Больше интересных новостей у нас во ВКонтакте
Новости партнеров

Поствоенный синдром

Для чего СБУ обвинила Россию в покушении на Авакова

Арсен Аваков
Фото: РИА Новости

Советник главы Службы безопасности (СБУ) Юрий Тандит 15 сентября в эфире телекомпании «112 Украина» выступил с заявлением о том, что спецслужба выявила всех причастных к подготовке покушения на министра внутренних дел страны Арсена Авакова. По данным СБУ, в нем участвовали представители добровольческого батальона «Слобожанщина» и бойцы патриотической организации «Оплот», которые осуществляли планирование на территории России. «Лента.ру» задумалась, для чего киевские власти увязали между собой две враждующие организации и к каким последствиям это может привести.

Ряд покушений

О раскрытом на стадии подготовки покушении на министра внутренних дел Украины сотрудники СБУ сообщили еще 11 сентября — в официальном заявлении спецслужбы не фигурировало никаких особенных подробностей. «В результате спецоперации правоохранители разоблачили преступную группу, которая готовила убийства высокопоставленных чиновников милиции, народного депутата, волонтеров и бизнесменов», — говорилось в сообщении. По данным СБУ, «у злоумышленников изъят большой арсенал оружия: четыре мины МОН-50, 67 гранат, четыре гранатомета РПГ-22, три автомата Калашникова, винтовка Мосина, дробовик Mossberg, более двух килограммов тротила в шашках, 18 электродетонаторов, приборы ночного видения, оптические прицелы, бинокли, дальномер, более пяти тысяч патронов различных калибров, холодное оружие, глушители и магазины к автоматам».

Чуть позже ситуацию прокомментировал сам Аваков, который и назвал имя главного подозреваемого — командира батальона «Слобожанщина» Андрея Янголенко. Согласно официальной версии, группа, которую возглавлял руководитель «Слобожанщины», готовила ряд покушений — причем не только на министра внутренних дел, но и на командира батальона «Азов» Андрея Билецкого, советника главы МВД Всеволода Кожемяко и командира роты «Восточный корпус» Олега Ширяева. По данным украинской «Комсомольской правды», задержание происходило в главном управлении милиции Харьковской области, куда командира батальона вызвали на совещание.

Насколько можно судить из заявлений, министр внутренних дел не был удивлен тем, что покушением на него руководил один из командиров батальона, входящего в структуру МВД. Более того, назвал происходящее «поствоенным синдромом»: «Это проблема человека, пришедшего с войны». Уже 14 сентября суд выдал санкцию на арест Янголенко, тем самым подтвердив обоснованность выдвинутых против командира добровольческого батальона обвинений. Почти сразу на харьковских ресурсах появились материалы, в которых самые разные люди выражали легкое недоумение в связи с происходящим: биография Янголенко не слишком располагает к сомнениям в его благонадежности.

«Слобожанщина» и «Оплот»

Батальон «Слобожанщина» был создан весной 2014 года, на волне увлечения украинцев различного рода добровольческими подразделениями, однако в отличие от большинства подобных объединений военизированная структура была сформирована на базе министерства внутренних дел, под личным кураторством Арсена Авакова. До определенного момента батальон трудно было заподозрить в симпатиях к радикальным организациям неонацистского толка — созданная патрульно-постовая служба на основе гражданских формирований (по характеристике Авакова), «Слобожанщина» получала помощь от заинтересованных лиц и из бюджета Харьковской области и редко выезжала дальше стрельбищ.

Ситуацию не очень изменила даже отправка батальона в зону АТО (антитеррористической операции, как в Киеве называют боевые действия на юго-востоке Украины): на протяжении первых месяцев лета бойцы спецподразделения охраняли административные границы Донецкой и Луганской областей и были довольно далеко от фронта. Позже они все-таки приняли участие в ряде операций, засветились в скандале с кражей полученной от волонтеров помощи, мародерстве и преступлениях против мирных жителей. Спустя два месяца батальон отправили обратно в Харьковскую область, однако советник министра внутренних дел потом заверит, что только благодаря усилиям «Слобожанщины» Волноваха не оказалась в руках ополченцев.

