«Будущее за детскими книжками на картонках»

Какие книги россияне будут читать в кризис

Фото: Кристина Кормилицына / «Коммерсантъ»

На прошедшей в сентябре Московской Международной книжной выставке-ярмарке состоялось традиционное награждение победителей конкурса «Книга года». В номинации «Отпечатано в России» лауреатом стала типография «Парето-Принт». Как печатать в России хорошие книги? Как влияет на отрасль кризис? Что читают люди и на какие книги у них всегда найдутся деньги? На эти и другие вопросы «Ленте.ру» ответил гендиректор типографии Павел Арсеньев.

На конкурсе «Книга года» «Парето-Принт» победила с альбомом «Наше метро», выпущенным к 80-летию московской подземки. Ранее этот фотоальбом был отмечен на национальной выставке-ярмарке «Книги России» и на недавней Пекинской международной книжной выставке-ярмарке.

Кроме того, типография вполне может считать себя причастной к победам еще в четырех номинациях, где лауреатами признаны книги, отпечатанные в «Парето-Принт», включая главную номинацию — «Книга Года» — 12-томное издание «Великая Отечественная война 1941-1945 годов».

Издательско-полиграфический комплекс «Парето-Принт» по объему производства входит в тройку национальных флагманов. А его генеральный директор Павел Арсеньев даже получил от президента России Владимира Путина орден «За заслуги перед Отечеством» второй степени.

О том, как издавать книги в кризис, и о создании идеальной типографии Арсеньев рассказал в интервью «Ленте.ру».

«Лента.ру»: Вы победили с альбомом про московское метро....

Арсеньев: В этот раз показали многое из того, что умеем. И это не только победа в номинации «Отпечатано в России». Мы ведь печатали и главную книгу-победителя, и «Энциклопедию русского авангарда» в двух томах, ставшую лауреатом в номинации «ART-книга», и «Детскую книгу войны», лауреата в номинации «Победа», и учебники по литературе, отмеченные в номинации «Учебники ХХI века».

Создается ощущение, что у вас и конкурентов-то нет.

Есть. В сегменте высококачественных книг это наши коллеги из нескольких лучших европейских типографий, а в сегменте массовой книги — четыре крупнейших российских полиграфкомбината.

Нам удалась сама идея — построить в России современную, качественную и экономически успешную типографию. Сейчас возможность выпускать высококачественные книги на уровне лучших европейских типографий особенно важна — летом прошлого года начался массовый уход российских издательств из зарубежных типографий. К нам первым обращаются в поисках аналогичного качества печати и переплета. Да и для зарубежных заказчиков мы стали очень интересны. В результате у нас в этом году объем производства вырос на 15 процентов относительно аналогичного периода прошлого года.

Не получится ли, что с ростом объема производства изготовленные у вас книги начнут резко уступать по качеству зарубежным аналогам?

Мы следим за развитием ситуации и за тем, что делают наши иностранные конкуренты, обновляем и модернизируем производства, следим за технологическими новинками. Я думаю, мы им не уступим и качество не потеряем.

Что дальше?

Мы уверенно идем на полиграфический рынок стран бывшего Советского Союза. И одна из ближайших наших задач — серьезно расширить нашу долю на этом рынке.

Кроме того, нам очень интересен рынок корпоративной печати — корпоративные издания, годовые отчеты, заказные книги. И конечно, рынок периодики. Здесь по качеству печати, послепечатной отделки и срокам изготовления тиражей мы способны удовлетворить самых взыскательных издателей ежемесячных журналов и корпоративных клиентов.

И еще я вижу будущее за детскими книжками на картонках, в том числе с игровыми элементами. Это растущий сегмент, который не заменить электронными книжками. Такого рода книги сегодня очень популярны на Западе и набирают популярность у нас.

Но где их печатают?

Сегодня российские издатели вынуждены заказывать тиражи в европейских и китайских типографиях. Я хочу создать на предприятии современное высокотехнологичное производство таких книг. Конечно, это потребует дополнительных инвестиций, но детская литература — очень стабильный и растущий сегмент, ее покупают всегда, даже если ужимается «взрослая».

Вы говорите, что кризис вас не затронул. Значит, сокращений в типографии даже в связи с повышением автоматизации не предвидится?

Повышение нашей автоматизации происходит одновременно с увеличением объемов, поэтому у нас стабильная численность — около 700 человек. К тому же мы очень бережно относимся к кадрам — собирали людей, учили их, в том числе и в Европе, и в результате у нас сложился коллектив экстра-класса.

Какие книги, выпущенные вашей типографией, кроме уже названных, вы считаете большой удачей?

Мы напечатали очень красивый альбом «Победа» с военными рисункам и карикатурами из выпусков журнала «Крокодил» 1941-1945 годов, сложный в исполнении и художественно очень хорошо сделанный для РЖД фотоальбом «Россия из окна поезда», составленный из фотографий знаменитого фотохудожника Антона Ланге. В этом же ряду подарочное издание к юбилею Внешэкономбанка, необычная по дизайну книга к юбилею издательского дома «Коммерсантъ», альбом «Тыва — фронту», очень красивые книги «Москва — памятники и святыни» и «Европейская охота и оружие». А еще замечательный альбом, также носящий название «Победа», но посвященный одноименному автомобилю, главенствующему в отечественном автопроме целых 15 лет после окончания Великой Отечественной войны, и о послевоенном времени.

Повлиял ли как-то на отрасль кризис?

Мы не испытываем проблем с заказами, наши объемы, как я уже говорил, растут за счет быстрого реагирования на изменение ситуации. Но традиционный книжный рынок уменьшается, свободных денег в кошельках у читателей меньше, а пока какой-то существенной поддержки, к сожалению, у отрасли нет.

Сейчас готовится решение о снижении пошлины на ввозимую в страну бумагу. Это бы немного разрядило ситуацию. Но вместе с тем есть проблема и с нашими «бумажниками». Почти во всех бумажных комбинатах страны в той или иной мере присутствует иностранный капитал. Он и европейский рынок диктуют цены на бумагу. Поэтому наши бумажники стремятся поднимать свои цены в рублях вместе с ростом курса валют.

На взгляд специалистов, и я присоединяюсь к этой точке зрения, нужна заградительная пошлина на вывоз офсетной бумаги из России. Это помогло бы сдержать рост цен на книги и учебники, сохранить объем рынка и избежать сокращения рабочих мест в полиграфической отрасли. Но, к сожалению, пока бумажное лобби сильнее, и цены на отечественную бумагу растут.
И еще, конечно, удивляет, что в нынешней ситуации украинские типографии по-прежнему загружены заказами российских издательств, часть тиражей оплачиваются бюджетными деньгами. Финансирование украинского бюджета через полиграфию с картинкой в телевизионных новостях и главных ток-шоу у меня как-то не совмещается.