Семья под прицелом

Жена активиста «Молодой гвардии» в Казани просит ФСБ защитить ее и детей от угроз

Митинг против нелегального игорного бизнеса в Москве
Фото: страница сообщества «Молодая гвардия» «ВКонтакте»

Жена активиста «Молодой гвардии Единой России» (МГЕР) Эдуарда Салахутдинова, обвиняемого в «крышевании» нелегального игорного бизнеса, обратилась к главе республиканского ФСБ Динару Хатимову с просьбой взять ее семью под государственную защиту. Резонансное дело Салахутдинова получило огласку после того, как молодой человек, боровшийся с подпольными казино в Татарстане, был арестован на основании показаний многократно судимого свидетеля. Ксения Салахутдинова говорит о давлении и угрозах со стороны неизвестных и опасается за жизнь своих маленьких детей.

Обращение к Хатимову Ксения Салахутдинова обнародовала 27 августа в своем блоге. «Я регулярно получаю различные угрозы, — пишет женщина. — Последней точкой кипения для моей семьи стал сегодняшний инцидент, когда в квартиру начали вламываться четверо неизвестных мужчин, угрожая взломать дверь. Мы с детьми были дико напуганы. Никто из этих людей не сказал, кто они и откуда, зачем вообще вламываются к нам».

Пожелавшие остаться неизвестными

Как отмечает Салахутдинова, после многочисленных публикаций в СМИ она считает, что дело против ее мужа сфабриковано, а ложные показания против него даны свидетелем под угрозами сотрудников полиции. Поэтому Салахутдинова не доверяет представителям республиканского МВД и опасается за жизнь своих детей, старшему из которых четыре года, а младшему — полтора.

«В регионе творится какой-то правовой беспредел, — комментирует ситуацию «Ленте.ру» председатель координационного совета «Молодой гвардии» Денис Давыдов. — Я сегодня по телефону разговаривал с Ксенией несколько раз, и один раз она просто упала в обморок. К ней приходят какие-то люди в гражданском, очень крепкие с виду, стучат в окна, говорят: "Открой, будет хуже"».

По одной из версий, это сотрудники полиции. Во всяком случае, именно так заявила пресс-служба МВД по Татарстану через два часа после того, как Давыдов рассказал агентству «Интерфакс» о визите неизвестных к Салахутдиновой. «Несмотря на то что сотрудники полиции, приехавшие на обыск, представились, а также действовали в присутствии собственника жилья и старшей по дому, супруга Салахутдинова отказалась открыть дверь и обеспечить допуск в квартиру, тем самым воспрепятствовав проведению следственного действия», — говорится в официальном заявлении ведомства.

Руководитель «Молодой гвардии» объясняет: напуганная женщина вызвала адвоката мужа, и в его присутствии предполагаемые полицейские не стали проводить обыск, хотя по закону адвокат имеет право присутствовать при следственных действиях. «У меня лично вопрос: если это сотрудники полиции, то почему они удалились сразу после появления адвоката? Не было ли у них задачи при обыске найти в доме то, чего там нет?» — формулирует свои предположения Давыдов.

После избиения Салахутдинова (он вышел из больницы 13 августа) ему, как потерпевшему, а также его семье предоставили государственную защиту. Жену и детей перевезли на государственную квартиру, чтобы избежать давления и угроз, отмечает Денис Давыдов. Однако сразу после ареста защиту сняли, и затем приехавшим из Москвы активистам «Молодой гвардии» пришлось спешно перевозить супругу Эдуарда с малышами на новое место. «Своего имущества у них нет, они жили на съемной квартире», — подчеркивает Давыдов. В связи квартирными переездами он возмущен, что в СМИ уже появились «утечки» о доме за 6 миллионов рублей, якобы купленном Салахутдиновым на неизвестные доходы.

