Новости партнеров

Купите это за доллар

Какие компании продавали за символические суммы, как «Трансаэро»

Фото: Юрий Смитюк / ТАСС

Покупка «Аэрофлотом» 75-процентного пакета акций второй по объему перевозок авиакомпании «Трансаэро» за один рубль всколыхнула в начале сентября авиационный рынок, да и простых пассажиров заставила поволноваться. Последние опасаются монополизации авиаперевозок и, как следствие, резкого подорожания билетов. Впрочем, для обремененной долгами «Трансаэро» это был практический единственный вариант избежать банкротства. «Лента.ру» вспомнила другие известные сделки, когда собственники расставались со своими активами за сущие копейки.

Крутое пике Red Wings

«Трансаэро» не первая российская авиакомпания, приобретенная за 1 рубль. В апреле 2013 года бизнесмен Александр Лебедев продал за аналогичную сумму печально известную Red Wings. В декабре 2012-го произошло крушение самолета Ту-204 этой авиакомпании — он выкатился за пределы взлетно-посадочной полосы и загорелся. В катастрофе погибли пять человек. По итогам проверки деятельности перевозчика Red Wings лишилась сертификата эксплуатанта, а соответственно — и возможности летать. Какое-то время владелец авиакомпании пытался урегулировать с Росавиацией сложившуюся ситуацию, устранить нарушения и возобновить перевозки пассажиров.

Но долги авиакомпании за обслуживание воздушных судов и перед лизингодателем — Ильюшин Финанс Ко (ИФК) — росли как снежный ком. Лебедев говорил тогда, что компания теряет по 300 миллионов рублей ежемесячно. В банкротстве перевозчика не были заинтересованы ни власти, ни сам Лебедев, ни ИФК. Поэтому спустя несколько месяцев после отзыва сертификата, в апреле 2013 года, авиакомпания с принадлежащими ей восемью самолетами Ту-204 была передана за символическую сумму группе неназванных инвесторов. Спустя несколько дней после того, как сам бизнесмен объявил о продаже авиакомпании в блоге, СМИ сообщили имя основного покупателя — им стал брат совладельца группы «Гута» Сергей Кузнецов. Финансовым партнером Кузнецова выступила компания Марка Гарбера GHP Group.

Ё-мое

Весной прошлого года миллиардер Михаил Прохоров расстался со своим амбициозным проектом «Ё-мобиль», передав всю конструкторскую документацию по нему и права на ноу-хау по разработке кузова и шасси машины государственному Научно-исследовательскому автомобильному и автомоторному институту (НАМИ). Сумма сделки составила 1 евро. Амбициозный проект первого в России «народного» автомобиля с гибридным газобензиновым двигателем и электрической трансмиссией, с помпой анонсированный в 2010 году, так и не реализовался.

А планы были наполеоновские. Начать выпуск ё-мобиля собственник намеревался уже в мае 2012-го с 20 тысяч машин в год. Для развития проекта было создано совместное предприятие «Ё-авто», в котором 51 процент получила группа ОНЭКСИМ Прохорова, а 49 досталось компании «Яровит» Андрея Бирюкова (позднее Прохоров увеличил свою долю до 85 процентов). В 2011 году компания подписала с Санкт-Петербургом соглашение о строительстве завода по выпуску ё-мобилей, но производственные линии для предприятия купить не успели. Зимой 2014 года стало понятно, что проект будет заморожен, а спустя несколько месяцев собственники объявили о его продаже за символическую сумму. Представитель ОНЭКСИМа пояснял, что изменились экономические условия: спрос на машины начал снижаться вслед за ослаблением рубля, а расходы на исследования оказались выше запланированных. В результате стоимость будущего автомобиля выросла бы с 350-500 тысяч рублей до 1 миллиона, и эффективность проекта «стала неочевидной». «Бюджет [проекта] мог составить 450 миллионов евро, а на исследования уже потрачены несколько сотен миллионов евро», — пояснили в ОНЭКСИМе.

Тем не менее нашлось больше 200 тысяч желающих приобрести «Ё-мобиль» (именно такое количество предзаказов он собрал), прежде чем он почил в бозе. Наработки первого отечественного гибридного авто в Минпромторге обещали не потерять, а использовать по назначению, но уже в других проектах.

«Наварился» на спорте

Миллиардер Михаил Прохоров не только делал отечественным автомобилестроителям за символические суммы щедрые подарки, но и не менее интересные приобретения. Так, в 2009 году бизнесмен выкупил контрольный пакет акций клуба Национальной баскетбольной ассоциации (НБА) «Нью-Джерси Нетс» за 1 доллар.

До сделки он прекратил финансировать российский баскетбольный клуб ЦСКА и футбольный клуб «Москва», раскритиковав российскую баскетбольную школу и работу с молодыми дарованиями.

