Почему Габон не Украина

Что общего у стран Восточной Европы и Центральной Африки

Фото: Daniel Riffet / Photononstop / Corbis

На прошлой неделе губернатор Одесской области Михаил Саакашвили, характеризуя экономическую ситуацию на Украине, сравнил свою новую родину с Габоном. Сравнение выглядит нелестным для украинского государства, однако на самом деле обижаться не на что — Габон куда богаче, и там совершенно другая структура экономики, напоминающая некоторые государства бывшего СССР.

Габон — самая богатая страна Черной Африки за вычетом микрогосударств вроде Экваториальной Гвинеи, Сан-Томе и Принсипи. По данным на 2014 год, ВВП на душу населения — 10,8 тысячи долларов (по текущему обменному курсу). В относительной близости по этому показателю — только Ботсвана (7,5 тысячи долларов) и ЮАР (6,5 тысячи). По национальному доходу Габон скорее напоминает страны Восточной Европы (из тех, что победнее) и некоторые государства Восточной Азии, чем Африку южнее Сахары.

ВВП Украины на душу населения — 3,1 тысячи долларов. Россия (13 тысяч долларов) и Казахстан (12,1 тысячи долларов) куда ближе к Габону.

Роднит Габон с Россией и Казахстаном и структура экономики. Габон — типичное сырьевое государство (что само по себе вовсе не плохо, Австралия, Канада и Норвегия тоже относятся к этой категории). Нефтяной сектор — 50 процентов ВВП, и около 80 процентов экспорта. В России — 18 и 68 процентов соответственно, если считать нефтепродукты (без них второй показатель — около 50 процентов). Экономика, соответственно, сильно зависит от цен на нефть.

Впрочем, и до открытия нефтяных месторождений в 1960-х годах экономика Габона ориентировалась на экспорт сырья, прежде всего древесины и марганца (Габон — один из ведущих поставщиков этого металла в мире). Но, разумеется, углеводороды — совсем другое дело. Благодаря нефти Габон быстро выбился в африканские экономические лидеры. У других стран Центральной Африки практически нет шансов достичь габонского уровня жизни в ближайшем будущем.

А вот сельское хозяйство, на которое до сих пор полагаются в Африке, в Габоне отстает. Это связано с тем, что животноводство в стране крайне затруднено из-за мухи цеце. Что в свою очередь негативно сказывается на урожайности, поскольку не хватает удобрений. Габон даже при относительно небольшом населении и приличной территории не может и думать о том, чтобы зарабатывать за счет сельскохозяйственного экспорта. Между тем и Украина, и Россия, и Казахстан — крупные экспортеры продовольствия, главным образом зерна.

Что касается финансовой и бюджетной системы, то она, скорее, скопирована с государств Персидского залива. Действует прогрессивная шкала подоходного налога с максимальной ставкой в 35 процентов (в России — 13 процентов, на Украине — 20 процентов). МВФ и другие международные организации неоднократно критиковали Либревиль за проциклическую политику (то есть активную трату нефтегазовых доходов в период экономического роста). Тем не менее по итогам прошлого года ВВП страны по-прежнему показывал стремительный рост (5,1 процента), чего нельзя сказать о тройке крупнейших экономик бывшего СССР. Хотя в 2015 году из-за обвала цен на нефть в Габоне также ожидается спад.

Несмотря на явные успехи, Габон трудно считать образцом для подражания. Сравнительно высокий ВВП на душу населения компенсируется сильным социальным расслоением. Коэффициент Джини (показатель неравенства между самыми богатыми и самыми бедными слоями населения) — 41,5. Это примерно столько же, сколько и в большинстве соседних государств Африки, и чуть больше, чем в России (40 пунктов). У небогатой Украины с этим дела обстоят куда лучше — 28.

В 1990-е годы Габон, как и Украина с Россией, переживал трудные времена. Государству пришлось несколько раз отсрочить платежи кредиторам, фактически допустив дефолт. В 1994-м произошла масштабная девальвация франка КФА (общей валюты нескольких государств Центральной Африки). Ситуация улучшилась в 1999 году, когда цены на нефть начали расти. То же самое можно сказать и о России.

И еще один показатель, который нельзя не упомянуть. Коррупция в стране зашкаливает, что признают все международные организации, включая МВФ и Transparency International. Но индекс экономической свободы (по версии Фонда наследия) достаточно высок, по крайней мере, страна не на дне списка. В 2014 году Габон занял 104-е место, Россия расположилась на 143-м, а Украина и вовсе на 162-м. Казахстан — на 69-м. Правда, данный рейтинг весьма специфичен, поскольку экономическая свобода и высокий уровень жизни далеко не всегда взаимосвязаны.

Если подвести итог, то можно констатировать, что сравнение Украины именно с Габоном, прозвучавшее из уст Саакашвили, не самое удачное. Даже аналогия Габона и Казахстана была бы более уместна — при многочисленных оговорках. Украину было бы логичнее сравнить с ЮАР. Хотя многие проблемы, свойственные государствам Африки и Азии, действительно присущи и беднейшим странам Восточной Европы. Тем более важно учиться на пока немногочисленных «историях успеха» отдельных государств в этих регионах.

подписатьсяОбсудить
Казни сирийские
Участники войны в Сирии соревнуются друг с другом в изощренности пыток
Триумф старости
Что общего у Brexit и выборов президента США
A man prays beside flowers laid in front of the Olympia shopping mall, where yesterday's shooting rampage started, in Munich, Germany July 23, 2016. REUTERS/Arnd Wiegmann     TPX IMAGES OF THE DAY      - RTSJCX2Рассыпающаяся реальность
Теракт в Мюнхене как признак прощания со старой Европой
Police at the scene of a security operation in the Brussels suburb of Molenbeek in Brussels, Belgium, March 18, 2016. Единое пространство недоверия
Почему европейские спецслужбы не могут вместе бороться с терроризмом
Метры у метро
Московские новостройки, рядом с которыми скоро откроют станции подземки
Тиснули на славу
Как выглядит первое в мире здание, напечатанное на 3D-принтере
Вот это номер!
«Тайный арендатор» в многофункциональном комплексе «Ханой-Москва»
Жить стало веселее
Новая редакция «сталинского рая» на ВДНХ
Любовь по залету
Аэропорты мира, которые не захочется посещать добровольно
Rolling Acres Огайо, СШАЗакрыто навсегда
Как выглядят торговые центры-«призраки», потерявшие покупателей