Новости партнеров

Вам нарезать или списком?

Как схема одномандатных округов переформатирует федеральную кампанию 2016 года

Фото: Дмитрий Духанин / «Коммерсантъ»

На парламентских выборах 2016 года Кремль делает ставку на одномандатные округа: их нарезка, утвержденная 2 сентября на заседании Центризбиркома, устроена так, чтобы максимально облегчить избрание провластным кандидатам, от кого бы они ни баллотировались. Проведя максимум лояльных депутатов по округам, федеральный центр может позволить себе «уронить» результат «Единой России» по партийному списку примерно до 35 процентов, сохранив за собой контрольный пакет голосов в Думе.

Хорошо забытое старое

Последний раз смешанная система — мажоритарные округа и списки — применялась на федеральных выборах 2003 года. Главная новелла по сравнению с историей 12-летней давности — региональные центры «разрезали» на части. В Думе нового созыва не будет, например, депутата от города Томска (именно этот пример привел зампред ЦИК Леонид Ивлев, презентуя на заседании комиссии новую схему). Часть города окажется в одном округе, часть — в другом, а в Думе в итоге будут сидеть два депутата, каждый из которых будет представлять интересы немножко томичей, немножко — жителей области. Нарезка имеет значение только для определения результатов по мажоритарным округам, на борьбе партийных списков она не скажется, потому что там играет роль абсолютное число голосов, полученное партией по всей стране.

Голосовать за новую схему на заседании комиссии не стала только «яблочница» Елена Дубровина, сомнения высказал также представитель КПРФ Евгений Колюшин. Его главный аргумент — у горожан и сельских жителей разные интересы, и непонятно, как депутаты будут представлять в парламенте одновременно тех и других. «А если избиратель-горожанин хочет, чтобы рядом с его дачным поселком в области сделали булочную? Может быть, ему такая схема будет выгодна?» — риторически вопросил глава ЦИК Владимир Чуров. «К муниципальному депутату пусть идет», — зашептались в зале, но новую нарезку утвердили. До 5 декабря ее рассмотрит Госдума, но изменения возможны лишь точечные. Например, глава Мосгоризбиркома Валентин Горбунов прямо на заседании попросил присоединить Войковский район столицы к Ленинградскому округу и разрезать Западное и Восточное Бирюлево, разделенные транспортной магистралью. «Да у них там в Бирюлеве даже форум (в интернете — прим. «Ленты.ру») общий, называется Беверли.ру. А вы их делить хотите!» — возмутился Леонид Ивлев.

Нарезка, при которой в один округ попадает и часть города, и часть области, называется секторальной. Ивлев напомнил, что впервые она была применена в Уфе в 2003 году, причем вводилась отдельной поправкой: «Поправка прошла на ура. Мы отвечаем на горячие чаяния народных избранников». Похожая нарезка была и в 2014 году в столице на выборах в Мосгордуму, только там присоединяли не область к городу, а окраинные спальные районы, в целом лояльные власти, к центральным районам, для которых характерно протестное голосование. Округа вытянулись от центра к периферии — эту схему назвали еще лепестковой нарезкой. А родной район столичного оппозиционера Алексея Навального — Марьино — вообще разрезали пополам, хотя число избирателей позволяло приравнять его к округу. «Нас обвиняли, что мы не так нарезали округа, а в итоге в Мосгордуму прошли пять фракций вместо трех», — подчеркнул Валентин Горбунов.

Взять и поделить

Параллели с московскими выборами тут уместны, но с оговорками. Львиная доля усилий мэрии в столице в 2014 году ушла на то, чтобы правильно расставить кандидатов по округам, — это и предопределило результат голосования. В части округов выдвигались единороссы, в части — формально независимые кандидаты, отобранные в ходе праймериз «Моя Москва». В двух округах власть вообще не выставляла людей, демонстративно отдав эти земли на откуп заранее подобранным оппозиционерам — Андрею Шибаеву («Родина») и Михаилу Балакину (ЛДПР). Там, где победа оппозиции допускалась, провластные кандидаты вели формальную кампанию или вовремя снимались. Например, в Отрадном предполагалась победа «яблочника» Андрея Бабушкина, но мэрия не помешала ему проиграть коммунисту Николаю Зубрилину. Или Тверской округ, где «Справедливая Россия» согласовала прохождение Ильи Свиридова (ныне — глава Таганского района), но поскольку административный ресурс за него активно не играл, победа досталась коммунистке Елене Шуваловой. Оба этих случая не стали неприятным сюрпризом для городских властей, ведь было заранее решено пустить по этим округам в Думу оппозицию, так не все ли равно, какую.

