Чужой против хищника

Антология новой детской литературы: от 15 до 18 лет (часть II)

Фото: Mary Evans Picture Library / Global Look

Где взять смелости не быть похожим на других? Как научиться любить и не просить ничего взамен? Что делать, если умирает самый близкий человек? Как найти силы плыть против течения? И что делать, если ты всего добился и во всем разочаровался? Ответы на эти и другие вопросы дают авторы книг для подростков. Все части обзора можно прочесть здесь.

Дарья Вильке «Шутовской колпак» (изд-во «Самокат»)

За повестью успела закрепиться репутация вредного произведения о подростке-гее. Репутация ложная, ставшая результатом передергивания и вчитывания в текст смыслов, которых в нем нет. 14-летний Гришка и правда не похож на своих одноклассников. Как и его подружка Сашок. Их ровесники уже грезят о поцелуях, а эти как будто немного застряли в детстве. Еще они — дети работников театра. А актеры ведь не инженеры, не врачи и не юристы. У них особенная жизнь. В первой половине дня Гришка и Сашок, как обычные дети, в школе. Вечером — в гримерках, за кулисами, в зрительном зале. Они любуются театральными куклами и почти верят, что кукольный мастер Лелик — некрасивый старик, такой немного Квазимодо — волшебник. Потому что он умеет сделать куклу живой. То есть Лелик — тоже особенный и, например, совсем не похож на дедушку Гришки. Дети боготворят Сэма — молодого талантливого актера и кукловода. Он собирается эмигрировать в Голландию, потому что там его «нетрадиционная ориентация» (он гей, но единственный гей из всех персонажей повести) никого не шокирует, а в родном городе от него отреклись родители и однажды избили на улице. «Шутовской колпак» — не о подростках-геях. Это повесть о непохожести и инакости вообще. О тех, кто не с толпой и не в ногу. В том числе, например, о матери Гришки, которую отец едва не проклял за то, что она стала актрисой, а не стоматологом.

Аксель Сандр «А теперь любите меня» (изд-во «КомпасГид»)

Эмоциональное развитие подростка не всегда происходит одновременно с физическим и интеллектуальным взрослением. Бывает, что чувства запаздывают или даже безнадежно отстают. Именно это произошло с героем повести «А теперь любите меня». Впрочем, этому есть объяснение. Мальчик — сирота и растет в приюте. Поэтому эмпатия и привязанность — не сильные его стороны. Зато он лучший ученик. Юноша без труда поступает на медицинский факультет, с отличием оканчивает курс и получает возможность пройти стажировку. Ему кажется, что его профессиональные достижения должны вызвать симпатии окружающих. Но это не так. Герой размышляет о том, что люди завидуют чужим успехам, но и неудачников не любят. И не понимает, как ему жить дальше. А оказывается, нужно было лишь ненадолго остановиться и позволить другому себя полюбить.

Гэри Шмидт «Беда» (изд-во «4-я улица»)

«Дом Смитов простоял на утесах над морем добрых три века (…). Прочные дубовые балки стойко выдерживали натиск всех сил природы. Землетрясения, ураганы, солнечные затмения, попадания метеоритов (их было два), молнии (четыре) — ничто их не поколебало». Отец говорил: «Если ты построишь свой дом подальше от Беды, она никогда тебя не найдет». И ошибался. Все началось с того, что средний сын — Генри — сорвался с утеса и лишь по чистой случайности упал в воду, а не на острые камни. Следом несчастья сыплются на семью Смитов одно за другим: гибель старшего сына (блистательного красавца-спортсмена), ранение младшего, странное поведение дочери. Шмидта иногда упрекают в излишней жесткости и трагичности. Это правда, читать «Беду» тяжело, но и бросить невозможно — от хирургически скупого описания событий дух захватывает. В ней есть все: семейное горе, чувство вины, межнациональный конфликт, запретная любовь. Но чем ближе к финалу — тем легче и светлее. Беды прошли, дом выстоял, люди изменились, а значит — счастье снова возможно.

