Новости партнеров

Люберецкий левиафан

О том, почему нельзя сопротивляться вымогателям

Алексей Уразов показывает, где у него лежала запасная обойма к травматическому пистолету
Фото: Сергей Лютых / «Лента.ру»

В подмосковных Люберцах подходит к завершению судебное разбирательство в отношении местного жителя Алексея Уразова, обвиняемого в нанесении тяжкого вреда здоровью вымогателя, схватившего его мать за горло. В апреле 2014-го Уразова сковали наручниками, избили и засунули в машину четверо преступников. По словам Алексея, двое из них были полицейскими. Молодому человеку чудом удалось вырваться из рук злодеев, требовавших 600 тысяч рублей под угрозой насилия и уголовной ответственности. Но у банды вымогателей, часть которой остается на свободе, похоже, оказалось достаточно влияния для того, чтобы отомстить герою-одиночке, и теперь ему самому грозит тюрьма.

Три часа до полуночи

В девять вечера 8 апреля 2014-го Алексей Уразов вышел из подъезда своего дома и тут же был схвачен незнакомцами. На его руках защелкнулись наручники. Парня затолкали на заднее сиденье Porsche Cayenne S с транзитными номерами. Один из четырех угрюмых типов, сидевших с ним в салоне, объяснил Алексею, что он «попал». Мол, в карман ему сейчас ляжет пакетик с наркотиками, который затем будет изъят с участием понятых. И сядет Уразов… Если не заплатит.

Вымогатели заявили, что у Алексея есть 600 тысяч рублей, оставшихся после приобретения квартиры. Он действительно приобрел жилье в микрорайоне «Некрасовка-Парк» за пару месяцев до того. Однако названной бандитами суммы у него уже не было. Пообещал дать 250 тысяч, что лежат дома. После десятка болезненных ударов в область груди вымогатели выпихнули Уразова из машины и сопроводили домой, где получили обещанную сумму. Но этого им было мало. Алексею приказали достать как угодно остальные 350 тысяч. И вновь запихнули на заднее сиденье джипа. Уразов позвонил своему хорошему другу Юрию и попросил у него деньги. Тот смог быстро достать только 50 тысяч. Для встречи с ним Уразова перевезли в другое место. И этих денег преступникам не хватило. Тогда Алексей предложил опять вернуться домой, где мать могла бы обзвонить родственников и знакомых. Вымогатели немного расслабились, полагая, что «терпила» полностью деморализован и сопротивляться не станет. Даже сняли наручники. Домой его сопроводил только один из них, но, судя по списку судимостей, самый боевой — Леонид Иваньков.

У Уразова был травматический пистолет, который преступники у него отняли при «знакомстве». Оружие передали Иванькову, чтобы он оставил его разряженным в квартире Алексея.

Уже было за полночь. Мария Ивановна — мать Уразова — тщетно набирала телефоны немногих родственников и друзей. Трубку никто не брал. У женщины началась истерика, что ускорило развязку. Иваньков схватил Уразова (весившего на пару десятков килограммов меньше) и потащил к выходу. Алексей успел заметить, что разряженный травматический пистолет вымогатель положил на полку, рядом с которой висели джинсы Уразова с запасной обоймой в одном из карманов. Парень резко рванулся к оружию и успел его зарядить.

Иваньков повис на спине Уразова, тот стрелял через себя и несколько резиновых пуль попали в преступника, но это его не остановило. Иваньков стаскивал Алексея по лестнице с третьего этажа. В какой-то момент пистолет выпал из рук Уразова. Вышедшая из квартиры Мария Ивановна пыталась помочь сыну одолеть злодея. Когда Иваньков немного отвлекся, чтобы открыть дверь, Уразов стащил с себя куртку и освободился. Тогда вымогатель схватил мать Алексея: одной рукой обхватил шею, другой рванул за волосы и двинулся на улицу, призывая сообщников на помощь.

Уразов кинулся назад, подобрал пистолет и выстрелил прямо в висок Иванькову, обернувшемуся в сторону друзей. Бандит упал на асфальт без сознания, а Мария Ивановна забежала в подъезд. Поднявшись в квартиру, они закрыли дверь и позвонили в «02». Преступники ретировались.

Вскоре на место событий прибыли первые полицейские экипажи, а затем в квартиру Уразова зачастили один за другим ответственные руководители местных силовых ведомств.

Иванькова задержали в больнице, куда он обратился за помощью. Поймали и еще одного из вымогателей — Александра Малыхина. Началось расследование, которое сопровождалось множеством странностей.

