Мир

Поддержка слева Есть ли у России друзья среди европейских социалистов

Джереми Корбин

Джереми Корбин. Фото: Kirsty Wigglesworth / AP

Британские лейбористы избрали нового лидера. Им стал Джереми Корбин, представитель левого крыла партии — веселый пожилой бородач в футболке, борец за права трудящихся. После голосования он спел неофициальный гимн лейбористов «Красное знамя» и отправился отмечать победу в ближайший паб. Премьер Дэвид Кэмерон заявил, что отныне лейбористская партия превратилась в угрозу национальной, экономической и семейной безопасности Великобритании, а российский посол в Лондоне поздравил Корбина с победой. «Лента.ру» выясняла, насколько крепки симпатии к России среди левых партий Европы.

Старый друг

В европейской прессе Россия в последние годы ассоциируется с поддержкой правых партий, выступающих за духовные скрепы по-европейски и ностальгирующих по старой доброй Европе без засилья мигрантов, геев и лесбиянок. В Европарламенте правые представлены группами «Европа наций и свобод» под предводительством Марин Ле Пен (39 мест) и «Европа за свободу и демократию» Найджела Фаража и Давида Боррелли (45 мест).

Но у России есть союзник и на другом фланге. Это «Европейские объединенные левые/Лево-зеленые Севера» (GUE/NGL), которые на выборах 2014 года сумели провести в парламент 52 депутата — лучший результат за все время. Костяк группы составляют депутаты от германской «Линке», испанского «Подемос», греческой «Сиризы», ирландской «Шинн Фейн», чешской «Коммунистической партии Чехии и Моравии». Некоторые из этих партий и движений были сторонниками дружбы с Москвой еще в советские времена, другие возникли сравнительно недавно.

В украинском вопросе позиция «Объединенных левых» резко расходится с мнением европейского большинства, но совершенно совпадает с тем, о чем говорит Москва. Как считают в GUE/NGL, конфликт имеет глубокие исторические и географические причины, на которые наложилось 23-летнее бесконтрольное господство олигархии на территории Украины. Немалую долю вины за происходящее, по мнению левых, несет Евросоюз, который своей неготовностью идти на компромисс и принять во внимание интересы Москвы спровоцировал войну и раскол в украинском обществе. Само соглашение об ассоциации, утверждают депутаты, уничтожит украинскую промышленность, вызовет всплеск безработицы и приведет к массовой иммиграции украинцев в ЕС.

«Объединенные левые»

«Объединенные левые»

Фото: GUE/NGL / Flickr

Парадоксальное единство

GUE/NGL не поддержала санкции в отношении России — тогда 13 процентов всех европарламентариев высказались против и 10 процентов воздержались. Крайне левые и крайне правые — непримиримые оппоненты в других вопросах — проголосовали одинаково. Но парадокс этот лишь кажущийся: «Объединенные левые» любят ЕС в его нынешнем виде ничуть не больше, чем сторонники Фаража и Ле Пен. Но если евроскептикам правого фланга Евросоюз не нужен вообще, то евроскептикам левого — нужен, но не такой. Девиз GUE/NGL — «Иная Европа возможна». Как гласит декларация левых, «ЕС должен перестать быть проектом элит и стать проектом обычных людей» —мирным объединением, где каждый может реализовать свое право на труд и образование.

В рядах крайне левых по-прежнему сильны симпатии к России, где впервые в мире была реализована, пусть криво и косо, коммунистическая идея. Для России наличие таких симпатизантов — подарок судьбы. Если крайне правые в глазах основной массы европейцев являются маргиналами, цепляющимися за устаревшие принципы и пытающимися повернуть течение истории вспять, то крайне левые по степени радикальности и прогрессивности лозунгов дадут фору многим умеренным собратьям по Европарламенту. Они активно поддерживают борьбу за права меньшинств и выступают за политику открытых дверей для мигрантов и беженцев, своим примером демонстрируя, что для того, чтобы дружить и сотрудничать с Москвой, вовсе не обязательно быть консерватором.

Лейборист-социалист

С соседями «Объединенных левых» по скамьям и одной из крупнейших групп Европарламента — «Прогрессивным альянсом социалистов и демократов» — ситуация куда сложнее. Значительную роль там играют британские лейбористы, с которыми у Москвы издавна были непростые отношения. С одной стороны, в СССР их критиковали как соглашателей, утверждая, что буржуазия использует их, чтобы держать под контролем рабочее движение. С другой стороны, именно при лейбористах отношения Москвы и Лондона всегда заметно теплели. В 1990-х, однако, к власти в Британии пришли «новые лейбористы» Блэра, которые дали фору даже старым консерваторам: они следовали в фарватере американской политики, с готовностью участвуя в агрессии против Югославии и вторжении в Ирак.