Хамид Джемай «В шкуре бандита» (изд-во «КомпасГид»)

В трущобах бандитского парижского пригорода, где живут молодые люди из повести Хамида Джемая, местные общаются друг с другом отнюдь не на языке высокой поэзии. Поэтому сразу стоит предупредить: в книге много ненормативной лексики. Подростки так разговаривают между собой, потому что по-другому просто не умеют. И рэпер Джемай решил не стесняться и максимально приблизить язык своих героев к актуальному подростковому сленгу. Зато его герои талантливы. Один пишет стихи. Другой хороший боксер и математик. У третьего явные актерские задатки. Но «если ты ходишь по грязной дороге, ты не можешь не выпачкать ног». Непросто жить среди мигрантов и стать настоящим французом (или сохранить традиции страны, из которой приехал). Но еще сложнее, оказывается, отделить закон от беззакония и не переступить черту. Сюжет о хороших парнях, попавших в плохую компанию, разыгрывается в парижских декорациях, но актуален для любого мегаполиса. Для окраин Москвы в том числе.

Мари-Од Мюрай «Oh, Boy!» (изд-во «Самокат»)

Если в двух словах пересказывать сюжет «Oh, Boy!», то картинка выйдет еще более мрачной, чем в «Беде»: отец ушел из семьи, мать умерла. Сиротами остались трое детей: 14-летний вундеркинд Симеон, средняя сестра — Моргана, тоже умница, но без апломба брата, и младшая — Венеция, отличающаяся неземной красотой и откровенно ею пользующаяся. И чтобы картина была полной — у Симеона лейкемия. Но не стоит рыдать. Вообще, всю книгу хочется не плакать, а улыбаться. Ведь у детей отыскивается старший сводный брат Барт. Он красив, умен, обаятелен, но при этом ленивый эгоист, и — да, он гей. И именно он становится опекуном и спасает Симеона, когда тому понадобится переливание крови. У Мюрай талант не только легко писать о печальном, но и делать персонажей абсолютно живыми. Нет хороших и плохих, есть семья, которая учится жить вместе в экстремальных обстоятельствах и в результате преодолевает все трудности. «Oh, Boy!» вышел на русском почти десять лет назад. Первый тираж давно закончился, но скоро повесть знаменитой француженки (Мюрай — одна из самых популярных в Европе авторов, пишущих для детей и юношества, ее книги переведены на английский, немецкий, испанский, итальянский, греческий, голландский и корейский) будет переиздана в серии «Недетские книжки».

Кетиль Бьернстад трилогия «Пианисты. Река. Дама из долины» (изд-во «КомпасГид»)

Норвежский пианист и композитор Кетиль Бьернстад — еще и известный писатель, прославившийся своими романами-биографиями о композиторе Эдварде Григе («Баллада соль минор»), художнике Эдварде Мунке («История Эдварда Мунка») и другими. Его трилогия рассказывает о жизни молодого музыканта Акселя Виндинга. В первой книге ему 15 лет, во второй — 19, в заключительной — всего 20, но он уже знаменит, уже знает вкус не только побед, но и тяжелых потерь, похоронил близких, узнал, что такое отчаяние и депрессия. Все это происходит под музыку Брамса, Бетховена, Баха, Шопена и Рахманинова. Трилогия — первая попытка издания книг Бьернстада на русском языке. Выпускникам музыкальных школ должна понравиться особенно. Так написать о музыке прежде удавалось лишь Гофману и Томасу Манну.

Примечание:

Все части антологии можно прочесть ЗДЕСЬ.

Культура00:0816 июля
Джозеф Джексон с дочерьми Джанет и Ла Тойей, 1983 год

«Он найдет искупление в аду»

Избиения, унижения и кастрация: как отец Майкла Джексона сделал из него звезду