«Наркобарон» Уразов

Неизвестно как в деле сразу стали фигурировать двое оперативников: Дмитрий Золотов и Николай Евменов. В качестве свидетелей. В них Уразов без труда узнал двух оставшихся «неизвестными» вымогателей. Его друг Юрий Беспалов, что привез деньги, видел Золотова.

Эти полицейские в целом придерживались той же версии событий вечера 8 апреля, что изложили следователю задержанные Иваньков с Малыхиным. Золотов и Евменов прогуливались во дворе дома Уразова, ведя дружескую беседу, когда заметили двух подозрительных мужчин: Иванькова и Малыхина. Оперативники увидели, как один из них сделал жест, будто что-то выкинул. Стражи порядка, почуяв неладное, решили их проверить. Ничего незаконного не обнаружилось. Но в разговоре с полицейскими у неоднократно судимого Иванькова, видимо, проснулась совесть. Он рассказал о том, что минуту назад купил в этом доме один грамм гашиша. Оперативники попросили мужчин постоять вместе с ними возле подъезда и те, конечно же, согласились. Тут на улицу вышел Алексей Уразов, и сыщики спросили у своих добровольных помощников: не он ли продал наркотик? Немного помявшись, нарушители утвердительно покачали головами.

Уразова остановили для проверки документов. Он изрядно нервничал. Запрещенных в обороте веществ в карманах не обнаружилось, но Алексей, вероятно, взглянув в глаза борцов с криминалом, не смог утаить от них, что действительно продал Иванькову грамм гашиша, который ранее купил для личного употребления, но затем решил завязать с наркотиками и избавиться от дозы. Уразова попросили зайти на следующий день в отдел полиции к девяти часам утра, а сейчас помочь сыщикам раскрыть всю преступную цепь люберецкой наркоторговли. Тот, естественно, согласился. Позвонил своему другу Юрию, который должен был знать адрес места, где продают наркотики, договорился о встрече. Но у друга не было этого адреса и наркотиков тоже. Сыщики поняли, что поиски завели их в тупик и уехали восвояси...

Иваньков похоже расценил это отступление стражей порядка как повод снова встать на скользкую дорожку. Он тут же рассказал Уразову, что выкинул проданный ему пакетик с граммом гашиша и попросил Алексея продать еще. Тот немедленно согласился и повел Иванькова к себе домой за новой дозой. Однако в квартире настроение Уразова резко изменилось. Он обвинил Иванькова в том, что тот сдал его ментам, и открыл огонь из травматического оружия. В результате нанес тяжкий вред здоровью Иванькова. Такая вот душещипательная история.

Интересно, что версия о наркотиках живет и здравствует в деле Уразова до сих пор. Хотя никакой, даже малой дозы или следов пребывания зелья в крови Алексея или у него дома обнаружено не было. Не нашли и того пакетика, что якобы выкинул господин Иваньков при встрече с операми.

Важное расхождение в показаниях полицейских и Иванькова с товарищем касалось того, в рамках какой именно процедуры действовали оперативники. По словам Иванькова, сыщики хотели провести (или проводили) контрольную закупку. Оперативники же настаивали на том, что просто «остановили», «проверили», «побеседовали».

Филькина грамота

До конца расследования оперативники сохраняли статус свидетелей. В прокуратуре на эту проблему обратили внимание и потребовали окончательно разобраться с ролью стражей порядка в произошедшем. Дело направили в местный отдел Следственного комитета России. Им занялся следователь по фамилии Зима. Начались повторные допросы. И вдруг… Зима увольняется. Материалы переходят к сотруднику по фамилии Филькин, и тот устанавливает, что полицейские к преступлению не причастны. В результате в приговоре Люберецкого суда говорится, что Иваньков и Малыхин действовали в сговоре с двумя неустановленными лицами. Иванькову с учетом прошлых криминальных заслуг присудили 11 лет колонии особого режима, Малыхину — 2 года лишения свободы условно.

Казалось, на этом можно поставить точку, но не тут-то было. В недрах местного отдела полиции родилось новое уголовное дело. Уже в отношении Алексея Уразова. По статье 111 УК РФ («причинение тяжкого вреда здоровью»). В фабуле указано, что расстрел Иванькова из травматического оружия Алексей учинил на почве «личных неприязненных отношений».