К настоящему времени выдвинуто несколько версий происходящего. Самая интересная принадлежит супруге арестованного командира Инне Янголенко, которая отметила, что это не первая попытка уничтожения батальона «Слобожанщина». Женщина обвинила следственные органы в том, что они подбросили оружие в квартиру Янголенко, и напомнила, что ее мужа уже пытались убить: 6 марта 2015 года на одной из улиц Харькова взорвали автомобиль, в котором находились супруги Янголенко, в результате чего оба получили ранения различной степени тяжести.

Версия жены арестованного харьковского комбата лучше других укладывается в политический контекст происходящего на Украине: понятно, что обвинение знаменитого командира военизированной структуры, входящей в сферу интересов МВД, бьет по самому Авакову, которого администрация президента уже долгое время пытается отправить в отставку. Дело в том, что глава МВД считается чиновником, близким к нынешнему премьеру Арсению Яценюку, а кроме того — крайне раздражает националистов.

Гораздо больше вопросов вызывает информация, опубликованная 15 сентября — об участии в покушении лидера «Оплота» — харьковской организации, которая с 2010 года занималась защитой советских памятников от вандалов и основной своей целью заявляла помощь семьям погибших или получивших ранения сотрудников милиции и военнослужащих. Разветвленная структура «Оплота» включала шесть дочерних организаций, однако основным направлением приложения сил активистов была общественная деятельность, которая сильно активизировалась с началом Евромайдана.

Среди сторонников организации было немало и довольно специфических активистов — постоянных посетителей спортивного клуба с одноименным названием «Оплот». Еще в феврале 2014 года глава «Оплота» Евгений Жилин утверждал, что организация насчитывает порядка 350 членов, и более 2000 сторонников по всей Украине. Неудивительно, что именно «Оплот» стал активным поставщиком так называемых «титушек», выступавших в поддержку власти Виктора Януковича во время беспорядков в Киеве. Соответствующим образом бойцы «Оплота» проявили себя и в ходе отторжения Донбасса от остальной территории Украины, принимая участие в боях на юго-востоке Украины на стороне ополченцев.

Все против всех

Обвинение в совместных действиях, выдвинутое против двух крупных военизированных группировок, которые к тому же не только враждуют, но и дислоцируются в одном городе, можно было бы списать на неуемную фантазию следователей из Службы безопасности, если бы не один важный момент. Несколько крупных украинских информационных ресурсов, в том числе «Обозреватель», опубликовали информацию о том, что формальным поводом для ареста командира «Слобожанщины» стал донос одного из бойцов «Оплота».

После того как эти данные получили распространение на городских ресурсах Харькова, стал понятен масштаб замысла. Обе полувоенные и довольно хорошо вооруженные организации, напомним, не только придерживаются прямо противоположных политических взглядов, но и имеют непосредственное отношение к структуре МВД. Один этот факт автоматически означает, что любой конфликт между представителями двух враждующих группировок (а особенно — вооруженный и с большим количеством жертв) может привести к увольнению главы МВД, который не контролирует ситуацию в собственных добровольческих батальонах. А в том, что такой конфликт назревает, сомнений уже нет.

Дело в том, что на свободе остается родной брат главы батальона «Слобожанщина» — Сергей Янголенко, который до 12 сентября был командиром «добровольческого» батальона патрульной службы милиции особого назначения «Харьков-1». Эта военизированная структура — в некотором роде близнец «Слобожанщины»: сегодня этот батальон решает ряд тактических задач на блокпостах вокруг Харькова и на границе с Россией, а его группа быстрого реагирования патрулирует один из районов города. Сергея Янголенко после задержания брата почти сразу отстранили от должности, но фактически командир «Харькова-1» сохраняет влияние и широкие возможности для ответных действий. Есть и психологический момент: бывшие сотрудники правоохранительных органов прекрасно осведомлены, чем занимаются их коллеги, — то есть у бойцов «Слобожанщины» и «Харькова-1» будет большой соблазн свести счеты с бойцами «Оплота».

Это означает, что Харьков находится на пороге войны силовиков, «добровольцев» и патриотов. Причем все это — накануне местных выборов, когда ситуация и без того накалена из-за конфликта политических интересов в городе. Понятно и то, для чего в эту круговерть заранее вписали некие российские интересы: в случае развития событий по негативному кровавому сценарию киевская власть поспешит обвинить Москву в еще одной провокации вблизи от линии фронта.