Получив контроль в «Нетс», предприниматель заявил об амбициозных целях (которые, впрочем, так и не были достигнуты) в течение пяти лет завоевать чемпионский титул НБА. На деле, правда, актив не стал для предпринимателя чистой «халявой». Договор по приобретению спортивного клуба предусматривал инвестиции в размере более 200 миллионов евро в строительство современной арены для «Нетс», что и было сделано. В 2012-м команда переехала из Нью-Джерси в Нью-Йорк, заняла открывшийся в том же году «Барклайс-центр». Команду переименовали в «Бруклин Нетс», но стать чемпионом это не помогло — дальше полуфинала конференции «Нетс» не проходили. Зато стоимость команды многократно выросла, даже с учетом вложенных 200 миллионов долларов. В начале 2015 года Прохоров задумал продать команду, но в марте от этой идеи отказался. Тогда специалисты оценивали стоимость «Бруклин Нетс» в сумму от 1,3 до 2 миллиардов долларов.

Монополия за доллар

В апреле 2014 года «Газпром» договорился с властями Киргизии о покупке за 1 доллар национального газового монополиста «Кыргызгаза» в обмен на бесперебойные поставки голубого топлива в Киргизию. Разговоры о приватизации киргизского предприятия велись с 2003 года, но точка была поставлена лишь в 2014-м. За полтора года до этого, в декабре 2012-го, вопрос о продаже «Кыргызгаза» поставили ребром депутаты парламента республики и поддержал премьер-министр Жанторо Сатыбалдиев. Киргизов подтолкнули в сторону «Газпрома» 20-градусные морозы, на фоне которых в стране обострился энергетический кризис. Постоянные перебои поставок газа из Казахстана и Узбекистана вынудили Киргизию пересмотреть всю схему сделки по продаже своей газовой монополии «Газпрому».

Изначально планировалось провести независимую оценку при содействии Deloitte & Touche и продать компанию по рыночной цене. Стоимость актива так и не была официально обнародована, но эксперты отрасли оценивали его в 20 миллионов долларов.

Впрочем, для «Газпрома» приобретение «Кыргызгаза» не стало безвозмездным подарком. Для того чтобы обеспечить бесперебойные поставки, по словам главы «Газпрома» Алексея Миллера, российскому газовому гиганту придется вложить в ремонт и модернизацию киргизских газопроводов около 20 миллиардов рублей в течение пяти лет. Но, во-первых, за эти деньги «Газпром» получил новый рынок, став единственным поставщиком газа в Киргизию, а также возможность проводить разведку запасов топлива в республике. Помимо этого обсуждалась возможность предоставить «Газпрому» право устанавливать тарифы на поставку газа из Киргизии в третьи страны и определять стоимость хранения природного газа в подземных хранилищах. И, наконец, российская энергокомпания спасла киргизов от дефицита тепла холодными зимними вечерами.

Пять заводов по 14 баксов

Металлургический холдинг «Мечел», больше года пытающийся урегулировать непростые отношения со своими кредиторами, в феврале 2013 года избавился от пяти заводов в Румынии, продав их румынской Invest Nikarom SRL.

Сумма сделки составила всего 230 румынских леев, что равнялось на тот момент примерно 70 долларам. На момент продажи предприятия простаивали почти год из-за нерентабельности производства — стоимость лома черных металлов, который они использовали в качестве сырья, сильно выросла. Тем не менее компания была вынуждена выполнять все мероприятия по содержанию и обслуживанию оборудования на заводах. В результате только в 2013 году они могли принести совокупный убыток в сумме около 2,4 миллиарда рублей. «Высвободившиеся денежные потоки будут направлены как на операционную деятельность, так и на снижение долга (тогда составляла 9,7 миллиарда долларов — прим. «Ленты.ру») компании», — говорил тогда возглавлявший «Мечел» Евгений Михель.

Отметим, что проданные по дешевке активы приобретались в начале 2000-х по вполне рыночным ценам. Только за Mechel Targoviste в 2003 году «Мечел» заплатил 4 миллиона долларов, а Ductil Steel обошелся в 2008-м в сумму около 200 миллионов долларов.

Банк — за копейки

В конце 2012 года украинский бизнесмен Николай Лагун договорился о покупке за 1 доллар ста процентов акций «Кредитпромбанка», входившего в двадцатку крупнейших кредитных учреждений Украины.

В 2010 году два десятка иностранных банков и финансовых компаний, включая ЕБРР, договорились о вхождении в капитал «Кредитпромбанка», конвертировав долг в 400 миллионов долларов в акции. В итоге они получили в управление 48 процентов банка. В сентябре 2012 года Лагун договорился о приобретении 52 процентов банка, затем получил и оставшиеся акции кредиторов — кипрских компаний Kaluoma Holdings, Fintest Holding и ирландской Homertron Trading. Kaluoma Holdings представляла интересы многочисленных кредиторов «Кредитпромбанка».

Украинские журналисты финансовых изданий писали, что продажа за символическую сумму «Кредитпромбанка», стоимость которого оценивалась в миллиард долларов, — следствие финансового кризиса. На самом деле, писала «Экономическая правда» со ссылкой на источники, Лагуну удалось получить этот актив практически за копейки благодаря конфликту между бизнесменом Виктором Нусенкисом и семьей бывшего генпрокурора Украины Геннадия Васильева, разгоревшемуся из-за концерна «Энерго» (Fintest Holding и Homertron Trading контролировались этим концерном). Это столкновение интересов привело к тому, что банк стал терпеть убытки из-за плохого управления и оттока вкладчиков.