Вымогательство, подтвержденное судебным приговором, уже не учитывается. Cудя по тексту обвинительного заключения, главными и фактически единственными доказательствами вины Уразова являются показания Малыхина и Иванькова, желание которых засадить Алексея в тюрьму понять не сложно. Для следствия показания двух вымогателей «весят» больше показаний Алексея и его матери. При этом Малыхин все равно видел лишь развязку схватки: как Алексей выстрелил в голову полулежавшего Иванькова. О том же, что перед этим происходило в подъезде, он узнал от своего раненого товарища, выступающего в качестве потерпевшего и главного свидетеля.

Путь бандита

Леонид Иваньков родился в 1979 году в Люберцах. За его плечами солидный криминальный путь.

Первый приговор ему вынесли в мае 1995-го за «злостное хулиганство»: один год лишения свободы.

В 1997-м Иваньков схлопотал восемь лет тюрьмы за причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего. Случай был жутким.

Иваньков с двумя знакомыми выпивали в комнате у гражданина Цимбулова в подмосковном городе Дзержинский. Примерно в 2 часа ночи хозяин жилища попросил друзей закруглиться и разойтись по домам. Один из них ушел, но Иваньков и еще один товарищ остались. Возмущенного Цимбулова они хорошенько избили. После десятков ударов руками и ногами Иваньков стал разбивать об голову Цимбулова стеклянные бутылки. Затем взял перочинный нож и нанес несчастному шесть ножевых ранений, в том числе в область живота и грудной клетки. Потом Иваньков вылил на Цимбулова кастрюлю, в которой варилась картошка, разрезал его одежду, накинул на шею удавку и принялся душить. После чего Иваньков со своим знакомым покинули квартиру. Смерть Цимбулова, как установили эксперты, наступила к 9 часам 45 минутам утра. Несколько часов после ухода убийц он агонизировал.

В декабре 1998-го осужденного за зверскую расправу Иванькова суд признал виновным еще в одном схожем насильственном преступлении и приговорил к 10 годам лишения свободы.

В декабре 2006-го Березниковский горсуд Пермской области дал Иванькову 7 лет за похищение человека, совершенное группой лиц из корыстных побуждений, а также вымогательство с применением насилия. В сентябре 2010-го Кунгурский городской суд Пермской области признал Иванькова виновным в торговле наркотиками.

Удивительно, но Иваньков во время расследования дела о вымогательстве у Алексея Уразова, несмотря на все свои «подвиги», находился под подпиской о невыезде. При этом в ходе следствия несколько месяцев скрывался от пермских наркополицейских, разыскивавших его по делу о наркотиках. Установлено, что Иваньков в 2013 году продал 900 граммов гашиша.

Задержать «беглеца под подпиской» удалось благодаря случайности. В соседнем с Люберцами городе Дзержинском он в феврале 2015-го угодил в ДТП. Оформлявший аварию гаишник, согласно стандартной процедуре, проверил водителей по базам и обнаружил, что один из них разыскивается.

В итоге еще до завершения дела о вымогательстве у Уразова Иваньков был осужден Березниковским городским судом в Пермском крае на 10,5 лет за торговлю наркотиками в крупном размере.

Справка: Уразов судимостей или приводов в полицию не имеет.

За люберецкой чертой

Когда расследование уголовного дела в отношении Алексея Уразова подошло к концу, его адвоката отозвал для разговора начальник Следственного управления МУ МВД «Люберецкое» господин Барановский. Он сообщил защитнику, что нужно заплатить 300 тысяч рублей, тогда дело переквалифицируют как превышение пределов необходимой самообороны и отпустят Уразова домой по амнистии. Алексей рассказал об этом предложении по телефону горячей линии Службы собственной безопасности МВД России.

Особисты взялись помочь Уразову. Чтобы лишить Барановского административных рычагов, передачу денег решено было провести в Мытищах. И полицейского чиновника действительно задержали. С поличным. Возбудили уголовное дело, которое, правда, теперь, как сообщил «Ленте.ру» Алексей Уразов, переквалифицировано на менее тяжкое «мошенничество».

Это, однако, не повлияло на расследование в отношении Алексея. Судебное разбирательство подходит к концу. Уразов уверен, что получит реальный срок, и утратил надежду на чью-либо помощь, кроме общественной.

Существуют и некоторые обстоятельства, относящиеся к личности подсудимого, которые тот попросил пока не раскрывать. Скажем лишь, что лишение свободы может катастрофически отразиться на судьбе Алексея.

Уразов не имел другой возможности защитить себя и мать, кроме как воспользоваться травматическим оружием. Причем у него дома имелось еще и охотничье ружье.

Редакция «Ленты.ру» будет следить за развитием данного процесса и просит обратить на него внимание представителей правозащитного сообщества.