Однако Джереми Корбин сумел сломать привычные стереотипы. Он обвинил НАТО в кризисе на Украине и заявил, что действия России «не были неспровоцированными», — учитывая настроения британского истеблишмента, даже эта сдержанная формулировка прозвучала как гром среди ясного неба. «Возможно, принятие бывших стран Варшавского договора в НАТО было ошибкой, — сказал Корбин. — Экспансия НАТО вызвала ответную экспансию России, которая лишь копирует действия блока».

После этого на Корбина обрушился шквал критики, и политик счел необходимым прояснить свою позицию. «Я не восхищаюсь внешней политикой Путина и не поддерживаю ее, — заявил Корбин, — равно как и любую экспансию — проводит ли ее Россия или кто-нибудь еще». Но при этом новый лидер лейбористов упрямо продолжает утверждать, что кризис на Украине — результат необдуманных американских действий, и выступает за выход Британии из НАТО — или, по крайней мере, за ограничение ее участия в блоке, а также за нормализацию отношений с Россией и отказ от бомбардировок Сирии.

Джереми Корбин выступает на встрече под лозунгом «Руки прочь от Ливии», 2011 год

Джереми Корбин выступает на встрече под лозунгом «Руки прочь от Ливии», 2011 год

Фото: l94 / Zuma / Global Look

Невзирая на свои нетрадиционные для британской политики взгляды, Корбин одержал сокрушительную победу на выборах лидера партии: его кандидатуру поддержали почти 60 процентов лейбористов. После оглашения результатов премьер-консерватор Дэвид Кэмерон написал в своем микроблоге в Twitter: «Отныне лейбористская партия стала угрозой нашей национальной и экономической безопасности, а также безопасности ваших семей». Российское посольство не упустило случая подпустить шпильку главе кабинета королевства, разместив в своем блоге запись: «Просто представьте себе заголовки в британских СМИ, если бы российский президент назвал главную оппозиционную партию угрозой национальной безопасности». Англичане оценили остроумие по достоинству: ответ собрал 11 тысяч ретвитов. Посол России в Великобритании Александр Яковенко поздравил нового лидера лейбористов с победой: «Поздравления Джереми Корбину. Надеюсь на позитивные изменения с точки зрения диалога, в том числе по поводу наших отношений».

Оппозиция смягчает сердца

Позиция Корбина могла бы показаться исключением: в конце концов, он до недавнего времени не входил в руководство партии и считался политическим маргиналом, неизменно голосуя в парламенте вразрез с генеральной линией. Даже в кандидаты на пост лидера лейбористов его включили для того, чтобы обеспечить широту дискуссии. Но и коллеги лейбористов по социал-демократическому блоку в Европарламенте демонстрируют куда меньшую агрессивность и большую готовность к конструктивной дискуссии, чем центристские и правоцентристские партии.

Так, глава немецких социал-демократов и министр экономики Германии Зигмар Габриэль известен как последовательный противник ужесточения антироссийских санкций. Он неоднократно заявлял, что новые ограничения лишь ухудшат ситуацию, что НАТО необходимо прекратить «бряцать оружием у русских границ», а вместо этого нужно искать политическое решение вопроса. Аналогичных взглядов придерживается и нынешний итальянский премьер — социал-демократ Маттео Ренци, чья Демократическая партия вместе с СДПГ и Лейбористской партией Великобритании составляет большую тройку, на которой держится вся левоцентристская группа в Европарламенте.

Зигмар Габриэль и Ангела Меркель

Зигмар Габриэль и Ангела Меркель

Фото: Kay Nietfeld / dpa / Global Look

Тем не менее обольщаться не стоит: как показывает практика, лучше всего социал-демократы относятся к России, находясь в оппозиции. Оказавшись у руля, они вынуждены следовать привычным курсом, проложенным предыдущими правительствами, лишь слегка корректируя его. Лучшим примером являются норвежские лейбористы: их лидер Йонас Гар Стёре, занимавший пост главы МИД с 2005 по 2012 год, вел себя достаточно жестко, допуская порой резкие высказывания типа «Россия не является нормальным, стабильным, надежным, предсказуемым государством». Однако стоило Стёре оказаться в оппозиции, как его риторика значительно смягчилась: он теперь размышляет о том, что Норвегия и Россия должны улучшать отношения, что Россия не представляет опасности для Норвегии и что Запад сам в известной степени оттолкнул Россию, готовую к сотрудничеству.

Разумеется, победа Корбина не изменит кардинально расклад сил в Европе и не заставит ЕС отменить санкции против России. Однако сам факт прихода его к руководству Лейбористской партией вкупе с последовательно пророссийской позицией «Объединенных левых» и готовностью остальных социал-демократов к диалогу показывает, что европейские партии левого фланга могут в будущем стать для Москвы если не союзниками, то конструктивными партнерами.

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.