Бесконтактные методики

Сама Ксения Салахутдинова напугана происходящим. У нее достаточно оснований не доверять никому, в том числе полицейским. Ее муж с 2012 года координирует в Татарстане проект «Молодой гвардии» «Агенты» по борьбе с нелегальным игорным бизнесом. За это время удалось добиться закрытия в республике около 500 подпольных салонов. 7 августа Эдуарда жестоко избили неизвестные, а через две недели он сам стал обвиняемым по делу о крышевании казино. 22 августа суд арестовал его до конца октября. Основу дела составляют показания некоего Тимура Ильина — тоже активиста «Агентов» и члена движения «Правопорядок», возглавляемого самим Салахутдиновым. 27 августа адвокат Эдуарда Дарья Тимохина сообщила, что в ходе очной ставки Ильин признал: показать против Салахутдинова ему пришлось под давлением правоохранителей. И даже извинился перед оболганным активистом.

Такая информация коррелирует с заявлением Следственного комитета (СК), который по поручению главы ведомства Александра Бастрыкина провел по этому делу доследственную проверку. Согласно рабочей версии, показания из Ильина выбивал оперуполномоченный отдела уголовного розыска УМВД по городу Казани Азат Ганиев.

«Выбивал» — это в данном случае метафора. У Ильина 7 судимостей, из 30 лет жизни 11 он провел в местах лишения свободы — надавить на такого персонажа несложно. «"Современные бесконтактные методики" допросов позволили полицейским Татарстана отказаться от применения бутылок», — сыронизировал по этому поводу в своем микроблоге в Twitter официальный спикер СК Владимир Маркин. Тонкий намек: аппарат президента Татарстана сейчас возглавляет Асгат Сафаров, которому три года назад пришлось покинуть пост главы республиканского МВД после нашумевшей трагической истории с пытками бутылкой из-под шампанского в ОВД «Дальний». В день ареста Салахутдинова на портале change.org появилась петиция с требованием отставки Сафарова. За шесть дней ее подписали более 25 тысяч человек.

Хотя необязательно, что Ильину угрожали. Руководству «Молодой гвардии» вообще кажется подозрительной сама история с его появлением в рядах «Агентов». Ни он, ни второй свидетель по делу, Руслан Степанов, в «Молодой гвардии» не состоят, о Степанове ничего до сих пор не известно. Не исключено, что они являлись «засланными казачками» нелегального бизнеса. «У нас были такие случаи: едем закрывать подпольную точку, есть точная информация, что она работает, на ней сидит человек, проводит контрольную игру, — рассказывает Давыдов. — И вдруг за 20 минут до нашего приезда ее спешно закрывают. Едем на следующую — то же самое. Становилось понятно, что в группе есть кто-то внедренный и он сливает информацию. С такими людьми прощались». Видно, борьба с подпольными рулетками давно задевала интересы серьезных структур, так что нарыв должен был вскрыться. Таким прорывом и стала история с Салахутдиновым.

«Спрут» накануне выборов

Давыдов подчеркивает, что МГЕР требует объективного расследования и безопасности для Ксении Салахутдиновой с детьми. Дело уже давно вышло на федеральный уровень: избиение Эдуарда обсуждали глава МВД Владимир Колокольцев и председатель генсовета «Единой России» Сергей Неверов, прошла доследственная проверка по поручению Бастрыкина.

Местные СМИ подают сюжет исключительно как противостояние «молодогвардейцев» и республиканских властей. «Молодая гвардия атакует Татарстан: кто одержит верх в информационной войне?» — это заголовок одной из местных газет. Версию «пиар-наскока» особенно легко раскручивать в преддверии выборов главы республики, которые состоятся 13 сентября: результат, который президент Татарстана Рустам Минниханов получит на своих первых всенародных выборах, очень важен для его политического будущего.

«Те, кто пытается выдать ситуацию вокруг Салахутдинова за пиаровский предвыборный наезд, оказывают главе республики медвежью услугу, — отметил в комментарии «Ленте.ру» политолог Антон Хащенко. — Мне эта ситуация очень напоминает сериал "Спрут". Связка отдельных представителей правоохранительных органов и отдельных СМИ в Татарстане работает так топорно и примитивно, что, кажется, они в истерике. Потому что если клубок будет разматываться до конца, выяснится, что в деле такого масштаба замешан не один полицейский, а целый круг заинтересованных лиц. Очень хотелось бы, конечно, чтобы глава республики в этой ситуации высказался о ней лично и взял расследование под личный контроль, раз без этого дело не может разрешиться».