Правильная расстановка кандидатов, учет результатов праймериз ЕР и ОНФ станет залогом успеха и на думских выборах 2016 года. Для примера: в 2003 году контроль над Думой ЕР получила, выиграв в 103 округах и набрав 37 процентов по списку. Нарезка округов способствует победе провластных кандидатов, так как оппозиционный городской электорат не сможет серьезно влиять на итоги голосования. Даже если мажоритарии от власти (члены ОНФ) возьмут «всего» половину округов, это позволит допустить результат ЕР как партии порядка 35 процентов голосов, а то и ниже, не потеряв партийного контроля над Госдумой. В разгар экономического кризиса определенное падение доверия к партии власти вполне возможно. Более того, если экономика будет и дальше трещать по швам, политическую ответственность за это можно переложить на ту же ЕР, а одномандатники-фронтовики в глазах избирателей останутся с незапятнанной репутацией.

Серьезной подмогой для Кремля станут мелкие партии, допущенные к выборам и отбирающие голоса у оппозиции, но не проходящие пятипроцентный заградительный барьер. Это могут быть «Яблоко», «Родина», «Патриоты России», «Коммунисты России», «Зеленые», «Гражданская платформа», «Правое дело»… Все голоса, полученные аутсайдерами, потом перераспределяют в пользу фаворитов избирательной гонки — и максимальную премию от этого получает ЕР как набравшая самый высокий результат. Премия высока — в 2011 году именно за счет нее единороссы получили большинство в парламенте, хотя набрали по спискам меньше половины голосов — всего 49 процентов. И это несмотря на то, что в 2011 году непрошедших в парламент партий было всего три. В 2016 году выдвигать списки без сбора подписей имеют право, помимо четырех парламентских, еще десять малых партий. Это дает основания полагать, что «эффект мультипликатора» сработает в пользу ЕР. Совсем недавно «малые партии» волновались, не поднимут ли им норму «федеральной квалификации» (число региональных мандатов, которое дает право выдвигать списки без подписных листов). Пожалуй, об этом можно больше не переживать: аутсайдеров на выборы пустят, чтобы они добросовестно исполняли роль спойлеров в отношении оппозиции.

Электоральная экономика

Еще один фактор — экономический. Эксперты признают: у всех партий кандидатов на мажоритарные округа непозволительно мало. Поэтому каждой оппозиционной партии выгоднее «на берегу», до старта кампании, выговорить себе несколько округов, в которых федеральный центр не выставит кандидатов или выставит их формально. На эти округа можно ставить спонсоров или партийных бонз, которым необходимо оказаться в новом созыве. А все остальные территории отдать на откуп молодежи, новичкам, желающим попробовать силы в политике. Разумеется, на условиях самофинансирования. С имиджевой точки зрения для таких крупных партий, как КПРФ или «Справедливая Россия», хорошо закрыть побольше округов своими кандидатами. Получится у кого-то избраться — отлично, не получится — не очень-то и рассчитывали, лишних денег из партийной кассы на это не тратили. Провластным кандидатам с финансированием проще, их кампании в округах федеральный центр перепоручит губернаторам и крупным предприятиям: хотите своего лоббиста в Думе — вкладывайтесь.

С финансированием списков еще сложнее. В 2016 году по спискам мандатов будет в два раза меньше, чем на прошлых выборах. Там, где год назад у оппозиции проходным было второе-третье место в региональной группе, теперь кресла достанутся только первым номерам. А это повысит стоимость проходного места и заставит кандидатов-спонсоров в рядах КПРФ, ЛДПР и «Справедливой России» по максимуму вкладываться в федеральную кампанию. «Ориентировочно цена проходного места может составить 5 миллионов евро, меньше никто еще не брал, — говорит «Ленте.ру» политтехнолог Вячеслав Смирнов. — Проблема в том, что если у тебя есть 5 миллионов евро и возможность их вложить в округ, это будет отличная яркая кампания с гораздо большими шансами на победу, чем в составе списка. Да и вообще, зачем сейчас с 5 миллионами в Думу? Неприкосновенность больше не гарантирована, а для лоббизма дешевле заплатить уже готовому депутату».

Кроме спонсоров коммунистам и эсерам надо провести и партийных бонз-функционеров. При сокращении числа проходных мест между ними тоже начнется жесткая конкуренция за хорошие позиции в списке, а это повышает риск расколов. Тем более на этих выборах есть альтернативы: кому не хватило проходных мест у Зюганова — добро пожаловать в «Коммунисты России».

В результате контроль над Думой седьмого созыва федеральный центр в любом случае получит, а остроту политической борьбе в 2016 году придаст конкуренция партийных функционеров и спонсоров, желающих обзавестись мандатами. Однако бурная кампания на выходе снова даст парламент, в котором более половины мест контролируются непосредственно ЕР и ОНФ. Догнать их оппозиция не догонит, но хоть согреется.